Зачем Израилю ракетные войска - АНАЛИЗ

18_02_12_1518434757.jpg
Прочитано: 829     16:41     12 ФЕВРАЛЯ 2018    
Armiya.az вниманию читателей аналитический материал, автором которого является Александр Гольденштейн, опубликованный в "Иносми":

«Начиная с 50-х годов оборонная доктрина Израиля строилась на одном единственном факторе: на абсолютном превосходстве наших ВВС. Мы знали, или думали, что знаем, что у нас есть могучие ВВС, которые решат в нашу пользу исход любой войны».
Авигдор Либерман


Одной из причин трагедии Второй Ливанской войны практически все политические и военные комментаторы называли именно слепую веру в наши военно-воздушные силы. Начальник Генштаба Дан Халуц, первый главнокомандующий-военлет, не смог правильно оценить значение сухопутной фазы операции, и, в частности, запоздал с началом наземной операции в Ливане и допустил неразбериху в руководстве действиями войск.

О том, что Халуц — смелый солдат, знали все. В Войне Судного дня он отличился, сбив три вражеских истребителя МиГ-21. Дураком его тоже никто не посмел бы назвать, Гарвардский университет дураков не принимает. Проблема Халуца была лишь в том, что как летчик «до мозга костей», он все воспринимал сквозь вышеупомянутую призму превосходства ВВС. О том, что солдатам-пехотинцам, равно, как и резервистам, надо иметь нормальное вооружение, а также время от времени питаться, он не задумывался. Десятки лет он повторял тысячи раз одну и ту же мантру «наши ВВС непобедимы, и они нас спасут». Другой мысли в его голове просто быть не могло.

В начале месяца министр обороны Авигдор Либерман заявил о создании ракетных войск. Быть может, кого-то это удивит, но в Израиле до сих пор их не было — есть лишь артиллерия, к которой приписаны ракетные установки М270 (американские РСЗО фирмы «Локхид Мартин» (Lockheed Martin)). По замыслу министра, которого поддержал начальник Генштаба генерал-лейтенант Гади Айзенкот, в первую очередь новые войска получат современные сверхточные ракеты малой и средней дальности (150-300 км).

Вот уже много лет против ракетных войск в первую очередь выступают генералы от авиации. Зачем тратить огромные средства на развитие новых формирований? Отдайте их нам, и мы всех победим с воздуха. Фиаско войны 2006 года их ничему не научило, увы. Печальный опыт бравого Дана Халуца их тоже ничему не научил. Они тоже продолжают твердить как заведенные: наши летчики всех разобьют в пух и прах, все остальное — мелочи, суета сует.

Однако, важно заявить во всеуслышание — ни в коем случае не преуменьшая возможности наших ВВС, одних из лучших в мире — одними только самолетами безопасность страны не обеспечишь. Военный обозреватель «Едиот Ахронот» Алекс Фишман пишет, что около пяти лет назад эта простая истина дошла и до нашего военного руководства, ведь соседние страны, в первую очередь Иран, обзавелись точными ракетами. В течение ближайшего десятилетия на территории одного лишь Ливана будут около тысячи точных ракет, которые в нужный момент «накроют» наши командные пункты, взлетные полосы, стратегические склады и т.д. Одними самолетами это не остановить.

Примечательно, что еще 13 лет назад все тот же Либерман писал в своей книге, что «арабские страны оснастились самым современным ракетным оружием всех видов, вследствие чего способность наших ВВС решить исход войны значительно снизилась. Большинство из нас этого попросту не осознает». Получается, до него эта простая истина дошла лет на 6-8 раньше, чем до наших генералов? Как такое возможно? Почему Либерман — гражданское лицо — понимает это, а наши генералы — нет? Почему бывший министр обороны Амир Перец понимал потребность страны в противоракетной системе «Железный купол», а генералы были против?

Главное проблемой любого министра обороны из бывших генералов (от Эхуда Барака и до Шауля Мофаза, от Моше Яалона и до Ицхака Мордехая) заключается в том, что заняв этот сверхважный и сверхответственный пост, они продолжают думать, как генералы. Во главе Генштаба стоит генерал-лейтенант, вот они и мнят себя генерал-полковниками. Они смотрят на все глазами вояки, позабыв о том, что министр обороны — это не военная должность. Министр обороны должен думать и о том, как защитить тыл, как не допустить технологического отставания, как подготовить армию к будущим десятилетиям.

Именно потому, что Амир Перец был гражданским лицом, жителем юга, он подумал, что никакие новые самолеты не спасут Израиль, если в тылу будут рваться ракеты, если гражданское общество будет в состоянии паники. Именно потому, что он не был генералом, Перец настоял на том, чтобы был создан «Железный купол» — чудо современной инженерной мысли, позволивший тылу чувствовать себя в относительной безопасности в ходе последнего противостоянии с ХАМАСом летом 2014-го. Террористы выпускали сотни ракет, а в Израиле люди продолжали ходить в магазины и на пляж, на работу и в кино. Перец, не будучи генералом, просто не успел намертво вбить себе в голову мысль о том, что надо во всем положиться на авиацию.

В Германии, например, министр обороны на протяжение последних шести десятилетий — всегда гражданское лицо. Тогда, в 50-х годах, в их памяти еще был свеж печальный опыт Веймарской республики, когда рейхсвер составлял своего рода «государство в государстве». К чему в итоге привело отчуждение немецкой армии от общества, всем хорошо известно. После 30-40 лет службы солдат, доросший до генерала, уже не помнит, каково это быть гражданским лицом, каково приходится штатским. Кстати, штатские министры обороны были и есть в РФ, Голландии, Норвегии, Италии, ЮАР, Испании, Австралии. Были отличные министры-штатские и в США. Причина всегда одна — для разработки военных операции есть Генштаб. Министр-вояка, как это часто показывается в американских фильмах, смотрит на все сквозь призму генерала, что зачастую приводит к столкновениям между ним и собственно начальником Генштаба. Получается, что он — не государственный муж, не стратег, а лишь еще один генерал, коих в любом Генштаба и так хватает. Именно поэтому Либерман способен выйти за рамки узких и зачастую устаревших концепций, а генерал, не снимавший форму 40 лет — нет.

Израильские военные — одни из лучших в мире. И генералы у нас тоже отменные. Именно поэтому хотелось бы, чтобы пост министра обороны занимало гражданское лицо. Генералы пусть занимаются делами военными, а министр пусть занимается Обороной. Именно этот симбиоз позволяет нашей армии оставаться непобедимой, а обществу — верить в нее, и знать, что там, «наверху», думают не только о танках и самолетах, но и о всех нас. О людях.


Тэги: Израиль  


Лента новостей

Зачем Израилю ракетные войска - АНАЛИЗ

18_02_12_1518434757.jpg
Прочитано: 830     16:41     12 ФЕВРАЛЯ 2018    
Armiya.az вниманию читателей аналитический материал, автором которого является Александр Гольденштейн, опубликованный в "Иносми":

«Начиная с 50-х годов оборонная доктрина Израиля строилась на одном единственном факторе: на абсолютном превосходстве наших ВВС. Мы знали, или думали, что знаем, что у нас есть могучие ВВС, которые решат в нашу пользу исход любой войны».
Авигдор Либерман


Одной из причин трагедии Второй Ливанской войны практически все политические и военные комментаторы называли именно слепую веру в наши военно-воздушные силы. Начальник Генштаба Дан Халуц, первый главнокомандующий-военлет, не смог правильно оценить значение сухопутной фазы операции, и, в частности, запоздал с началом наземной операции в Ливане и допустил неразбериху в руководстве действиями войск.

О том, что Халуц — смелый солдат, знали все. В Войне Судного дня он отличился, сбив три вражеских истребителя МиГ-21. Дураком его тоже никто не посмел бы назвать, Гарвардский университет дураков не принимает. Проблема Халуца была лишь в том, что как летчик «до мозга костей», он все воспринимал сквозь вышеупомянутую призму превосходства ВВС. О том, что солдатам-пехотинцам, равно, как и резервистам, надо иметь нормальное вооружение, а также время от времени питаться, он не задумывался. Десятки лет он повторял тысячи раз одну и ту же мантру «наши ВВС непобедимы, и они нас спасут». Другой мысли в его голове просто быть не могло.

В начале месяца министр обороны Авигдор Либерман заявил о создании ракетных войск. Быть может, кого-то это удивит, но в Израиле до сих пор их не было — есть лишь артиллерия, к которой приписаны ракетные установки М270 (американские РСЗО фирмы «Локхид Мартин» (Lockheed Martin)). По замыслу министра, которого поддержал начальник Генштаба генерал-лейтенант Гади Айзенкот, в первую очередь новые войска получат современные сверхточные ракеты малой и средней дальности (150-300 км).

Вот уже много лет против ракетных войск в первую очередь выступают генералы от авиации. Зачем тратить огромные средства на развитие новых формирований? Отдайте их нам, и мы всех победим с воздуха. Фиаско войны 2006 года их ничему не научило, увы. Печальный опыт бравого Дана Халуца их тоже ничему не научил. Они тоже продолжают твердить как заведенные: наши летчики всех разобьют в пух и прах, все остальное — мелочи, суета сует.

Однако, важно заявить во всеуслышание — ни в коем случае не преуменьшая возможности наших ВВС, одних из лучших в мире — одними только самолетами безопасность страны не обеспечишь. Военный обозреватель «Едиот Ахронот» Алекс Фишман пишет, что около пяти лет назад эта простая истина дошла и до нашего военного руководства, ведь соседние страны, в первую очередь Иран, обзавелись точными ракетами. В течение ближайшего десятилетия на территории одного лишь Ливана будут около тысячи точных ракет, которые в нужный момент «накроют» наши командные пункты, взлетные полосы, стратегические склады и т.д. Одними самолетами это не остановить.

Примечательно, что еще 13 лет назад все тот же Либерман писал в своей книге, что «арабские страны оснастились самым современным ракетным оружием всех видов, вследствие чего способность наших ВВС решить исход войны значительно снизилась. Большинство из нас этого попросту не осознает». Получается, до него эта простая истина дошла лет на 6-8 раньше, чем до наших генералов? Как такое возможно? Почему Либерман — гражданское лицо — понимает это, а наши генералы — нет? Почему бывший министр обороны Амир Перец понимал потребность страны в противоракетной системе «Железный купол», а генералы были против?

Главное проблемой любого министра обороны из бывших генералов (от Эхуда Барака и до Шауля Мофаза, от Моше Яалона и до Ицхака Мордехая) заключается в том, что заняв этот сверхважный и сверхответственный пост, они продолжают думать, как генералы. Во главе Генштаба стоит генерал-лейтенант, вот они и мнят себя генерал-полковниками. Они смотрят на все глазами вояки, позабыв о том, что министр обороны — это не военная должность. Министр обороны должен думать и о том, как защитить тыл, как не допустить технологического отставания, как подготовить армию к будущим десятилетиям.

Именно потому, что Амир Перец был гражданским лицом, жителем юга, он подумал, что никакие новые самолеты не спасут Израиль, если в тылу будут рваться ракеты, если гражданское общество будет в состоянии паники. Именно потому, что он не был генералом, Перец настоял на том, чтобы был создан «Железный купол» — чудо современной инженерной мысли, позволивший тылу чувствовать себя в относительной безопасности в ходе последнего противостоянии с ХАМАСом летом 2014-го. Террористы выпускали сотни ракет, а в Израиле люди продолжали ходить в магазины и на пляж, на работу и в кино. Перец, не будучи генералом, просто не успел намертво вбить себе в голову мысль о том, что надо во всем положиться на авиацию.

В Германии, например, министр обороны на протяжение последних шести десятилетий — всегда гражданское лицо. Тогда, в 50-х годах, в их памяти еще был свеж печальный опыт Веймарской республики, когда рейхсвер составлял своего рода «государство в государстве». К чему в итоге привело отчуждение немецкой армии от общества, всем хорошо известно. После 30-40 лет службы солдат, доросший до генерала, уже не помнит, каково это быть гражданским лицом, каково приходится штатским. Кстати, штатские министры обороны были и есть в РФ, Голландии, Норвегии, Италии, ЮАР, Испании, Австралии. Были отличные министры-штатские и в США. Причина всегда одна — для разработки военных операции есть Генштаб. Министр-вояка, как это часто показывается в американских фильмах, смотрит на все сквозь призму генерала, что зачастую приводит к столкновениям между ним и собственно начальником Генштаба. Получается, что он — не государственный муж, не стратег, а лишь еще один генерал, коих в любом Генштаба и так хватает. Именно поэтому Либерман способен выйти за рамки узких и зачастую устаревших концепций, а генерал, не снимавший форму 40 лет — нет.

Израильские военные — одни из лучших в мире. И генералы у нас тоже отменные. Именно поэтому хотелось бы, чтобы пост министра обороны занимало гражданское лицо. Генералы пусть занимаются делами военными, а министр пусть занимается Обороной. Именно этот симбиоз позволяет нашей армии оставаться непобедимой, а обществу — верить в нее, и знать, что там, «наверху», думают не только о танках и самолетах, но и о всех нас. О людях.


Тэги: Израиль