Вместо ареста лидеров карабахских сепаратистов, Москва приказала нам не превышать полномочия - ЭКСКЛЮЗИВ

2018/02/карабах2_1518435102.jpg
Прочитано: 2884     19:35     12 ФЕВРАЛЯ 2018    

Ровно 30 лет назад, 12 февраля 1988 года, на территории Азербайджана открыто поднял голову армянский сепаратизм (подспудно он существовал всегда, но вырвался наружу именно в феврале 1988 года). Несмотря на то, что азербайджанцы жили с иллюзией о нерушимой дружбе народов, дружили и даже роднились с армянами, последние, как вскоре стало известно, уже не один год носили камень за пазухой, выжидая удобного момента для предъявления Азербайджану территориальных претензий и отторжения одного из самых прекрасных уголков нашей республики – тогдашнюю Нагорно-Карабахскую автономную область (ныне – оккупированный ВС Армении Нагорно-Карабахский регион Азербайджана).

К февралю 1988 года мы, рядовые жители, еще не знали о том, что эмиссары идеологов армянского сепаратизма собирали деньги, в том числе, с проживавших в Азербайджане состоятельных армян, на приобретение оружия, подкуп военных, сотрудников госбезопасности, редакторов СМИ и чиновников в Москве. Уже были первые беженцы-азербайджанцы из Армении, а впереди были внеочередная сессия облсовета, поставившая вопрос о передаче НКАО в состав Армении, организованные армянскими националистами события в Сумгайыте и самый жестокий конфликт на постсоветском пространстве. Однако, в отличие от рядовых граждан, в ЦК Компартии Азербайджана уже было известно о тревожных импульсах, исходивших из НКАО – с конца 1987 – начала 1988 года в Баку потоком стала поступать информация об угрозах в адрес проживавших в Армении и Карабахе азербайджанцах, о попытках националистов вывести карабахских армян на улицы с требованием передачи области из состава Азербайджана в состав Армении. Не могли в Баку не обратить внимание и на заявление в ноябре 1987 года в Париже советника генсека ЦК КПСС Абеля Аганбегяна о том, что «Карабах больше связан с Арменией, нежели с Азербайджаном».

В такой ситуации руководство Азербайджана в лице первого секретаря ЦК КП Кямрана Багирова не могло оставаться безучастным и предприняло попытку погасить негативные процессы в НКАО. Для этого в область была направлена партийная делегация во главе с тогдашним вторым секретарем ЦК КП Азербайджана Василием Коноваловым (годы работы в Азербайджане: 1983-1988) и заведующим отделом административных органов ЦК КП Азербайджана Магомедом Асадовым (будущий министр внутренних дел Азербайджана, погиб в результате теракта 20 ноября 1991 года в небе над Гаракендом). О том, что происходило в те дни в Нагорном Карабахе, редакции Armiya.az рассказал проживающий в Москве Василий Николаевич Коновалов. Несмотря на преклонный возраст – 92 года – он хорошо помнит годы своей работы в нашей стране и как карабахские сепаратисты "взорвали" область.



- 9 или 10 февраля 1988 года меня и Магомеда Асадова вызвал Кямран Мамедович и порекомендовал отправиться в НКАО для организации встречи с местным партийно-хозяйственным активом, - рассказал В. Коновалов. - Нам поручили призвать местных руководителей к порядку и недопущению дальнейшего распространения сепаратистских настроений. Мы чувствовали, что готовится что-то нехорошее, но понять, что именно и масштаб надвигавшейся катастрофы еще не могли. Поняли мы это уже вскоре, по приезду в область.

12 февраля мы провели в Степанакерте (ныне – Ханкенди) заседание партийного актива, была проведена соответствующая разъяснительная работа с руководителями хозяйствующих субъектов области. Мы приводили конкретные цифры, доказывавшие, что автономная область живет не хуже, а даже лучше соседних районов Азербайджана, что исторически, экономически и культурно Карабах связан с Азербайджаном, а не с Арменией. И вы знаете, вроде бы на словах все с нами согласились и даже осудили экстремистски настроенные элементы, желавших дестабилизации в области.

Однако затем стали происходить непонятные вещи. Вдруг выяснилось, что первый секретарь Степанакертского горкома пожаловался в Москву на то, что, мол, прибывшее из Баку высокое начальство осуществляет в области репрессии. Реакция союзного Центра была мгновенной – мне и Асадову было рекомендовано решать все проблемы партийными методами!? Тут бы войска ввести для наведения порядка и пригласить из Баку и Москвы следственные бригады для проведения тщательного расследования, ареста лидеров сепаратистского движения, а нам говорят – не превышайте полномочия. А затем и вовсе пришел приказ – покинуть область. Хотя уже 13 февраля начались незаконные митинги в Степанакерте, организованные экстремистами. Нужно было срочно действовать, причем, силовыми методами, но союзный Центр медлил, не решался на силовую акцию.



И хотя на словах Москва призывала к спокойствию и четко заявила, что насильственной перекройки границ республик не допустит, тем не менее, столь драгоценное время ускользало от нас – мы видели, что популистские лозунги экстремистов завоевывают все больше и больше людей в области. Баку был готов решительными действиями навести порядок, но вместо этого Москва сменила опытного Кямрана Багирова в Азербайджане, а Карена Демирчяна в Армении. Осенью 1988 года и меня отозвали в Москву. Вот так был затянут узел Карабахского конфликта, которому в этом месяце исполняется 30 лет, - рассказал В. Коновалов.

Бахрам Батыев


Тэги: Карабах  


Лента новостей

Вместо ареста лидеров карабахских сепаратистов, Москва приказала нам не превышать полномочия - ЭКСКЛЮЗИВ

2018/02/карабах2_1518435102.jpg
Прочитано: 2885     19:35     12 ФЕВРАЛЯ 2018    

Ровно 30 лет назад, 12 февраля 1988 года, на территории Азербайджана открыто поднял голову армянский сепаратизм (подспудно он существовал всегда, но вырвался наружу именно в феврале 1988 года). Несмотря на то, что азербайджанцы жили с иллюзией о нерушимой дружбе народов, дружили и даже роднились с армянами, последние, как вскоре стало известно, уже не один год носили камень за пазухой, выжидая удобного момента для предъявления Азербайджану территориальных претензий и отторжения одного из самых прекрасных уголков нашей республики – тогдашнюю Нагорно-Карабахскую автономную область (ныне – оккупированный ВС Армении Нагорно-Карабахский регион Азербайджана).

К февралю 1988 года мы, рядовые жители, еще не знали о том, что эмиссары идеологов армянского сепаратизма собирали деньги, в том числе, с проживавших в Азербайджане состоятельных армян, на приобретение оружия, подкуп военных, сотрудников госбезопасности, редакторов СМИ и чиновников в Москве. Уже были первые беженцы-азербайджанцы из Армении, а впереди были внеочередная сессия облсовета, поставившая вопрос о передаче НКАО в состав Армении, организованные армянскими националистами события в Сумгайыте и самый жестокий конфликт на постсоветском пространстве. Однако, в отличие от рядовых граждан, в ЦК Компартии Азербайджана уже было известно о тревожных импульсах, исходивших из НКАО – с конца 1987 – начала 1988 года в Баку потоком стала поступать информация об угрозах в адрес проживавших в Армении и Карабахе азербайджанцах, о попытках националистов вывести карабахских армян на улицы с требованием передачи области из состава Азербайджана в состав Армении. Не могли в Баку не обратить внимание и на заявление в ноябре 1987 года в Париже советника генсека ЦК КПСС Абеля Аганбегяна о том, что «Карабах больше связан с Арменией, нежели с Азербайджаном».

В такой ситуации руководство Азербайджана в лице первого секретаря ЦК КП Кямрана Багирова не могло оставаться безучастным и предприняло попытку погасить негативные процессы в НКАО. Для этого в область была направлена партийная делегация во главе с тогдашним вторым секретарем ЦК КП Азербайджана Василием Коноваловым (годы работы в Азербайджане: 1983-1988) и заведующим отделом административных органов ЦК КП Азербайджана Магомедом Асадовым (будущий министр внутренних дел Азербайджана, погиб в результате теракта 20 ноября 1991 года в небе над Гаракендом). О том, что происходило в те дни в Нагорном Карабахе, редакции Armiya.az рассказал проживающий в Москве Василий Николаевич Коновалов. Несмотря на преклонный возраст – 92 года – он хорошо помнит годы своей работы в нашей стране и как карабахские сепаратисты "взорвали" область.



- 9 или 10 февраля 1988 года меня и Магомеда Асадова вызвал Кямран Мамедович и порекомендовал отправиться в НКАО для организации встречи с местным партийно-хозяйственным активом, - рассказал В. Коновалов. - Нам поручили призвать местных руководителей к порядку и недопущению дальнейшего распространения сепаратистских настроений. Мы чувствовали, что готовится что-то нехорошее, но понять, что именно и масштаб надвигавшейся катастрофы еще не могли. Поняли мы это уже вскоре, по приезду в область.

12 февраля мы провели в Степанакерте (ныне – Ханкенди) заседание партийного актива, была проведена соответствующая разъяснительная работа с руководителями хозяйствующих субъектов области. Мы приводили конкретные цифры, доказывавшие, что автономная область живет не хуже, а даже лучше соседних районов Азербайджана, что исторически, экономически и культурно Карабах связан с Азербайджаном, а не с Арменией. И вы знаете, вроде бы на словах все с нами согласились и даже осудили экстремистски настроенные элементы, желавших дестабилизации в области.

Однако затем стали происходить непонятные вещи. Вдруг выяснилось, что первый секретарь Степанакертского горкома пожаловался в Москву на то, что, мол, прибывшее из Баку высокое начальство осуществляет в области репрессии. Реакция союзного Центра была мгновенной – мне и Асадову было рекомендовано решать все проблемы партийными методами!? Тут бы войска ввести для наведения порядка и пригласить из Баку и Москвы следственные бригады для проведения тщательного расследования, ареста лидеров сепаратистского движения, а нам говорят – не превышайте полномочия. А затем и вовсе пришел приказ – покинуть область. Хотя уже 13 февраля начались незаконные митинги в Степанакерте, организованные экстремистами. Нужно было срочно действовать, причем, силовыми методами, но союзный Центр медлил, не решался на силовую акцию.



И хотя на словах Москва призывала к спокойствию и четко заявила, что насильственной перекройки границ республик не допустит, тем не менее, столь драгоценное время ускользало от нас – мы видели, что популистские лозунги экстремистов завоевывают все больше и больше людей в области. Баку был готов решительными действиями навести порядок, но вместо этого Москва сменила опытного Кямрана Багирова в Азербайджане, а Карена Демирчяна в Армении. Осенью 1988 года и меня отозвали в Москву. Вот так был затянут узел Карабахского конфликта, которому в этом месяце исполняется 30 лет, - рассказал В. Коновалов.

Бахрам Батыев


Тэги: Карабах