Страсбургские страсти Пашиняна - АНАЛИЗ

2019/04/685f9-1555056924.jpg
Прочитано: 2446     12:12     12 АПРЕЛЯ 2019    

Вчера и позавчера премьер-министр Армении Никол Пашинян выступал в Совете Европы в Страсбурге. Из уст политика звучали, на первый взгляд, зовущие к умиротворению и согласию речи, но знакомые с ситуацией люди сразу бы поняли, что речь Пашиняна была вовсе не о мире, а совсем наоборот. Классический случай того, о чем говорят - волк в овечьей шкуре.


Так, Пашинян заявил о том, что хотелось бы, «чтобы наши общества готовились к миру, и мы надеемся, что наши коллеги в Азербайджане также сделают это». Но в то же время премьер Армении заявил: «Не думаю, что между моим заявлением и заявлением министра обороны Армении Давидом Тонояном существует противоречие». Что же говорил Тоноян? Напомним: «Формулу «территории в обмен на мир» я перефразировал в формулу «новая война – новые территории»». Глава армянского правительства заявил о поддержке своего министра обороны уже во второй раз, и теперь - в политической столице Европы.

Никол Пашинян, осмелюсь заметить, несколько странно понимает европейские ценности. За несколько дней до его визита в Страсбург депутаты из поддерживающей Пашиняна фракции «Мой шаг» привели в парламент Армении трансгендера Лилит Мартиросян, которая с трибуны Национального собрания поведала депутатам и общественности о проблемах секс-меньшинств в Армении. Очевидно, что это было сделано для обретения политических очков перед европейцами, мол, мы, «свои», и у нас есть «радужные». Впрочем, даже тут пашиняновцы не достигли успеха. Речь Лилит вызвала «землетрясение» как в среде депутатов, так и в среде «толпы» - на следующий день группа недовольных граждан провела пикет, на котором звучали и агрессивные призывы, иногда, в прямом смысле, и с потрясанием ножами. Армении удалось продемонстрировать наличие как секс-меньшинств, так и гомофобии.

Никол Пашинян не понимает, что «европеизм» - это, в том числе, и уважение к международному праву, которое, между прочим, подразумевает и территориальную целостность государств. Так что «евроинтеграцию» Пашинян и его окружение явно начали не с того места.

В свою очередь, генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд, с которым Пашинян провел свою встречу, вновь обратившись к деятельности СЕ в зонах конфликта – «серых зонах», отметил, что неприемлемо, что органы мониторинга СЕ и Комиссар по правам человека не могут работать на некоторых территориях, таких, как Нагорный Карабах.

Эх, господин Ягланд! А вы не подумали, что в этой «серой зоне» не могут находиться не только ваши сотрудники, но и около миллиона граждан Азербайджана? Вы плачете, что ваши подчиненные не могут туда поехать в командировку, а люди, изгнанные оттуда, не могут поехать туда, чтобы вернуться в родные дома, посетить могилы своих предков! Уж поверьте, им хочется поехать в Шушу, Лачин, Агдере не меньше, чем вашим комиссарам! И перед вами стоял человек, продолжающий политику своих предшественников, оккупировавших эти земли, по сути, и создавших эти «серые зоны». Ваши претензии следовало бы выражать именно ему.

И то, что азербайджанские вынужденные переселенцы не могут вернуться к своим очагам, и является причиной напряженности, о которой упоминал Пашинян, вспоминая и пресловутые социальные сети, полные «слов ненависти и оскорблений» и сетуя на отсутствие «диалога между обществами».

Премьер Армении не впервой говорит о том, что «вариант урегулирования должен быть приемлемым для народов Армении, Карабаха и Азербайджана». Так протрите же глаза, лицемеры, Баку уже давно предлагал подобный вариант: максимальная автономия для армян Карабаха в составе Азербайджана. Это приемлемо для Армении: ее солдаты не будут рисковать своими жизнями. Приемлемо для жителей Карабаха - армян, которые, интегрируясь в азербайджанское общество, смогут значительно повысить свои жизненные стандарты, так как в Азербайджане - более высокий уровень жизни и более высокая вовлеченность в региональные проекты, чем в Армении, пребывающей в изоляции. Приемлемо для жителей Карабаха - азербайджанцев, которые возвращаются к своим родным очагам. Приемлемо для Азербайджана, который решает свою самую большую проблему и направляет те деньги, которые он вынужден тратить на оборону, на восстановление оккупированных территорий.

Но нет же, твердолобых армянских националистов устраивает лишь вариант оккупации Карабаха и его окрестностей, который не выгоден никому. Ни Армении, потому что она вынуждена тратиться на оборону и посылать туда своих солдат. Не выгоден жителям Карабаха - армянам, которые живут в условиях «ни войны - ни мира»,  не имеют международно признаваемых документов, не выгоден жителям Карабаха - азербайджанцам, которые стали вынужденными переселенцами. Невыгоден и остальному Азербайджану, на которого падает нагрузка в виде более миллиона беженцев и у которого оккупирована пятая часть территории. Не выгоден, черт побери, председателю ПАСЕ Турбьёрну Ягланду, подчиненные которого не могут посещать «серые зоны».

Если честно, Пашинян прав насчет перебранок и оскорблений в соцсетях, мне самому противно читать их. И эти перебранки являются индикатором царящей взаимной ненависти. Так для того, чтобы снять эту ненависть, нужно устранить первопричину. А первопричина - это агрессия армянского национализма на азербайджанские земли и жителей.

Никол Пашинян упрекнул Совет Европы в том, что он «уделяет ноль внимания оказанию помощи НПО в Нагорном Карабахе». Пытаясь предвосхитить и парировать тот аргумент, что Нагорный Карабах не является признанным государством, Пашинян заявил, что «человек важнее, чем любой документ, чем интерес какой-либо группы». Но думали ли о правах простого человека армянские националисты, «миацумствовавшие» в 1988-ом году? Не простые ли люди стали заложниками конфликтов?

Отвечая на вопрос турецкого депутата Айдына Камиля, Никол Пашинян заявил о своем неприятии слова «оккупация» в отношении произошедшего в Нагорном Карабахе.

Вот его довод: «Тут живут люди, которые здесь родились, здесь жили их деды, прадеды. Это можно долго продолжать. Как же могут эти люди оккупировать территорию, на которой они родились, на которой родились и были похоронены их предки?», - сказал Пашинян.

Да, несколько поколений армян действительно жили на территории Нагорно-Карабахского региона Азербайджана. Это правда, ведь они сами же и установили памятник в 1978 году в честь 150-летия переселения в Карабах. Но Пашиняну было когда-нибудь знакомо слово «армянский экспедиционный корпус»? Под этим названием в Карабах направлялись боевики с территории Армении. И не только Армении. Из разных стран мира съезжались всякие монте мелконяны, саркисы ацпаняны, жирайры сефиляны... Для того, чтобы атаковать азербайджанские города и села.

Ну, допустим, это дни минувшие, да и происходившие сразу после распада Советского Союза.

А что сейчас делают, и не только на территории Карабаха, но и так называемого «пояса безопасности», солдаты регулярной армянской армии? Где служит сын Никола Пашиняна Ашот? Разве не в Карабахе, разве не на территории другого государства даже в армянской системе геополитических координат?

Куда регулярно ездит для осмотра воинских подразделений министр обороны Давид Тоноян? Разве не в Карабах?

Разве не минобороны Армении комментирует происходящие в Карабахе события? Разве не в армянские госпиталя доставляют раненых на линии соприкосновения солдат? Разве не глава СНБ Армении посещал оккупированные территории, грезя там о построении нового города?

Какие еще нужны доказательства, чтобы понять, что армянский военнослужащий топчет чужую землю? И именно этот фактор является ключевым в позиции официального Баку, выступающего за двухсторонний формат переговоров (с Республикой Армения, а не с ею оккупированным Нагорным Карабахом).

Перед тем, как Николу Пашиняну ехать в Европу, ему не мешало бы немного ознакомиться с азами международного права. Находит же он время для прогулок по свалкам, для изучения французского языка, для шастания по рабочим кабинетам таможенников в поиске валяющихся там в пыли армянских флагов...

Октай Яхьяев



Тэги: