Как генерал Манвел Григорян замял дело об убийстве предпринимателя

2019/07/1-1562852463.jpg
Прочитано: 399     17:39     11 ИЮЛЯ 2019    

Апелляционный уголовный суд Армении принял к производству жалобу Военной прокуратуры и начал следствие по делу об убийстве, совершенном 25 лет назад. Требование прокуратуры — отменить вердикт Аштаракского окружного народного суда по вновь открывшимся обстоятельствам и отправить дело в суд первой инстанции, пишет Epress.am.


В июле 2018 года в полицию обратился россиянин Эдуард Погосян, который сообщил, что факты об убийстве его отца в 1994г. были искажены. Погосян утверждает, что в 1994г. племянник теперь уже бывшего депутата, генерал-лейтенанта Манвела Григоряна Грант Григорян двумя выстрелами убил его отца — предпринимателя, директора Эчмиадзинского завода «Точприбор» Мгера Погосяна, однако благодаря Манвелу Григоряну был приговорен всего к году тюрьмы и освобожден через три месяца после заключения под стражу — за хорошее поведение. На основе представленных Погосяном фактов и свидетельств прокуратура обратилась в Апелляционный суд.

 «В то время Манвел Григорян пользовался большой властью в Эчмиадзине и во всей Армении. Грантом Григоряном совершено умышленное убийство. Очевидцы только теперь заговорили о том, что тогда Манвел собрал всех и пригрозил: если заговорите, всех прибью. В результате уголовное дело выстраивают таким образом, что Грант Григорян отсидел всего три месяца пр другой статье, после чего вышел на свободу, а потом стал депутатом. — В беседе с Infocom.am рассказал Эдуард Погосян. — Что случилось, я точно не знаю. У отца был участок близ озера Акна, документа о права собственности я не видел и не знаю точно. Сейчас на этой территории расположен особняк Манвела, где нашли эти тушенки. Через годы после убийства, когда мы вернулись в Эчмиадзин, по дороге я увидел плакат: «Грант Григорян: выбирайте благотворителя».

До революции, наблюдая за ситуацией в Армении, я был уверен, что заниматься [этим делом] бессмысленно. И еще одно обстоятельство: здесь жили мои родственники. Если бы я начал поднимать этот вопрос, даже из России… [у них могли возникнуть проблемы], — рассказал Погосян в студии Первого канала Армении. — Мой дед был председателем колхоза села, хорошо знал их семью. Сразу после убийства к нам домой пришел Манвел Григорян, чтобы поговорить с дедом, попытаться договориться. Я был ребенком, но очень хорошо помню. Выходя, он обернулся, посмотрел на деда, сказал: Захарыч, подумай хорошенько, не то оставлю вас, Погосянов, без самцов.

Со следующего дня, когда мама вела меня в школу, рядом с нами стала появляться и медленно проезжать белая «Нива», наверно, два-три раза в неделю. Не могу сказать, что за нами следили. Они показывали, что, мол, мы тут, наблюдаем с оружием в руках. Вернулись с мамой домой… Разные люди успели побывать в нашем доме. Дед сказал маме: Диана, собирай вещи, бери детей, уезжайте отсюда.

В те годы члены семьи Манвела Григоряна вели себя в Эчмиадзине настолько дико, что идти в суд, давать показания было бессмысленно. Как только Манвела арестовали, я решил, что произойдут большие перемены. Потом я нашел в доме письмо, подписанное замминистра обороны того времени Аствацатуром Петросяном. В нем говорилось, якобы отец был убит во время войны в Карабахе. Но мой отец в войне не участвовал. Он был предпринимателем. А самое абсурдное, что письмо датировано 1993г., однако отец был убит в 94-ом».

Адвокат Погосяна Заруи Межлумян отмечает, что в результате вмешательства Манвела Григоряна имело место избирательное правосудие.

«Эдуард Погосян дошел до военного прокурора, он написал заявление, и Военная прокуратура приняла его к производству. Погосян, зная, что я занимаюсь старыми уголовными делами, начиная с начала 90-х, обратился ко мне через Интернет и прислал имевшиеся у него материалы: публикации прессы, обрывочные факты, — в эфире Первого канала заявила адвокат. — И я увидела, что уголовное дело было заведено по Уголовному кодексу 1961 года: тогда была применена статья 99. Уголовное дело завели 17 апреля, случай произошел 16-ого. Спустя день заводится уголовное дело и заводят его по признакам статьи 99 — умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. А потом, всего несколько дней спустя, легким росчерком пера 26 апреля преступление переквалифицировали и привлекли Гранта Григоряна, племянника Манвела Григоряна, к этому делу [об убийстве], пожалуй, по самой легкой статье — нарушение правил обращения с оружием. Несмотря на судейское усмотрение от 1 до 10 лет, мы, тем не менее, видим, что суд избрал самое мягкое наказание — лишение свободы на год».

Кроме того, что суд приговорил Гранта Григоряна к году тюрьмы, он отбывал наказание в исправительном учреждении Мегри в открытом режиме. «А уже через три месяца условного заключения он освобождается досрочно за хорошее поведение», — отметила Межлумян.

Для адвоката непонятно и то обстоятельство, что на Григоряна, умелого военного, искусно владевшего оружием, распространялась статья о нарушении правил обращения с оружием, и это никак не обосновывается. «Причем, при наличии двух выстрелов — в грудную клетку и голову», — в свою очередь, поясняет сын пострадавшего.

По мнению Межлумян, не будь Грант племянником Манвела Григоряна, не исключено, что он до сих пор находился бы на пятом этаже Нубарашенской тюрьмы, где содержатся приговоренные к смертной казни, затем — к пожизненному заключению.



Тэги: