Плач армян в Гюмри: Барин, помоги!

2018/07/elllka_1531138157.jpg
Прочитано: 6440     20:11     09 ИЮЛЯ 2018    
Русские классики в своих романах и стихах часто описывали охоту, столь любимую праздными помещиками. Барские забавы дорого обходились крестьянам: лошади и гончие вытаптывали их сельхозугодья, а проголодавшиеся псы порой могли растерзать крестьянскую скотину.

У Некрасова в стихотворении «Псовая охота» описывается случай, когда барские гончие загрызли барашка у бедолаги-крестьянина, из-за чего у последнего возник конфликт с барином.

Барин кричит: «Замолчи, животина!»
Не унимается бойкий детина.
Барин озлился и скачет на крик,
Струсил — и валится в ноги мужик.
Барин отъехал — мужик встрепенулся,
Снова ругается; барин вернулся,
Барин арапником злобно махнул —
Гаркнул буян: «Караул! Караул!»
Долго преследовал парень побитый
Барина бранью своей ядовитой.

Взаимоотношения вассальной Армении и российских «бар», в данном случае, военных, дислоцированных на 102-ой базе в Гюмри, мне всегда напоминали это стихотворение Некрасова. Даже эпитет «буян», которым поэт наградил пастуха, вызывал какую-то ассоциацию с армянскими фамилиями.

С одной стороны, ругаются за спиной на барина «бранью ядовитой», а с другой стороны падают ему в ноженьки и готовы расцеловать его в любые части тела, лишь бы не получить арапником - уже по своим частям тела.


Вот, например, на днях в Гюмри находился новый российский наместник, то есть я хотел сказать, посол, Сергей Копыркин. Мэр Самвел Баласанян, точно следуя советам Дейла Карнеги, в начале встречи отозвался с похвалой о российском консуле в Гюмри, а затем поднял вопросы, вызывающие негодование жителей города. Мэр дал понять дипломату, что российские танки при передвижении по улицам второго по величине города Армении портят их покрытие.

А российские военные в Армении, надо заметить, не отличаются домоседством. Армянские СМИ исправно передают информацию о военных учениях россиян на полигонах Алагяз и Камхуд. То они запускают беспилотные летательные аппараты, то осваивают вождение автомобилей в условиях высокогорья, то учатся перебираться через горные речки, то отбивают атаки условных террористов, и, конечно же, щедро стреляют из всех видов оружия. Понятно, что выдвижение россиян к местам проведения учений сопровождается перемещениями тяжелой военной техники, которая и приводит в негодность дороги Армении. Кроме того, нет-нет, да российские бронетанковые колонны не отказывают себе в удовольствии проехать по армянским сельскохозяйственным угодьям.

«Полигон «Камхуд» находится вблизи четырех сельских общин. Уже не первый год российская тяжелая военная техника передвигается по сельскохозяйственным полям. Но если раньше повреждались только участки, непосредственно прилегающие к полигону, то сейчас российские танки увеличили площадь поврежденных участков для того, чтобы сократить себе путь», - сообщало радио «Азатутюн» в июне прошлого года, описывая ситуацию в селе Мармарашен Ширакской области Армении.


И вот сейчас, после победы в Армении сил во главе с Николом Пашиняном, мэр Баласанян, наконец, набрался храбрости и попросил посла ознакомиться с письмом, адресуемым министру обороны РФ Сергею Шойгу, в котором мэр Гюмри просит Россию на свои средства отремонтировать поврежденные улицы - всего 10-километровый отрезок.


Похоже, только что прибывшего в Армению Копыркина, который рассчитывал на щедрый кавказский прием со здравицами в честь армяно-российской дружбы, а вместо этого был вынужден выслушивать претензии, мало заинтересовала челобитная, и он удостоил градоначальника дежурного ответа, что он осведомлен о проблеме и обсудит этот вопрос с комиссией.

Воодушевленный Баласанян намекнул российскому послу, что неплохо было бы еще и здание почты отремонтировать, а также стал его «грузить» другими проблемами. На это Копыркин (на то он и дипломат) ответил, что ему «было приятно выслушать все это, так как это говорит о том, что мэр заботится о своем городе». Дорогой мой читатель, надеюсь, мне не нужно переводить слова Копыркина с дипломатического на простонародный...

Уже сам тот факт, что Самвел Баласанян в кои-то веки решился высказать представителю страны-патрона претензии, был на ура воспринят армянской публицистикой. Так, на страницах сайта «Первый Информационный» появилась статья Саргиса Арцруни. «Мы приятно удивлены, потому что это впервые, когда замечаем принципиальную позицию у Самвела Баласаняна. Одним из заметных последствий качественно новых армяно-российских отношений должно быть то, чтобы военная база перестала символизировать оккупацию Армении, став одной из площадок партнерских отношений между двумя странами», - восторженно пишет автор.

Но чему тут восторгаться? Мэр второго по величине города страны унизительно попрошайничает у представителей российских властей (дипломатических и военных) деньги на нужды города. Вроде же в контракте на пребывание российской военной базы написано, что она их защищает? Правильно ли просить об удовлетворении нужд города у своих защитников? Если же речь идет о порче государственного имущества, нанесении вреда, то компенсация должна быть оговорена в межгосударственном контракте.

Вы себе представляете мэра японского города Наха (столица префектуры Окинава, где расположены военные базы США), который бы принимал американского посла и просил его подлатать дороги и отремонтировать здание почты?

И потом - если бы речь шла о, скажем, помощи в строительстве домов для лиц, оставшихся без крова в результате землетрясения 1988 года (да, да, представьте себе, до сих пор, через 30 лет после природной катастрофы многие гюмрийцы живут в вагончиках, а север Армении является зоной бедствия), я бы еще понял. Но речь идет о ремонте 10-километрового участка дороги, причем, как я понимаю, речь не идет о 8- полосной «бетонке», а просто о сельской заасфальтированной дороге!

По идее, для нужд базы сама Армения должна была построить отдельную дорогу, обязав российских военнослужащих пользоваться только ею.


Вообще, со строительством дорог у армян тяжело. Уже сколько лет говорят о транспортном коридоре Север-Юг, однако проект увяз в армянском безденежье, разгильдяйстве и, не без этого, воровстве. Но самое главное, нецелесообразности в силу тупикового состояния этой страны, и ряда неурегулированных геополитических проблем соседей.

Другая дорога, призванная соединить город Варденис на востоке Армении с оккупированным Агдере, тоже далась властям Еревана с большими потугами. Пришлось, по привычке, войти в статус «боша» (попрошайки - более подробно об этом слове - тут http://armiya.az/ru/news/127410/), чтобы построить эту дорогу - фонд «Айастан» в 2013-14 г.г. провел телемарафон среди армянской диаспоры, и вожделенные 12 млн. долларов были собраны.

То, что Армения не в состоянии самостоятельно обеспечивать инфраструктуру оккупированных территорий, это понятно. То, что она не в состоянии вводить в строй новые проекты, это тоже ожидаемо. Но то, что она не в состоянии покрывать издержки содержания военной базы другой страны и просит своих «защитников», что называется, ходить с совочком и «убирать за собой», это уже просто вызывает усмешку.

Октай Яхьяев


Тэги:


Лента новостей

Плач армян в Гюмри: Барин, помоги!

2018/07/elllka_1531138157.jpg
Прочитано: 6441     20:11     09 ИЮЛЯ 2018    
Русские классики в своих романах и стихах часто описывали охоту, столь любимую праздными помещиками. Барские забавы дорого обходились крестьянам: лошади и гончие вытаптывали их сельхозугодья, а проголодавшиеся псы порой могли растерзать крестьянскую скотину.

У Некрасова в стихотворении «Псовая охота» описывается случай, когда барские гончие загрызли барашка у бедолаги-крестьянина, из-за чего у последнего возник конфликт с барином.

Барин кричит: «Замолчи, животина!»
Не унимается бойкий детина.
Барин озлился и скачет на крик,
Струсил — и валится в ноги мужик.
Барин отъехал — мужик встрепенулся,
Снова ругается; барин вернулся,
Барин арапником злобно махнул —
Гаркнул буян: «Караул! Караул!»
Долго преследовал парень побитый
Барина бранью своей ядовитой.

Взаимоотношения вассальной Армении и российских «бар», в данном случае, военных, дислоцированных на 102-ой базе в Гюмри, мне всегда напоминали это стихотворение Некрасова. Даже эпитет «буян», которым поэт наградил пастуха, вызывал какую-то ассоциацию с армянскими фамилиями.

С одной стороны, ругаются за спиной на барина «бранью ядовитой», а с другой стороны падают ему в ноженьки и готовы расцеловать его в любые части тела, лишь бы не получить арапником - уже по своим частям тела.


Вот, например, на днях в Гюмри находился новый российский наместник, то есть я хотел сказать, посол, Сергей Копыркин. Мэр Самвел Баласанян, точно следуя советам Дейла Карнеги, в начале встречи отозвался с похвалой о российском консуле в Гюмри, а затем поднял вопросы, вызывающие негодование жителей города. Мэр дал понять дипломату, что российские танки при передвижении по улицам второго по величине города Армении портят их покрытие.

А российские военные в Армении, надо заметить, не отличаются домоседством. Армянские СМИ исправно передают информацию о военных учениях россиян на полигонах Алагяз и Камхуд. То они запускают беспилотные летательные аппараты, то осваивают вождение автомобилей в условиях высокогорья, то учатся перебираться через горные речки, то отбивают атаки условных террористов, и, конечно же, щедро стреляют из всех видов оружия. Понятно, что выдвижение россиян к местам проведения учений сопровождается перемещениями тяжелой военной техники, которая и приводит в негодность дороги Армении. Кроме того, нет-нет, да российские бронетанковые колонны не отказывают себе в удовольствии проехать по армянским сельскохозяйственным угодьям.

«Полигон «Камхуд» находится вблизи четырех сельских общин. Уже не первый год российская тяжелая военная техника передвигается по сельскохозяйственным полям. Но если раньше повреждались только участки, непосредственно прилегающие к полигону, то сейчас российские танки увеличили площадь поврежденных участков для того, чтобы сократить себе путь», - сообщало радио «Азатутюн» в июне прошлого года, описывая ситуацию в селе Мармарашен Ширакской области Армении.


И вот сейчас, после победы в Армении сил во главе с Николом Пашиняном, мэр Баласанян, наконец, набрался храбрости и попросил посла ознакомиться с письмом, адресуемым министру обороны РФ Сергею Шойгу, в котором мэр Гюмри просит Россию на свои средства отремонтировать поврежденные улицы - всего 10-километровый отрезок.


Похоже, только что прибывшего в Армению Копыркина, который рассчитывал на щедрый кавказский прием со здравицами в честь армяно-российской дружбы, а вместо этого был вынужден выслушивать претензии, мало заинтересовала челобитная, и он удостоил градоначальника дежурного ответа, что он осведомлен о проблеме и обсудит этот вопрос с комиссией.

Воодушевленный Баласанян намекнул российскому послу, что неплохо было бы еще и здание почты отремонтировать, а также стал его «грузить» другими проблемами. На это Копыркин (на то он и дипломат) ответил, что ему «было приятно выслушать все это, так как это говорит о том, что мэр заботится о своем городе». Дорогой мой читатель, надеюсь, мне не нужно переводить слова Копыркина с дипломатического на простонародный...

Уже сам тот факт, что Самвел Баласанян в кои-то веки решился высказать представителю страны-патрона претензии, был на ура воспринят армянской публицистикой. Так, на страницах сайта «Первый Информационный» появилась статья Саргиса Арцруни. «Мы приятно удивлены, потому что это впервые, когда замечаем принципиальную позицию у Самвела Баласаняна. Одним из заметных последствий качественно новых армяно-российских отношений должно быть то, чтобы военная база перестала символизировать оккупацию Армении, став одной из площадок партнерских отношений между двумя странами», - восторженно пишет автор.

Но чему тут восторгаться? Мэр второго по величине города страны унизительно попрошайничает у представителей российских властей (дипломатических и военных) деньги на нужды города. Вроде же в контракте на пребывание российской военной базы написано, что она их защищает? Правильно ли просить об удовлетворении нужд города у своих защитников? Если же речь идет о порче государственного имущества, нанесении вреда, то компенсация должна быть оговорена в межгосударственном контракте.

Вы себе представляете мэра японского города Наха (столица префектуры Окинава, где расположены военные базы США), который бы принимал американского посла и просил его подлатать дороги и отремонтировать здание почты?

И потом - если бы речь шла о, скажем, помощи в строительстве домов для лиц, оставшихся без крова в результате землетрясения 1988 года (да, да, представьте себе, до сих пор, через 30 лет после природной катастрофы многие гюмрийцы живут в вагончиках, а север Армении является зоной бедствия), я бы еще понял. Но речь идет о ремонте 10-километрового участка дороги, причем, как я понимаю, речь не идет о 8- полосной «бетонке», а просто о сельской заасфальтированной дороге!

По идее, для нужд базы сама Армения должна была построить отдельную дорогу, обязав российских военнослужащих пользоваться только ею.


Вообще, со строительством дорог у армян тяжело. Уже сколько лет говорят о транспортном коридоре Север-Юг, однако проект увяз в армянском безденежье, разгильдяйстве и, не без этого, воровстве. Но самое главное, нецелесообразности в силу тупикового состояния этой страны, и ряда неурегулированных геополитических проблем соседей.

Другая дорога, призванная соединить город Варденис на востоке Армении с оккупированным Агдере, тоже далась властям Еревана с большими потугами. Пришлось, по привычке, войти в статус «боша» (попрошайки - более подробно об этом слове - тут http://armiya.az/ru/news/127410/), чтобы построить эту дорогу - фонд «Айастан» в 2013-14 г.г. провел телемарафон среди армянской диаспоры, и вожделенные 12 млн. долларов были собраны.

То, что Армения не в состоянии самостоятельно обеспечивать инфраструктуру оккупированных территорий, это понятно. То, что она не в состоянии вводить в строй новые проекты, это тоже ожидаемо. Но то, что она не в состоянии покрывать издержки содержания военной базы другой страны и просит своих «защитников», что называется, ходить с совочком и «убирать за собой», это уже просто вызывает усмешку.

Октай Яхьяев


Тэги: