Пополнят ли клуб производителей стратегических БПЛА постсоветские страны?

2019/12/1575440887.jpg
Прочитано: 448     11:00     04 ДЕКАБРЯ 2019    

Как свидетельствует опыт, боевые действия в XXI веке становятся все более дистанционными: удары средствами поражения наносятся издалека, без входа даже в зоны обнаружения средств ПВО/ПРО атакуемого объекта.


Для ведения же дистанционных боевых действий необходимы высокотехнологичные средства доставки боеприпасов, то есть, воздушные платформы различного назначения, в том числе и беспилотные, которые уже освоили немало «профессий» как в гражданской сфере, так и в военной.

Как передает Armiya.az , об этом написал известный белорусский военный эксперт Леонид Спаткай для Belarus Security Blog.

Благодаря развитию науки и технологиям, увеличивается дальность и скорость полета беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), скорость и качество передаваемой ими информации, точность обнаружения, а у боевых – и поражения, объектов, а также вес полезной нагрузки, а опыт применения БПЛА стал причиной значительных изменений в тактике ведения боевых действий. В этой связи появилась необходимость классификация боевых БПЛА, как и самолетов, по предназначению (например, разведывательные, ударные), по конструкции и ряду других параметров.

Работы по созданию различных типов боевых БПЛА, в том числе и стратегических ударных, предназначенных для доставки средств поражения, включая массового поражения, за сотни километров от места запуска БПЛА, ведутся в разный странах. Например, в США по проекту флота и ВВС «Совместные беспилотные ударные авиасистемы» разрабатывается БПЛА, принимающий тактические решения. Также ведутся работы и по программе беспилотной системы воздушной разведки и атаки корабельного базирования UCLASS, а в январе 2018 года «Боинг» представил на конференции Sci-Tech-2018 концептуальный проект сверхзвукового ударного БПЛА со скоростью 6200 км/ч, разрабатывает свой сверхзвуковой ударный БПЛА SR-72 и «Локхид».

Кроме США, стратегические ударные БПЛА с управляемым вооружением в настоящее время также производят Израиль, Китай, Турция, Иран и Пакистан. В ближайшее время клуб производителей ударных БПЛА может пополнится новыми членами, в том числе и из постсоветских стран, некоторые из которых являются членами ОДКБ, некоторые – «Восточного партнерства», а некоторые успешно совмещают свое членство в обеих организациях.

В России над созданием БПЛА работают с 2001 года в ОКБ Сухого, а в 2005 году стартовали работы и по созданию стратегических ударных БПЛА. Первые результаты этих работ были продемонстрированы в 2007 году, когда ОКБ «МиГ» и «Климов» представили ударный беспилотник «Скат», но этот проект был закрыт. Также был закрыт и проект ОКБ Туполева – БПЛА Ту-300.

Но в 2009 году на авиасалоне МАКС-2009 были озвучены планы Министерства обороны получить ударный БПЛА и в том же году был заключен контракт с израильской компанией IAI на поставку БПЛА этой компании в Россию. В следующем году российская компания «Оборонпром», входящая в состав госкорпорации «Ростехнологии», на Уральском заводе гражданской авиации (Екатеринбург) начала совместное с IAI производство разведывательных БПЛА «Форпост» (Searcher) и «Застава» (Bird Eye-400) Однако, по словам тогдашнего первого заместителя Министра обороны генерала армии В.Поповкина, ни один из представленных образцов не прошел испытаний. Возможно потому, что в 2011 году ОКБ «Сокол» и санкт-петербургская компания «Транзас» выиграли тендер на создание двух типов разведывательно-ударных БПЛА взлетной массой около 1000 кг – «Дозор-600» и 5000 кг – «Альтиус».

В том же году контракт на разработку тяжелого ударного БПЛА взлетной массой от 10 до 20 т получила и компания «Сухой». В 2012 году она заключила соглашение с компанией «МиГ» о совместной разработке БПЛА проекта «Охотник». Опытный образец «Охотника» планировалось представить в 2018 году, а на вооружение принять в 2020 году. Однако промышленного производства этих БПЛА пока нет, известно лишь о нескольких опытных экземплярах. Так, на авиасалоне МАКС-2019 на стенде ОКБ Сухого была представлена модель БПЛА С-70 проекта «Охотник», образец-демонстратор которого 3 августа 2019 года взлетел с аэродрома Государственного Лётно-испытательного Центра в Ахтубинске и, несколько раз облетев аэродром на высоте около 600 м под управлением оператора, через 20 минут совершил посадку.

В сентябре 2019 года появилась информация о том, что С-70 «Охотник» выполнил совместный полет с самолетом-лидером Су-57 в автоматизированном режиме в полной конфигурации с выходом в зону дежурства.

А в конце октября этого года телекомпания «Звезда» выпустила несколько короткометражных пропагандистских фильмов о БПЛА «Охотник», «Орион» и «Корсар». По информации создателей фильмов, «Охотник» создан «по технологии «стелс» и вооружен до зубов», первый полностью электрический большой беспилотник «Орион» способен держаться в воздухе в течение суток на высоте 8000 м и «умеет воевать», а «Корсар» – единственный в России БПЛА, который способен «нести все виды полезных нагрузок от видео и фотоаппаратуры до метеоприборов и оружия».

Однако степень доверия к данной информации невелика. Ведь до настоящего времени Россия не может наладить выпуск даже собственного разведывательного БПЛА, продолжая выпуск израильских лицензионных «Форпостов». Этот БПЛА является основным разведчиком дальнего действия, состоящим на вооружении российской армии и активно используется на Донбассе, где несколько таких БПЛА было сбито Вооруженными силами Украины.

Таким образом, с 2005 года Россия не может наладить выпуск собственных беспилотных разведчиков дальнего действия, не говоря уже о стратегических ударных БПЛА с управляемым оружием, хотя финансировались пять государственных программ и даже заявлялось о принятии на вооружение «Корсара» в 2018 году.

Будут ли упоминаемые БПЛА приняты на вооружение в «ближайшее время», как уверяют авторы фильмов? Весьма сомнительно, ведь для успешной разработки и массового производства стратегических БПЛА различного назначения необходимо наличие испытательных полигонов, аэродромов и тестовых площадок. В России создание соответствующей инфраструктуры только планируется. В частности, на разработку и сертификацию проекта, а также создание испытательных аэродромов планируется в ближайшие два года израсходовать 570 млн руб. Первыми специальными площадками для испытаний тяжелых БПЛА должны стать гидродром ЦАГИ в Дубне, аэродромы «Орловка» в Тверской области, «Ульяновск-Восточный» в Ульяновской области, «Алферьево» в Подмосковье и «Киржач» во Владимирской области.

Проект был одобрен в начале октября 2019 года межведомственной рабочей группой под руководством помощника Президента России Андрея Белоусова и Вице-премьера Максима Акимова. Однако все предыдущие подобные проекты закончились тратой бюджетных средств без какого-либо практического результата.

В Украине разработкой собственных БПЛА, используемых в военных целях, начали заниматься после начала боевых действий на Донбассе и в настоящее время на вооружении ВСУ, кроме турецких БПЛА «Bayraktar TB2» состоят и украинские БПЛА, например, «Лелека» и «Фурия». Но «Фурия» используется для разведки и корректировки огня минометов и ствольной артиллерии, а «Лелека», обладающий большей высотой и дальностью полета, – для рекогносцировки, выявления объектов и корректировки стрельбы оружия с дальность поражения 15-20 км.

Таким образом, эти БПЛА – тактического радиуса действия. Ударными БПЛА дальнего действия являются лишь приобретаемые у Турции БПЛА «Bayraktar TB2», которые находятся на вооружении 383-го авиационного полка ВСУ.

«Bayraktar TB2», прототипом которого является американский ударный БПЛА MQ-9 «Рипер», имеет радиус действия 150 км и при максимальной взлетной массе 650 кг может нести до 50 кг полезной нагрузки. При этом максимальная скорость полета – 222 км/ч, крейсерская – 130 км/ч, практический потолок – 6750 м.

Таким образом, и в Украине собственных стратегических ударных БПЛА нет. А их разработка весьма затруднена отсутствием необходимых испытательных полигонов, тестовых площадок и аэродромов. Ведь если БПЛА может улететь на 100-200 км, то это чревато потерей с ним связи, либо столкновением с другими объектами, находящимися в воздушном пространстве.

Тем не менее, работа над созданием дальних БПЛА в Украине ведется. Например, в ближайшее время ожидается принятие на вооружение БПЛА АCS-3/Raybird-3, разработку которого компания «Скаэтон» начала в середине 2015 г. Максимальная дальность полета этого БПЛА – 2500 км, крейсерская скорость – 120 км /ч, максимальная – 160 км/ч, продолжительность полета – до 30 часов. Однако при максимальном взлетном весе 21 кг, масса полезной нагрузки этого БПЛА лишь 5 кг, хотя это и не исключает возможность, при некоторой доработке, использования боеприпасов различных типов, в т.ч. и термобарических.

Осуществляется разработка ударного БПЛА и в КБ «Антонова», у которого есть соглашение о сотрудничестве со швейцарской компанией AIR-ION Technologies SA, предусматривающее совместную разработку и производство электрических и гибридных БПЛА. Один из разрабатываемых БПЛА получил наименование «Горлица», однако какой-либо информации о его характеристиках нет.

Также известно о разработке «антоновского» стратегического ударного БПЛА, модель которого была представлена в октябре 2018 года. Этот БПЛА весьма похож на американский MQ-9 «Reaper» и должен нести до 1400 кг полезной нагрузки при взлетной массе до 6000 кг. Однако, когда этот БПЛА может стать серийным – неизвестно.

Очевидно, что стратегическим ударным БПЛА Вооруженных Сил Украины в ближайшее время имеет шанс стать БПЛА Akinci, производства совместного турецко-украинского предприятия, созданного компаниями «Укрспецэкспорт» и «Baykar Defence». Этот БПЛА с размахом крыльев 20 м, оснащенный турбовинтовыми двигателями АИ-450Т украинского госпредприятия «Ивченко-Прогресс», при максимальной взлетной массе 4500 кг может нести боевую нагрузку до 1350 кг (до 900 кг на внешних подвесках и до 450 кг во внутренних отсеках фюзеляжа), может находиться в воздухе до 24 часов, выполняя полет на высоте до 12200 м. Вооружением БПЛА являются авиационные боеприпасы: бомбы и ракеты различных типов, в том числе и дальнобойные крылатые ракеты SOM, способные уничтожать цели на расстоянии 250 км. Эта ракета при массе 600 кг имеет боевой заряд 200 кг и может наводиться на стационарные и подвижные цели. Таким образом, в сочетании с крылатой ракетой SOM, этот турецко-украинский БПЛА является авиационным комплексом, способным поразить цель даже не приближаясь к зоне ПВО противника. Демонстрация первого прототипа БПЛА Akinci состоялась в 2018 году, а до конца 2019 года Akinci должен выполнить свой первый полет.

В Беларуси разработку и производство БПЛА различных типов осуществляют несколько частных и государственных компаний В частности, на международной выставке вооружения и военной техники MILEX-2017 «КБ «ИНДЕЛА» был представлен боевой разведывательно-ударный беспилотный вертолет «INDELA/BUR», оснащенный оптико-электронной системой прицеливания и двумя реактивными снарядами калибра 90 мм с максимальной дальностью стрельбы – 1700 м. Тактический радиус полета этого БПЛА – до 100 км, продолжительность полета – до 5 часов.

Научно-производственный центр (НПЦ) многофункциональных беспилотных комплексов при Физико-техническом институте Национальной академии наук Беларуси работает по выполнению государственной программы «Многофункциональные беспилотные авиационные комплексы». С 2017 года НПЦ начал производство различных БПЛА для зарубежных заказчиков, а также  организовывал производство БПЛА во Вьетнаме, Туркменистане, Эквадоре. Наиболее известными изделиями НПЦ являются БПЛА «Бусел» и «Буревестник», менее известен БПЛА «Ястреб», который может нести до 120 кг полезного груза. Эти «Буслы», «Буревестники» и «Ястребы» вызвали большой интерес у посетителей 3-й Международной выставки беспилотных систем и тренажеров UMEX/MST, состоявшейся в Абу-Даби в феврале 2018 года.

Немало разработок БПЛА и у Военной академии Республики Беларусь, производственными партнерами которой являются Научно-технический центр «ЛЭМТ» холдинга «БелОМО» и производитель навигационных систем предприятие «НТЛаб-ИС».

Работают над созданием БПЛА и беларуские авиационные предприятия. 558-м авиаремонтным заводом (Барановичи) создан оперативно-тактический разведывательный БПЛА «Гриф-1», особенностью которого является быстрая смена комплекса оборудования. Тактический радиус БПЛА «Гриф-1» – до 100 км, продолжительность полета – до 7 часов.

Также 558 АРЗ совместно с ОАО «Агат – системы управления» осуществляет производство тактических БПЛА воздушной разведки и наблюдения «Беркут».

В апреле 2018 года о намерении разрабатывать и производить БПЛА заявила беларуско-китайская компания «Авиационные технологии и комплексы», ставшая резидентом беларуско-китайского индустриального парка «Великий камень». Однако пока о результатах её работы ничего не известно.

Как неизвестно и о разработках перечисленными компаниями стратегических ударных БПЛА.

В целом, среди БПЛА беларуского производства на роль стратегического ударного БПЛА может претендовать, с некоторой условностью, БПЛА «Буревестник», а также BELAR-YS («беларускі арол») компании «АвиаТехСистемы». Разведывательно-ударный «Буревестник МБ» способен нести до 70-80 кг полезной нагрузки, в т.ч. два боевых БПЛА-камикадзе (каждый из которых при массе 26 кг имеет 10 кг взрывчатого вещества) или другое авиационное вооружение. Дальность полета при этом достигает 1000 км, скорость – до 200 км/ч, высота полета – 200-5000 м. БПЛА BELAR-YS может нести полезную нагрузку до 280 кг, выполняя полет с крейсерской скоростью до 300 км/ч и находясь в воздухе около 24 часов.

В Азербайджане после результативного применения ударных БПЛА в ходе обострения в Карабахе в апреле 2016 года к разработке собственных БПЛА приступила инженерная группа концерна AZAD Systems Co, созданная при Министерстве оборонной промышленности Азербайджана. Вскоре группой на базе разведывательного БПЛА Orbiter 2В был создан ударный БПЛА Zerbe («Удар»), получивший индекс 1К (Mini UAV), который уже принят на вооружение Азербайджанской Армии.

Характеристики Orbiter 1K Zerbe: максимальный взлетный вес – 10 кг, боевая нагрузка – 2 кг взрывчатого вещества и 4000 поражающих элементов, время полета – 2 часа, скорость – до 100 км/ч, потолок – 4572 м, тактический радиус – 50 км, дальность полета – до 100 км.

В Армении единственным производителем БПЛА пока является компания UAVLab. В настоящее время из пяти моделей БПЛА, разработанных компанией, две прошли необходимые испытания и, возможно, в ближайшее время будут приняты на вооружение армянских ВС.

Однако данные БПЛА имеют малые размеры и незначительную дальность полета. Например, квадрокоптер «Бзез», имеющий функцию самоуничтожения, может поднять и переместить груз в 4,6 кг на расстояние до 9 км.

В планах компании – расширение номенклатуры типов БПЛА, однако о планах разработки БПЛА большой дальности полета пока неизвестно.

Кроме UAVLab о намерении осуществлять исследования в области БПЛА, в т.ч. с участием зарубежных специалистов и ученых, заявил и открывшийся в феврале 2018 года в Ереване Научно-исследовательский центр воздушной робототехники, созданный при участии Политехнического университета Армении. Однако о практических результатах его деятельности ничего не известно.

В Казахстане разработки собственного БПЛА не ведутся. Но, пока, так как в 2016 году были заключены соглашения с израильской компанией Elbit Systems о поставке Вооруженным силам Казахстана БПЛА Sky Lark и Hermes и оборудования к ним, а также о лицензировании и передаче Казахстану технологий их сборки и технического обслуживания. Также соглашения предусматривают обучение в израильской компании Elbit Systems специалистов ТОО «Казахстанская авиационная индустрия». Сборка израильских БПЛА в Казахстане началась в 2017 году. Планами предусматривается ежегодный выпуск 20 БПЛА.

Кроме того, Казахстан планирует активизировать научно-техническое и инновационное сотрудничество и взаимодействие в области беспилотных комплексов с Беларусью, в том числе, создав совместное производство БПЛА. Договоренность об этом была достигнута на встрече председателя Государственного комитета по науке и технологиям Беларуси Александра Шумилина с руководством Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана в октябре 2019 года.

В настоящее время научные организации Беларуси и Казахстана уже работают над двумя совместными научно-техническими проектами и тремя пилотными инновационными проектами по Межгосударственной программе инновационного сотрудничества государств – участников СНГ на период до 2020 года.

Леонид Спаткай



Тэги: