Мы не могли допустить, чтобы армянские военные пленили мирных азербайджанцев - ИНТЕРВЬЮ

2018/06/9_4588451682_1529494794.jpg
Прочитано: 4369     19:45     20 ИЮНЯ 2018    
«Руководством перед нами была поставлена задача уничтожить вместе с личным составом дислоцированный в направлении села Гюлюстан вражеский разведбатальон».

«Мои братья по оружию стали там шехидами. Я тоже хотел возвыситься до вершины шехидства… У спецназовцев есть один девиз: не попадай в плен».

Участник апрельских боев Эльвин Ибадов родился в 1988 году в селе Алаколь Товузского района. Двенадцать лет своей жизни он посвятил служению Родины в рядах Сил специального назначения Азербайджанской Армии. Он участвовал во многих международных учениях, вместе с товарищами постоянно завоевывая на них первые места. Его успехов не перечесть, не рассказать в одной беседе…


- Какое задание вы получили в апрельских боях (бои, происходившие на линии фронта в апреле 2016 года – ред.)? Как вы выполнили данный вам приказ?

- Как вы знаете, наш враг - армянская армия, часто нарушала режим прекращения огня и обстреливала наши прифронтовые села. Несмотря на неоднократные предупреждения, которые делались Армении, подразделения ее армии снова и снова обстреливали наших мирных жителей. А в тот день вражеские провокации еще больше интенсифицировались. К линии фронта враг стягивал крупные силы, и было ясно, что на этот раз цель врага не только обстрел мирных жителей, но и прорыв вглубь наших территорий. И мы, конечно же, не могли закрыть на это глаза.


В первую очередь нас беспокоил вопрос обеспечения безопасности мирных жителей. Если бы враг продвинулся вперед, то под угрозой оказались бы не только мирные жители: враг разрушил бы их дома, взял бы в заложники их детей. А этого допустить было нельзя.

Высшим руководством перед нами была поставлена задача уничтожить вместе с личным составом дислоцированный в направлении села Гюлистан вражеский разведбатальон. Мы, нанося врагу последовательные и сокрушительные удары, добились этого. И, поскольку мы добились этого, наш флаг был водружен на высоте в направлении села Талыш. На той территории не то что они сами, но даже и их собаки не посмеют теперь высунуть нос.

- Как мы знаем, с первых часов боев вражеская армия не могла устоять под напором нашей Азербайджанской Армии. Скажите, было ли оказано хоть какое-то сопротивление?

- Армяне и тогда знали, и сейчас хорошо знают, что они временно находятся на этих землях. Когда мы перешли в контр-атаку, когда «работали» на их боевых постах, можно сказать, там не было их солдат. Откровенного говоря, они создавали лишь видимость того, что на постах у них стоят солдаты, а на самом деле это были «чучела». Это ясно говорило о том, что у них нехватка живой силы, личного состава, раз некого ставить на посты. В большинстве случаев они используют для этих целей гражданских лиц, стариков из ближайших сел.


Таким образом, выяснилось, что на вражеских постах мало солдат, а многие посты вообще пустуют. Они просто периодически заявляются на эти пустующие посты и ведут оттуда короткую стрельбу, устраивая очередные провокации.

- Что вы увидели на захваченных вражеских постах? Согласно некоторым данным, там были трупы погибших армянских военнослужащих, которые так и не были забраны отступающим противником.

- В утренние часы 4 апреля мы захватили их пост. Поверьте, они бежали от нас без оглядки. Крайний пост уже был разрушен нашей артиллерией. Да, это правда, их трупы лежали там три дня. Трупы армянских солдат обгладывали их же собаки. Эти разлагающиеся трупы остались там, они ужасно смердели.


Вот каково было отношение армянской армии к своему солдату – полное неуважение к своим военнослужащим. Но такова и должна была быть участь тех, кто оккупировал чужие земли, тех, кто шел служить в оккупационную армию. Мы поклялись защищать Родину. А о чем поклялись они? Мы победили врага, который долгие годы жил болезненной мечтой об «арцахе», который даже значения-то этого слова не знает. А ведь на самом-то деле это слово означает «Ər Saklar», и принадлежит оно тюркам – то есть нашим предкам.

- Я уверен, что такая подкованность спецназовца в знаниях с идеологической точки зрения обязательно проявилась и в бою. Интенсивность боев могла меняться в соответствии с секторами. А когда усилились бои на территории, за которые отвечали вы – т.е. Силы специального назначения?

- Самые ожесточенные бои начались утром 4 апреля. Наши офицеры были в окопах рядом с нами, они сражались вместе с нами. В тех боях шехидами стали полковник Вугар Юсифов, Рагуф Оруджов, Нурлан Абдуллазаде, Сахиль Ширинов, Табриз Аскеров, Эльнур Алиев, Мурад Мамедов. Каждый из них героически сражался, бросался вперед на врага. Всем нашим шехидам я говорю: «Аллах ряхмет етсин». Пусть их души возрадуются, а семьям их я желаю терпения.


Возвыситься до вершины шехидства дано не каждому. Я, как член спецназа, также хотел бы достигнуть вершины шехидства. Мои сослуживцы, мои братья по оружию стали там шехидами. Судьба… Когда я видел, как мои товарищи становятся шехидами, я еще сильнее сжимал в руках оружие, готовый отомстить за них и также стать шехидом. Желание возмездия за них обжигало мою душу.

- На каком расстоянии вы вели бой с противником?

- От врага нас отделяли каких-то 50-60 метров. Это бы такой бой, который трудно себе даже представить. Все его моменты невозможно передать словами, даже если я буду рассказывать, то не смогу донести до вас все те чувства и переживания, что довелось испытать тогда. Там был такой бой, что, когда ты видел, как рядом с тобой погибает твой товарищ, то бросался вперед с неимоверным желанием уничтожить врага… Это на самом деле трудно понять. Ты думаешь только об одном: любой ценой обратить врага в бегство, преследовать и уничтожить его. Армяне вынуждены были бежать. Они увидели, что им не устоять – на них надвигается доблестная Азербайджанская Армия, и потому они отступали, и не просто отступали, а в панике бежали от нас…

- Да, ситуация действительно была очень сложная. Но необходимо было выполнить поставленное задание. Как вы завоевали высоту, как водрузили на ней наш флаг?

- Высоту мы взяли 4 апреля. И да, мы водрузили на ней наш флаг – государственный флаг Азербайджанской Республики. Этим самым мы смогли сделать так, чтобы души наших шехидов возрадовались. Что это за чувство, поймут мои товарищи, с которыми мы плечом к плечу шли в бой. Флаг нашей Родины был водружен на нашей освобожденной земле в честь наших шехидов. Я уверен, что наши командиры-шехиды вместе с нами смотрели на то, как гордо развевается наш флаг на взятой высоте.

- Спецназовцев еще называют «группой тихих убийц» … Откуда пошло такое название?

- Мы показали армянским солдатам, как можем совершенно бесшумно подобраться к ним и вмиг расправиться с ними. Они даже сами порой бывают обескуражены тем, как совершенно неожиданно исчезают их солдаты. Именно поэтому спецназовцев называют «бесшумная машина смерти».

Пусть армяне не думают, что им удастся и дальше затягивать оккупацию наших земель в Карабахе. Как только наш Верховный главнокомандующий отдаст приказ, и я, азербайджанский боец, встану на защиту своей Родины с оружием в руках.


В завершении нашей беседы с Эльвином Ибадовым хочется еще раз напомнить нашим коварным «соседям», что у Карабахского конфликта есть только два пути решения: либо миром, либо войной – либо враг подобру-поздорову должен убраться с нашей земли, либо он будет сокрушен нами в войне. Третьего не дано…

Джумшуд Мамедов, Ordu.az
перевод: Гюльнара Зейналова


Тэги: спецназ  


Лента новостей

Мы не могли допустить, чтобы армянские военные пленили мирных азербайджанцев - ИНТЕРВЬЮ

2018/06/9_4588451682_1529494794.jpg
Прочитано: 4370     19:45     20 ИЮНЯ 2018    
«Руководством перед нами была поставлена задача уничтожить вместе с личным составом дислоцированный в направлении села Гюлюстан вражеский разведбатальон».

«Мои братья по оружию стали там шехидами. Я тоже хотел возвыситься до вершины шехидства… У спецназовцев есть один девиз: не попадай в плен».

Участник апрельских боев Эльвин Ибадов родился в 1988 году в селе Алаколь Товузского района. Двенадцать лет своей жизни он посвятил служению Родины в рядах Сил специального назначения Азербайджанской Армии. Он участвовал во многих международных учениях, вместе с товарищами постоянно завоевывая на них первые места. Его успехов не перечесть, не рассказать в одной беседе…


- Какое задание вы получили в апрельских боях (бои, происходившие на линии фронта в апреле 2016 года – ред.)? Как вы выполнили данный вам приказ?

- Как вы знаете, наш враг - армянская армия, часто нарушала режим прекращения огня и обстреливала наши прифронтовые села. Несмотря на неоднократные предупреждения, которые делались Армении, подразделения ее армии снова и снова обстреливали наших мирных жителей. А в тот день вражеские провокации еще больше интенсифицировались. К линии фронта враг стягивал крупные силы, и было ясно, что на этот раз цель врага не только обстрел мирных жителей, но и прорыв вглубь наших территорий. И мы, конечно же, не могли закрыть на это глаза.


В первую очередь нас беспокоил вопрос обеспечения безопасности мирных жителей. Если бы враг продвинулся вперед, то под угрозой оказались бы не только мирные жители: враг разрушил бы их дома, взял бы в заложники их детей. А этого допустить было нельзя.

Высшим руководством перед нами была поставлена задача уничтожить вместе с личным составом дислоцированный в направлении села Гюлистан вражеский разведбатальон. Мы, нанося врагу последовательные и сокрушительные удары, добились этого. И, поскольку мы добились этого, наш флаг был водружен на высоте в направлении села Талыш. На той территории не то что они сами, но даже и их собаки не посмеют теперь высунуть нос.

- Как мы знаем, с первых часов боев вражеская армия не могла устоять под напором нашей Азербайджанской Армии. Скажите, было ли оказано хоть какое-то сопротивление?

- Армяне и тогда знали, и сейчас хорошо знают, что они временно находятся на этих землях. Когда мы перешли в контр-атаку, когда «работали» на их боевых постах, можно сказать, там не было их солдат. Откровенного говоря, они создавали лишь видимость того, что на постах у них стоят солдаты, а на самом деле это были «чучела». Это ясно говорило о том, что у них нехватка живой силы, личного состава, раз некого ставить на посты. В большинстве случаев они используют для этих целей гражданских лиц, стариков из ближайших сел.


Таким образом, выяснилось, что на вражеских постах мало солдат, а многие посты вообще пустуют. Они просто периодически заявляются на эти пустующие посты и ведут оттуда короткую стрельбу, устраивая очередные провокации.

- Что вы увидели на захваченных вражеских постах? Согласно некоторым данным, там были трупы погибших армянских военнослужащих, которые так и не были забраны отступающим противником.

- В утренние часы 4 апреля мы захватили их пост. Поверьте, они бежали от нас без оглядки. Крайний пост уже был разрушен нашей артиллерией. Да, это правда, их трупы лежали там три дня. Трупы армянских солдат обгладывали их же собаки. Эти разлагающиеся трупы остались там, они ужасно смердели.


Вот каково было отношение армянской армии к своему солдату – полное неуважение к своим военнослужащим. Но такова и должна была быть участь тех, кто оккупировал чужие земли, тех, кто шел служить в оккупационную армию. Мы поклялись защищать Родину. А о чем поклялись они? Мы победили врага, который долгие годы жил болезненной мечтой об «арцахе», который даже значения-то этого слова не знает. А ведь на самом-то деле это слово означает «Ər Saklar», и принадлежит оно тюркам – то есть нашим предкам.

- Я уверен, что такая подкованность спецназовца в знаниях с идеологической точки зрения обязательно проявилась и в бою. Интенсивность боев могла меняться в соответствии с секторами. А когда усилились бои на территории, за которые отвечали вы – т.е. Силы специального назначения?

- Самые ожесточенные бои начались утром 4 апреля. Наши офицеры были в окопах рядом с нами, они сражались вместе с нами. В тех боях шехидами стали полковник Вугар Юсифов, Рагуф Оруджов, Нурлан Абдуллазаде, Сахиль Ширинов, Табриз Аскеров, Эльнур Алиев, Мурад Мамедов. Каждый из них героически сражался, бросался вперед на врага. Всем нашим шехидам я говорю: «Аллах ряхмет етсин». Пусть их души возрадуются, а семьям их я желаю терпения.


Возвыситься до вершины шехидства дано не каждому. Я, как член спецназа, также хотел бы достигнуть вершины шехидства. Мои сослуживцы, мои братья по оружию стали там шехидами. Судьба… Когда я видел, как мои товарищи становятся шехидами, я еще сильнее сжимал в руках оружие, готовый отомстить за них и также стать шехидом. Желание возмездия за них обжигало мою душу.

- На каком расстоянии вы вели бой с противником?

- От врага нас отделяли каких-то 50-60 метров. Это бы такой бой, который трудно себе даже представить. Все его моменты невозможно передать словами, даже если я буду рассказывать, то не смогу донести до вас все те чувства и переживания, что довелось испытать тогда. Там был такой бой, что, когда ты видел, как рядом с тобой погибает твой товарищ, то бросался вперед с неимоверным желанием уничтожить врага… Это на самом деле трудно понять. Ты думаешь только об одном: любой ценой обратить врага в бегство, преследовать и уничтожить его. Армяне вынуждены были бежать. Они увидели, что им не устоять – на них надвигается доблестная Азербайджанская Армия, и потому они отступали, и не просто отступали, а в панике бежали от нас…

- Да, ситуация действительно была очень сложная. Но необходимо было выполнить поставленное задание. Как вы завоевали высоту, как водрузили на ней наш флаг?

- Высоту мы взяли 4 апреля. И да, мы водрузили на ней наш флаг – государственный флаг Азербайджанской Республики. Этим самым мы смогли сделать так, чтобы души наших шехидов возрадовались. Что это за чувство, поймут мои товарищи, с которыми мы плечом к плечу шли в бой. Флаг нашей Родины был водружен на нашей освобожденной земле в честь наших шехидов. Я уверен, что наши командиры-шехиды вместе с нами смотрели на то, как гордо развевается наш флаг на взятой высоте.

- Спецназовцев еще называют «группой тихих убийц» … Откуда пошло такое название?

- Мы показали армянским солдатам, как можем совершенно бесшумно подобраться к ним и вмиг расправиться с ними. Они даже сами порой бывают обескуражены тем, как совершенно неожиданно исчезают их солдаты. Именно поэтому спецназовцев называют «бесшумная машина смерти».

Пусть армяне не думают, что им удастся и дальше затягивать оккупацию наших земель в Карабахе. Как только наш Верховный главнокомандующий отдаст приказ, и я, азербайджанский боец, встану на защиту своей Родины с оружием в руках.


В завершении нашей беседы с Эльвином Ибадовым хочется еще раз напомнить нашим коварным «соседям», что у Карабахского конфликта есть только два пути решения: либо миром, либо войной – либо враг подобру-поздорову должен убраться с нашей земли, либо он будет сокрушен нами в войне. Третьего не дано…

Джумшуд Мамедов, Ordu.az
перевод: Гюльнара Зейналова


Тэги: спецназ