Возможности Армении в развитии БПЛА уступают Азербайджану - ЭКСКЛЮЗИВ

2019/11/origi-1574075195.jpg
Прочитано: 964     09:05     19 НОЯБРЯ 2019    

Интервью Armiya.az с российским военным экспертом, главным редактором сайта UAV.ru Денисом Федутиновым.


- В последнее время все чаще и чаще раздаются голоса, что к 2050 году участие людей на полях сражений будет сведено к минимуму. По большей части, все боевые задачи станут выполнять боевые машины с искусственным интеллектом или же управляемые оператором. Денис, Вы согласны с данными прогнозами?

- Полагаю, все понимают, что 2050 – достаточно отдаленный срок: кому бы то ни было, весьма редко получалось делать корректные прогнозы на 30-летнюю перспективу. С одной стороны, нет оснований полагать, что имеющий в настоящее время место тренд на повышение автоматизации разведывательно-ударных задач не сохранится. Однако, тем не менее, при все большем делегировании решения различных задач «искусственному разуму», не взялся бы делать прогноз относительно того, что на его долю придется подавляющее большинство решаемых задач. Особенно в части применения оружия.

 - Как далеко может зайти развитие беспилотной техники? Может быть, нам вскоре и авиация станет не нужна – все задачи станут выполнять операторы БПЛА?

- Этот вопрос продолжает первый вопрос относительно перспектив беспилотных систем. На настоящий момент представляется наиболее вероятным вариант, при котором беспилотная авиация не заменит полностью авиацию пилотируемую, но существенно дополнит ее. При этом доля беспилотников в общем парке летательных аппаратов в ближайшем будущем будет увеличиваться.

- Какие типы беспилотников ныне считаются самыми перспективными? Зависит ли это сугубо от военной доктрины той или иной страны? Или все же есть какая-то общая тенденция: дальность увеличить, боевую нагрузку… И есть ли вообще теоретический предел развития данного направления?

- Перспективы тех или иных систем БПЛА зависят как от развития техники и технологий, так и от видения того или иного эксплуатанта относительно возможных путей их использования, а также возможностей этого эксплуатанта по осуществлению данных планов.

- Сейчас Азербайджан сам производит БПЛА «Zərbə-KH» («Удар»), оснащаемые кумулятивным зарядом. Ранее были закуплены израильские беспилотники различного назначения, в том числе и «SkyStriker». Кстати, азербайджанские БПЛА-камикадзе в боях 2 — 5 апреля 2016 года успешно поразили не только транспортные средства противника, но и батарею самоходных гаубиц, один из элементов системы ПВО ВС Армении, ВПП одного из военных аэродромов на территории оккупированного Нагорного Карабаха, не говоря уже про живую силу. По Вашему мнению, насколько оправдано использование именно БПЛА в условиях Карабаха?

- Барражирующие боеприпасы представляют собой то направление в развитии беспилотных систем, которое привлекает немалый интерес со стороны военных ведомств различных стран. Не является здесь исключением и Азербайджан.

Это прежде всего аппараты, которые несут не только разведывательную, но также и пусть и незначительную, ударную нагрузку, благодаря чему удается сократить время цикла обнаружение-поражение, повысив эффективность действий своих сил при относительно небольших затратах.

- На вооружении ВС Азербайджана стоят системы противодроновых устройств Drone Savar (Drone Killer) производства турецкой компании Harp Arge. О ней известно крайне мало. Каковы ее особенности, стратегия применения, имеются ли аналоги?

- Активное развитие и распространение беспилотных авиационных систем в мире повлекло интенсификацию работ в разных странах по разработке и созданию систем обнаружения противодействия им. Ежегодно на различных выставочных мероприятиях по всему миру демонстрируются десятки новых разработок в данной области, различного класса и принципа действия.

Большинство из них, как и упомянутая система Drone Savar, относятся к системам радиоэлектронного воздействия. Они заглушают сигналы систем связи оператор-БЛА, и/или сигналы систем спутниковой навигации. Выбор данной системы азербайджанскими военными, равно как и выбор некоторых других систем ВиВТ турецкой разработки, скорее всего, объясняется близостью Турции как геополитического партнера.

Стоит отметить, что создание и совершенствование беспилотных систем и создание и совершенствование средств борьбы с ними – два взаимосвязанных процесса. Разработчики тех и других внимательно изучают успехи и уязвимости своих визави. Не исключаю, что в ближайшем будущем появятся системы БЛА, способные эффективно применяться в условиях активно действующих средств РЭБ. Это в свою очередь подтолкнет разработчиков средств противодействия к поиску новых слабых мест в системах БЛА.

 - Недавно и в Армении заявили о начале работ над производством собственных БПЛА. Но учитывая, что Азербайджан приступил к этому раньше, нагнать им нас будет крайне трудно, тем более с их экономикой…

- Интерес в Армении к развитию тематики беспилотных систем в стране и оснащению ими подразделений Вооруженных сил и других силовых структур был обозначен уже достаточно давно. Армения, как и Азербайджан, использовала различные стратегии по достижению поставленных целей.

Здесь имели место и закупки за рубежом, в частности, в России, и попытки создания собственных систем. В том числе с некоторыми заимствованиями из иностранных разработок. Сочетание указанных подходов позволило добиться определенного прогресса.

Вместе с тем, прогресс этот, разумеется, взаимосвязан с возможностями государства, которые у Армении, очевидно, уступают аналогичным возможностям Азербайджана.

 - По Вашему мнению, какое место в предполагаемых боях за Нагорный Карабах будут занимать операции, проводимые силами беспилотных аппаратов или с их привлечением? То есть, для чего они будут применяться…

- Надеюсь, проблемные вопросы между Азербайджаном и Арменией, в том числе в том, что касается Нагорного Карабаха, будут решаться политическим путем. Мне лично не хотелось бы говорить о продолжении вооружённого противостояния между Азербайджаном и Арменией. Даже в гипотетическом ключе.

Самир Велиев



Тэги: