Армяне повелись на отвлекающий маневр Азербайджанской Армии и были уничтожены

2019/06/15519-1560427100.jpg
Прочитано: 2520     16:00     13 ИЮНЯ 2019    

Захват Шуши и Лачина, прорыв Лачинского коридора, обеспечение территориального сообщения Армении с Карабахом вызвали у армянской стороны чувство эйфории и непобедимости. Все снабжение армянских войск в Нагорном Карабахе уже осуществлялось по дороге Горис – Лачин – Шуша – Ханкенди. Выдержав самое трудное время, когда почти полгода армянские войска вели боевые действия в Нагорном Карабахе без сухопутных коммуникаций с Арменией, армянское командование было уверено, что самое сложное уже осталось позади. Вооружённые силы Азербайджана рассматривались армянами как деморализованные и небоеспособные.


Одновременно в самом Нагорном Карабахе усугублялся раскол, в частности, разгорелась борьба между руководством Армении, где у власти было Армянское общенациональное движение, и руководством карабахских сепаратистов, где было сильно влияние партии «Дашнакцутюн». Так, уже на июньской сессии «верховного совета нкр» развернулась борьба за пост председателя, который был вакантным с апреля, с момента гибели А. Мкртчяна. Обязанности председателя исполнял Георгий Петросян. Два голосования так и не выявили победителя между Георгием Петросяном и Робертом Кочаряном. Фракция АРФД выдвинула кандидатом на пост председателя «верховного совета нкр» руководителя армян Шаумяновского района Шагена Мегряна. Но и этот кандидат не прошел. В этой ситуации открыто на арену вышло руководство незаконных военных формирований. Командующий Аркадий Тер-Тадевосян выступил против деятельности АРФД и объявил эту деятельность подрывной. Кроме того, он обвинил лично Георгия Петросяна в том, что тот своей деятельностью мешает работе командования «сил самообороны». За два дня сессии (3–4 июня 1992 г.) председатель «верховного совета нкр» так и не был избран, и исполняющим обязанности председателя остался Георгий Петросян. Но позиции АРФД уже были сильно подорваны, и на политическую арену в Нагорном Карабахе вышла армейская верхушка. Так или иначе, установившуюся после июньской сессии 1992 г. в Нагорном Карабахе политическую ситуацию можно охарактеризовать как ситуацию полного кризиса «власти».

Вспоминает Роберт Кочарян: «После серии блестящих и быстрых побед наступило затишье. Эйфория, охватившая всех на фоне военных успехов, радость от прорыва блокады и соединения с Арменией притупили чувство опасности. Военный успех не был закреплен наступлением на Кельбаджарский район. Более того, мы ничего не сделали для создания рубежа обороны по хребту, разделяющему Лачинский и Кельбаджарский районы, хотя условия для этого в тот момент создались идеальные. Конечно, я наслаждался победой вместе со всеми, но радость не могла заглушить растущую тревогу: я понимал, что Азербайджан не смирится с потерей Карабаха и что все происходящее просто краткая передышка в боевых действиях. Затишье на линии соприкосновения наступило лишь в результате полной деморализации Азербайджана из-за тяжелых военных поражений, вызвавших внутриполитические потрясения. Начало масштабной войны было лишь вопросом времени. Всем казалось, что времени у нас много и Азербайджан еще не скоро придет в себя. Словом, нам так и не удалось вовремя стряхнуть с себя эйфорию победы, за что очень скоро мы заплатили высокую цену»

В этих условиях в Баку было принято решение о проведении наступательной операции. Для участия в наступлении было принято решение создать ударную (штурмовую) часть, которая должна была играть роль основной ударной силы в готовящемся наступлении. Так, было начато формирование 123-го мотострелкового полка. Со второй половины мая 1992 г. в Евлахе было начато формирование этого подразделения в составе трех мотострелковых и одного танкового батальона. Для подготовки формировавшегося 123-го мотострелкового полка были привлечены российские военные специалисты. Сам полк формировался из подготовленных добровольцев нового призыва и на основе хорошо проявивших себя в боях отрядов из неприфронтовых районов – Евлах, Гянджа, Барда. 6 июня 1992 г. приказом министра обороны был официально создан 123-й полк, которому предстояло сыграть роль основной ударной силы в готовящемся наступлении.

Также начался процесс передачи Азербайджану вооружений 4-й армии, дислоцированной на территории Азербайджана. В конце мая 1992-го и в начале июня 1992 г. министр обороны Рагим Газиев выезжал в Москву, где проводил переговоры с министром обороны России Павлом Грачёвым о начале передачи вооружения в соответствии с протоколом от 29 апреля 1992 г. После этих переговоров процесс передачи Азербайджану вооружения российских войск пошел более активно. За лето 1992 г. МО Азербайджана при выводе подразделений бывшей СА было передано следующее вооружение:

– 60 МСД, Лянкяран – 122 ед. боевых танков; 131 ед. боевых бронированных машин; 87 ед. артиллерии (акт передачи от 18 июля 1992 г.);

– 75 МСД, Нахчыван – 343 ед. боевых бронированных машин (акт передачи от 30 июля 1992 г.)

– 295 МСД, Баку – 124 ед. боевых танков; 255 ед. боевых бронированных машин; 95 ед. артиллерии (акт передачи от 14 июля 1992 г.)

– 23 МСД, Гянджа – 35 ед. боевых танков; 55 ед. боевых бронированных машин; 72 ед. артиллерии (акт передачи от 24 июня 1992 г.).

– Бакинское высшее общевойсковое командное училище – 5 ед. боевых танков; 58 ед. боевых бронированных машин.

Также из других в/ч, дислоцировавшихся на территории Азербайджана, было получено 92 ед. артиллерии.

Начало передачи вооружения и техники подразделений 4-й армии позволило решить вопрос с пополнением бронетехникой, вооружением и боеприпасами подразделений на линии фронта. Было установлено единое командование всеми подразделениями на линии фронта, чтобы все они действовали по ранее согласованным планам. Проводилось ускоренное обучение вновь прибывшего пополнения личного состава. Итогом интенсивного курса боевой подготовки, поступления вооружения и военной техники стало увеличение числа боеготовых подразделений Азербайджанской Армии.

Решались вопросы тылового обеспечения и снабжения. Фактически г. Евлах превратился в основную базу, откуда шло управление всеми аспектами подготовки наступления. В аэропорту Евлаха была увеличена дальность взлётно-посадочной полосы до 3 км, что позволило перебазировать угнанный Вагифом Гурбановым Су-25 в Евлах, откуда он должен был начать совершать вылеты. Для обеспечения авиаподдержки со склада авиационных боеприпасов в Зазаллы было приобретено большое количество авиабоеприпасов. 1–2 июня 1992 г. министр обороны Азербайджана Рагим Газиев находился в Москве, где провёл переговоры с министром обороны России Павлом Грачевым на предмет оказания помощи. После этих переговоров Павел Грачёв в присутствии Рагима Газиева отдал указание командиру 104-й воздушно-десантной дивизии в Гяндже генерал-майору Валерию Щербаку оказать помощь азербайджанским войскам. Группа российских офицеров во главе с начальником оперативного отдела 104-й ВДД подполковником Владимиром Селивановым начала работу в штабе «Военного единства» в Евлахе. Также было решено, что самоходно-артиллерийские дивизионы 104-й ВДД будут оказывать артиллерийскую поддержку наступающим азербайджанским войскам.

В начале июня 1992 г. азербайджанским командованием была получена информация о том, что армянские отряды концентрируются в Геранбойском районе (бывший Шаумяновский район) и армянское командование готовит наступление на села Сарысу и Чайкенд с целью захватить эти села и перерезать важную Муровдагскую (Ханлар – Тоганлы) дорогу. В случае успеха армянским отрядам удалось бы отрезать Кельбаджарский район от остальной территории Азербайджана, а Гянджа находилась бы под угрозой постоянного удара. С учётом этой информации было принято решение провести наступательную операцию в бывшем Шаумяновском районе.

Группой азербайджанских и российских офицеров под руководством начальника оперативного отдела 104-й ВДД подполковника Владимира Селиванова и заместителя начальника генштаба Вооруженных сил Азербайджана подполковника Шикара Шикарова была разработана операция, которая состояла из двух этапов: Шаумянской наступательной операции и Агдеринской операции. Целью Шаумянской наступательной операции было разгромить группировку противника в бывшем Шаумяновском районе и вернуть всю территорию района под контроль азербайджанских войск. Целью Агдеринской операции было освобождение г. Агдере, а также взять под контроль важную дорогу Тертер – Кельбаджар.

С целью введения противника в заблуждение было решено в рамках Шаумянской наступательной операции нанести отвлекающий удар на Агдамском направлении для того, чтобы создать у армянского командования впечатление, что азербайджанские войска собираются взять Аскеран и выйти к Ходжалы, и тем самым заставить их перебросить свои основные силы к Аскерану. После введения в заблуждение армянских войск должен был быть нанесён основной удар на Шаумяновском направлении.

В начале июня значительные силы Азербайджанской Армии были переброшены к линии фронта и скрытно сосредоточились в исходных районах. К середине 1992 г. в ряды Азербайджанской Армии было призвано почти 40 000 человек. Из них в зоне боевых действий летом 1992 г. находилось около 21 000 солдат и офицеров. Кроме них в боевых действиях также активное участие принимали отряды ОМОН, а также до 7 тыс. добровольцев и отрядов самообороны из числа местных жителей.

Первоначально операция планировалась на 10 июня 1992 г. Но из-за того, что произошла задержка с получением двигателя для Су-25 с Тбилисского авиазавода, наступление было перенесено на два дня, пока штурмовик не будет готов для боевых вылетов. В ночь с 11 на 12 июня 1992 г. в Геранбое было проведено совещание с командирами подразделений, которые должны были наступать на Шаумяновском направлении. Рано утром 12 июня было проведено совещание с командирами подразделений, которые должны были наступать на Агдамском направлении. На этом совещании был отдан приказ начать наступление во второй половине 12 июня 1992 г.

12 июня 1992 г. во второй половине дня подразделениями Азербайджанской Армии в Агдамском районе после артподготовки было начато наступление на Аскеранский район и в направлении с. Сырхавенд Агдеринского района. Было нанесено два охватывающих удара – к северу от Аскерана в направлении сел Ханабад – Фарух и к югу от Аскерана в направлении сел Нахичеваник – Кятук. В наступлении участвовали: 708-я ОТБР под командованием Эльхана Оруджева, 1-й МСБ 123-го полка под командованием Хосрова Ахмедова, территориальные отряды под командованием Ягуба Рзаева, Аллахверди Багирова, Адалята Зейналова, Асифа Магеррамова, Ширина Мирзоева и «генерала Аршада», батальон полиции под командованием Фаика Бахшалиева, полк внутренних войск под командованием Сабира Шабанова при поддержке с воздуха Су-25 под управлением Вагифа Гурбанова и четырех вертолетов Ми-24. К утру азербайджанским отрядам удалось прорвать линию обороны армян и освободить н/п Агбулак, Дехрез, Пирджамал, Аранзамин, Нахичеваник и взять высоту Пиркая. Армянским войскам удалось остановить азербайджанские войска лишь у села Кятук. На севере Аскеранского района наступление азербайджанских войск наткнулось на сильную и хорошо организованную оборону противника. Понеся потери, азербайджанские войска были вынуждены отступить от сел Фарух и Ханабад. В боях у н/п Нахичеваник погиб командир Агдамского батальона Аллахверди Багиров. Удар на Сырхавенд оказался удачным, азербайджанским войскам удалось освободить села Сырхавенд, Казанчы, Маниклы, Баш и Орта Гюнейпая.

Попавшись на отвлекающий удар Азербайджанской Армии, армянское командование начало переброску основных сил и резервов к Аскерану и Сырхавенду. Утром 13 июня 1992 г. был нанесён основной удар по армянской группировке в Геранбойском районе. В наступлении в Геранбойском районе принимали участие 1-й Геранбойский батальон под командованием Магомеда Гасанова, 2-й Геранбойский батальон под командованием Расима Акперова, Гянджинский батальон под командованием Мехмана Алекперова, Ханларский батальон самообороны под командованием Салеха Ильясова, танковый батальон 123-го полка под командованием Назима Байрамова.

Армянская группировка в Геранбойском районе (территория бывшего Шаумяновского района) состояла из следующих сил: отряды самообороны сел численностью около 400 человек, отряды из Армении численностью около 350 человек, подразделение Особого полка под командованием В. Карапетяна численностью примерно 100 человек, отряды ополчения численностью около 500 человек. Общая численность армянских войск на данном направлении составляла примерно 1500 человек. Командование осуществлял Шаген Мегрян, начальником штаба был Сергей Чалян.

Удар азербайджанских войск был нанесен с трех направлений: 1. Гюрзалылар; 2. Хархапут; 3. Башкенд. Противник не успел разместиться на оборонительных рубежах и был разбит ударами на всю глубину обороны. 13 и 14 июня была полностью разгромлена армянская группировка в бывшем Шаумяновском районе и освобождено 12 населённых пунктов, включая Ашагы Агджакенд (быв. Шаумяновск), Юхары Агджакенд, Гюлистан, Армянские Борисы, Карачинар, Манашид, Шафак, Бузлук, Эркеч, Русские Борисы, Хархапут, Баллыгая, Башкенд, Башгышлаг. Под сильными ударами азербайджанских войск армянские войска и армянское население в панике начали убегать в Агдеринский район. Преследуя отступавшего противника в ночь с 14 на 15 июня, танковый батальон 123-го полка, атакуя со стороны с. Тапкарагоюнлу Геранбойского района, освободил село Талыш Агдеринского района, через которое шла дорога из Геранбойского района в Агдеринский район. В это время батальоны «Гуртулуш» под командованием Шахина Тагиева и «Мешя» под командованием Аламашяха Мамедова выбили армян из села Чайлы, атаковав его со стороны Маргушевана (Ленинавана). Цели Шаумяновской наступательной операции были достигнуты полностью. Наступательная инициатива перешла к Азербайджанской Армии. Всю вторую половину 1992 г. армянские войска только оборонялись и наносили контрудары.

Армяне считают главной причиной поражения то, что защищавший Карачинар-Шафакское направление Особый полк покинул позиции без боя. Почему они покинули позиции, так и неясно, тем более что их командир Владимир Карапетян погиб 17 июня 1992 г. Среди армян распространены версии, что это было сделано для того, чтобы сдать район, где главным был дашнак Шаген Мегрян (у которого были напряженные отношения и с Ереваном, и с Ханкенди; так, в начале июня 1992 г. Шаген Мегрян безуспешно пытался избраться на должность председателя «верховного совета нкр»), и тем самым дискредитировать дашнаков. Другие говорят, что это сами дашнаки, проиграв борьбу за власть, решили сдать район под их контролем.

Также муссируется вопрос о помощи российских военных Азербайджанской Армии летом 1992 г. По современным данным можно констатировать следующее: российские военные помогали в обучении ряда подразделений Азербайджанской Армии; группа офицеров под руководством начальника оперативного отдела 104-й воздушно-десантной дивизии подполковника Владимира Селиванова (позывные «Друг-1» и «Друг-2») работала в штабе азербайджанских войск в Евлахе, оказывая помощь в планировании и проведении военных операций; несколько самоходно-артиллерийских дивизионов той же 104-й ВДД оказывали огневую поддержку наступавшим азербайджанским войскам.

13 июня 1992 г. Азербайджанская Армия понесла невосполнимую потерю. У местечка Торпагтепе Тертерского района в ходе артиллерийского боя погиб заместитель начальника генштаба подполковник Шикар Шикаров.

Освободив полностью Геранбойский район, азербайджанское командование решило продолжить успешное наступление в Агдеринском направлении…

Мамед Велимамедов, специально для Armiya.az



Тэги: