Первые шаги по строительству Азербайджанской Армии - ПЕРИОД ВАЛЕХА БАРШАДЛЫ

2020/01/40093-1578999713.jpg
Прочитано: 5181     15:05     14 ЯНВАРЯ 2020    

Период строительства и развития Вооруженных сил Азербайджанской Республики в то время, когда министром обороны был генерал-лейтенант Валех Баршадлы, к сожалению, мало освещен. Поэтому я решил в отдельной статье постараться подробно проследить, что и как делалось в бытность министром обороны В.Баршадлы, какой он видел Азербайджанскую Армию.


30 августа 1991 г. Верховный Совет Азербайджанской Республики принял решение о создание Сил национальной самообороны.  5 сентября 1991 г. указом президента Азербайджана было создано Министерство обороны (далее МО). Первым министром обороны был назначен генерал-лейтенант Валех Баршадлы.

Генерал-лейтенант Валех Баршадлы родился в селе Эйвазлы Губадлинского района в 1927 году. Окончил Киевское Краснознаменное объединенное училище самоходной артиллерии имени М.В. Фрунзе. Служил в Воздушно-десантных войсках. В 1956 году окончил Военную академию бронетанковых войск имени И. В. Сталина. Служил командиром танкового батальона и танкового полка. В 1969 году окончил Военную академию Генерального штаба Вооружённых Сил СССР имени К. Е. Ворошилова. Служил командиром танковой дивизии в Одесском военном округе. В 1973 году был назначен первым заместителем командующего армией – начальником штаба 3 Общевойсковой армии в Группе Советских войск в Германии. В 1977 году назначен начальником Бакинского военного общевойскового командного училища. С 1987 года директор спецшколы-интерната имени Джамшида Нахичеванского.

Валех Баршадлы – единственный из азербайджанцев, кто окончил Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. 

Возвращение В.Баршадлы в Азербайджан и назначение его начальником Бакинского высшего общевойскового командного училища – это заслуга Гейдара Алиева, который в свою бытность первым секретарем ЦК КП Азербайджанской ССР проводил большую работу по подготовке профессиональных военных кадров из числа азербайджанцев и повышению интереса азербайджанских юношей к военному образованию. Но, это тема отдельной большой статьи, которую мы скоро представим нашим читателям.

После своего назначения министром обороны, генерал-лейтенанту В.Баршадлы пришлось с абсолютного нуля начать создавать Вооруженные силы (далее ВС) Азербайджана. Первый штат МО Азербайджана состоял из 4 человек: сам генерал-лейтенант Валех Баршадлы, полковники Ариф Салахов, Тельман Мехтиев и Дадаш Рзаев. 25 сентября 1991 г. командующим Силами национальной самообороны был назначен полковник Дадаш Рзаев, начальником главного штаба Сил национальной самообороны был назначен полковник Ариф Салахов. 9 октября 1991 г. Верховный Совет Азербайджана принял закон «О Вооруженных Сил Азербайджанской Республики». Главной задачей создаваемых Вооруженных Сил Азербайджана была защита территориальной целостности Азербайджана в условиях развала СССР и разгоравшейся войны с Арменией.

Ариф Салахов

Сам Валех Баршадлы так говорил о своих планах: «Союзные структуры распадаются. Рано или поздно мы юридически станем независимыми, и все международные законы начнут распространяться и на нас. А пока ситуация в Карабахе такова, что мы не используем ни численное превосходство, ни географические и позиционные преимущества. Причина в том, что нет единого командования и ни одной регулярной части. Моя задача — обеспечить самооборону пятидесяти четырех азербайджанонаселенных сел НКАО. Для этого я командирую в каждое село одного офицера и одного сержанта, обеспечу их рацией и несколькими автоматами. Офицер и сержант будут обучать ополченцев из числа селян. Их задача — оборона своего села. Как только армянские боевики начнут нападать, из соседних сел выступят на подмогу отряды самообороны. Нам надо продержаться пять-шесть месяцев. К тому времени мы закончим формирование и обучение первого батальона Национальной армии. Поверьте, сейчас и один батальон регулярной армии может обеспечить безопасность НКАО. А дальше, естественно, будут подготовлены и другие части. Через год у нас будет костяк армии, которая будет в состоянии отстоять Карабах».

Сразу после указа президента о создании Министерства обороны, началась работа по организации работы ведомства. 16 октября 1991 г. Кабинетом министров была утверждена штатная численность центрального аппарата МО в количестве 80 человек, из которых 5 были заместителями министра.

Несмотря на то, что указ о создании МО был издан 5 сентября, лишь 28 сентября решением Кабинета министров для МО были выделены помещения в клубе им. Дзержинского. Но, освобождение этих помещений заняло значительное время, из-за чего МО было вынуждено обратиться к Кабинету министров, чтобы данный вопрос был оперативно решен. Поэтому до середины октября МО было вынуждено занимать три кабинета Высшей контрольной инспекции в Администрации президента. В составе МО было создано командование Вооруженных сил.  Оно должно было самостоятельно управлять сухопутными войсками, организацией воинских частей и подразделений.

Главными проблемами, с которыми с первых дней столкнулось Министерство обороны Азербайджана, были нехватка офицерских кадров и острый дефицит вооружения, боеприпасов и военной техники. Обе проблемы носили фундаментальный характер для строительства Вооруженных сил.

Дадаш Рзаев

В вопросе строительства и формирования ВС главным вопросом было создание материально-технической базы этих сил. Основным источником материально-технической базы ВС являлись расположенные на территории Азербайджана части и подразделения СА, ВВ МВД СССР, ПВ КГБ СССР. Согласно ст.2 постановления Верховного совета о порядке вступления в силу закона «О Вооруженных Силах Азербайджанской Республики», указывалось, что «Вооружение и другие материально-техническое средства, в том числе и капитальные строения частей и подразделений ВС СССР должны быть национализированы, Кабинет министров должен провести их инвентаризацию и передать в распоряжение президента Азербайджанской Республики».

В ст.4 данного решения говорилось о необходимости принятия мер по недопущению вывоза за переделы Азербайджана или порче вооружения и материально-технических средств военного назначения. Кабинету министров было дано соответствующее указание. В ст.12 МО Азербайджана предписывалось начать переговоры с МО СССР о начале передачи вооружения и материально-технического имущества, расположенного на территории республики.

Уже с сентября 1991 года руководство Азербайджана начало требовать от командования 4-й армии ЗакВО (которая дислоцировалась на территории Азербайджана) передачи вооружения, но процесс передачи так и не начался. 8 октября 1991 г. в Москве прошли переговоры министра обороны СССР маршала Евгения Шапошникова с азербайджанской делегацией, в ходе которых маршал Шапошников отверг требование о начале передачи вооружения частей Советской армии, дислоцированных в Азербайджане, вновь созданному Министерству обороны Азербайджана. 11 октября 1991 г. на заседании Госсовета СССР Аяз Муталибов предъявил ультиматум союзным органам, что Азербайджан откажется подписать экономическое соглашение, если Министерство обороны СССР не обеспечит Силы самообороны Азербайджана военной техникой.

12 октября 1991 года, во время переговоров в Баку с начальником Генерального штаба Турции генералом Доганом Гюрешом, на которых также присутствовали командующий ЗакВО генерал-полковник Валерий Патрикеев и командующий 4-й армией генерал-лейтенант Владимир Соколов, президент Аяз Муталибов заявил о том, что Азербайджан приступает к созданию своих сил национальной самообороны и потребовал начать передачу вооружения Советской армии вновь создаваемым силам национальной самообороны Азербайджана. 

С целью воспрепятствовать вывозу с территории Азербайджана военной техники руководство Управления железнодорожного транспорта Азербайджана получило в середине октября 1991 года распоряжение о запрете на вывоз с терри­тории Азербайджана имущества дислоцированных здесь воинских частей. 29 октября 1991 г. в Баку с визитом прибыл министр обороны СССР Маршал Е.Шапошников, который в ходе переговоров с Муталибовым вновь отверг требование о начале передачи вооружения. Таким образом, несмотря на неоднократные попытки, переговоры с МО СССР ничего не дали и начать процесс передачи вооружения и материально-технических средств не удалось.

Другим важным вопросом, стоявшим перед МО, были вопросы кадров и призыва. Для решения этого вопроса было несколько путей:

- отзыв из рядов СА служивших в ней азербайджанцев и комплектование ими национальных военных структур,

- прием на военную службу офицеров запаса,

- мобилизация кадрового состава военных комиссариатов, ДОСАААФ и органов гражданской обороны,

- привлечение к военной службе преподавателей НВП в общеобразовательных учреждениях,

- привлечение к военной службе на добровольной основе молодежи, которая уже проходила службу в рядах СА,

- подготовка кадров в военных учебных заведениях, расположенных на территории Азербайджана,

- оставление призывного контингента из Азербайджана на территории республики.

Согласно данным МО за период после Второй мировой войны на должности заместителя командира полка и выше служило всего 9 азербайджанцев. Эти данные показывали, с какими сложностями придется столкнуться при кадровом обеспечении Вооруженных Сил.

Первым источником кадрового пополнения Вооруженных сил Азербайджана были военнослужащие, находившиеся в запасе. В структуре МО и в первых воинских частях именно офицеры запаса составили основу и на них легла основная тяжесть первого этапа формирования ВС Азербайджана.

Приказом МО от 1 октября 1991 г. первые 30 офицеров были приняты на службу в ряды ВС Азербайджана. Почти все они были старшим начсоставом, призванным из запаса.  Министр обороны в своем письме от 6 октября на имя председателя Кабинета министров просил его дать указание Военному комиссару республики о призыве из запаса офицеров и сержантов 1 разряда. Министр обороны указывал на потребности среди офицеров запаса 10 командиров танковых взводов, 3 командиров танковых рот, 1 командира мотострелковой роты, 3 командиров мотострелковых взводов, среди сержантов 10 экипажей танков Т-72, 10 экипажей танков Т-54, 10 водителей БТР. 

60 офицерами запаса был укомплектован и штат центрального аппарата МО. Для выпуска офицеров на территории Азербайджана имелись два высших военных учебных заведения: Бакинское высшее общекомандное войсковое училище и Бакинское высшее военно-морское училище. Еще в начале ноября 1991 г. руководство МО Азербайджана в своем письме на имя руководства МО СССР просило передать БВОКУ и БВВМУ в распоряжение МО Азербайджана. Но данная просьба была в резкой форме отвергнута министром обороны СССР маршалом Е.Шапошниковым.

Несмотря на то, что на первоначальном этапе большое количество патриотично настроенной молодежи на добровольных началах вступало в ряды ВС Азербайджана и заключали контракты с МО, их количества было недостаточно для комплектования имеющихся штатов. Военные комиссариаты и местные органы управления, которые были обязаны проводить активную работу по комплектования ВС, работали в крайней степени неэффективно. А это оказывало отрицательное влияние на формирование воинских частей Азербайджанской Армии. В своем письме от 12 ноября на имя государственного секретаря Т.Исмаилова министр обороны В.Баршадлы указывал, что несмотря на то, что в республике началась работа по формированию национальных ВС для отражения агрессии со стороны Армении, до сих пор военкоматы, ответственные ведомства и местные органы управления не понимают всей важности данной работы и не проводят необходимую разъяснительную работу среди молодежи. В результате этого военные комиссариаты Баку и Сумгайыта смогли за октябрь 1991 г. привлечь на службу в ряды ВС всего 350 человек, из них были признаны годными к военной службе только 85 человек (29 %), а контракт с МО подписали лишь 56 человек.

С первых дней создания МО Азербайджана проводило активную работу по возвращению в республику офицеров-азербайджанцев, проходящих службу в рядах СА, но этот процесс шел очень медленно, и многие офицеры-азербайджанцы отказывались возвращаться. Руководство МО Азербайджана направляло письма в адрес данных офицеров, в места прохождения ими службы направлялись делегации из Азербайджана, но по состоянию с октября 1991 по май 1992 г. в Азербайджан вернулось всего 316 офицеров. Данного количества офицеров, конечно, не хватало для комплектования имеющихся воинских частей.

Для информации надо отметить, что к началу 1993 г. письма с призывом вернуться в Азербайджан были направлены 3 446 офицерам-азербайджанцам, проходившим службу за пределами Азербайджана. Из них только 1958 согласились вернуться в Азербайджан. Поэтому основным источником комплектования офицерскими кадрами был прием на военную службу офицеров запаса.

По мере формирования МО решило определиться с организационно-штатной структурой частей и соединений Азербайджанской Армии. Одним из предложений было, как и в СА, создать систему дивизия-полк-батальон. Но, оргштатная структура дивизии предполагала действия в плотных боевых порядках – как в наступлении, так и в обороне. Если первая линия встречала какие-то трудности с продвижением, шло наращивание усилий за счет второй, третьей, четвертой линий. Если противник взламывал передний край, то его встречали второй эшелон и резерв. Везде создавалась высокая плотность войск (сил) и средств.

С учетом того, что территория Азербайджана намного меньше территории СССР, стоящих перед Вооруженными силами задач и для выполнения этих задач надо иметь средства, которые повысят мобильность, скорость реагирования и подвижность на поле боя. Поэтому было решено взять за основу более маневренную организационно-штатную структуру частей и соединений. Было принято решение взять за основу Азербайджанской Армии систему бригада-батальон. При этом в бригадах должно было быть 4-5 батальонов, она должна была иметь свою разведку, артиллерию поддержки, средства ПВО, инженеров, органы тылового обеспечения.  Численность бригад должна была составить 4000-5000 человек. Благодаря этой организационно-штатной структуре бригада приобрела бы возможность вести активные маневренные действия, действовать самостоятельно и автономно на изолированных направлениях, равно как и ее батальоны.

С учетом того, что театр военных действий в Нагорном Карабахе представлял из себя горную и горно-лесистую местность, руководство МО, на основании опыта войны в Афганистане, приняло решение формировать высокомобильные, обладающие высокой боевой эффективностью отдельные десантно-штурмовые бригады (далее ОДШБР).

Первым соединением Вооруженных сил Азербайджана стала 1-я ОДШБР (в/ч 18110). В состав бригады входили: 4 десантно-штурмовых батальона, артиллерийский дивизион, разведрота, рота связи, инженерно-саперная рота, рота химической защиты, рота материального обеспечения, медицинская рота, ремонтная рота, минометная батарея, противотанковая батарея, зенитная ракетно-артиллерийская батарея. Согласно утвержденному штату, численность бригады должна была составить 3857 человек. Из них один генерал-майор, 323 офицера, 714 сержантов, 2815 солдат и 4 гражданских лица. До 25 декабря должно было закончиться формирование соединения. В связи с тем, что призыв на действительную военную службу не был объявлен, комплектование соединения солдатами шло на добровольной основе, а офицерами и сержантами - путем отбора военными комиссариатами лиц из числа числящихся в запасе.

Для дислокации бригады МО обратилось в Кабинет министров с просьбой поставить вопрос перед командованием ЗакВО о передаче в распоряжение МО Азербайджана военного городка. По решению командования ЗакВО в распоряжение МО Азербайджана был передан военный городок в пос. Шихов около Баку. Приказом МО от 1 октября 1991 г. командиром 1-й ОДШБР был назначен призванный из запаса полковник Задир Рзаев (работавший до этого начальником военной кафедры Бакинского государственного университета).

В течение октября-ноября 1991 г. шел процесс комплектования бригады. За этот период фактически был завершен процесс отбора и назначения офицеров бригады. Комплектование шло путем призыва военкоматами офицеров и рядовых запаса. Приказом командира бригады от 1 ноября 1991 г. первые 62 офицера была зачислены в штат и назначены на должности. Из них 8 были приняты в штаб соединения, а 54 в штат 1-го батальона. Командиром 1-го батальона был назначен призванный из запаса майор Нуреддин Абдуллаев. В течение ноября приказами командира бригады на службу были приняты рядовые и старшины. К 25 ноября 1-й батальон в количестве 558 человек был полностью укомплектован, после чего началось комплектование 2-го батальона. В начале декабря 1991 г. в составе 1-й ОДШБР был 731 военнослужащий: 128 офицеров, 27 прапорщиков, 576 рядовых и сержантов. По специальностям из них было: 335 общевойсковая служба, 5 танкистов, 130 артиллеристов, 30 связистов, 80 разведчиков, 70 автомобилистов, 10 специалистов по вооружению, 10 медицинских работников, 40 тыловой службы, 1 специалист по ПВО.

В то же время, различные оппозиционные силы нагнетали напряженность вокруг МО. Надо отметить, что среди тех, кто вступил в ряды Вооруженных сил и территориальных отрядов самообороны, наряду с теми с патриотично настроенными людьми, были и активисты политических партий и общественных объединений. Эти случайные люди, попав в воинские части, начинали негативно влиять на морально-психологическое состояние военнослужащих. В результате со стороны различных политических сил оказывалось негативное влияние на дисциплину. Из-за этого случались недоразумения между командованием воинских частей и личным составом. Руководство МО расценивало такие факты как начало хаоса в рядах только создаваемых Вооруженных сил. Определенными кругами в рядах Вооруженных сил также провоцировались тенденции местничества и дезорганизации. Так командир 1-й ОДШБР З.Рзаев прямо указал в своем телеинтервью, что активно мешали создавать армию представители оппозиции Этибар Мамедов (председатель Партии Национальной Независимости Азербайджана) и Рагим Газиев (один из лидеров Народного фронта Азербайджана), и он был вынужден даже поехать к председателю НФА А.Эльчибею и просить его повлиять на этих ребят и не мешать создавать армию.

Самому Валеху Баршадлы тоже не давали толком работать. Перед зданием МО систематически проходили митинги и пикеты оппозиции, сначала с требованиями быстро создать боеготовую армию, а потом с требованиями отставки министра обороны. В свою очередь В.Баршадлы требовал не вмешиваться политикам в дела армии, а ставить задачу только ему и только Верховным главнокомандующим. Министр требовал иметь обязательный резерв до двух бригад, полностью укомплектованных и вооруженных, для развития успеха, а их поротно и побатальонно отдавали на фронт по первому требованию уличных горлопанов. Но, это был глас вопиющего в пустыне.

В конце ноября 1991 г. командование Вооруженных сил распорядилось о направлении военнослужащих 1-го десантно-штурмового батальона, группами по 10 человек, под командованием офицера в азербайджанские села в Нагорном Карабахе. Но, данное распоряжение вызвало недовольство ряда офицеров и солдат. Надо отметить, что и руководство МО было против того, чтобы, не закончив комплектование и обучение бригады, начать ее использование по частям. Но, сложная внутриполитическая ситуация, митинги и требования различных политических сил, вынудили принять такое решение.

После распоряжения о направлении военнослужащих 1-го батальона в Нагорный Карабах, со стороны ряда военнослужащих начался фактически акт неповиновения, лишь бы не ехать в зону боевых действий. 3 декабря 1991 г. ряд военнослужащих 1-го батальона 1-й ОДШБР приняли обращение к президенту, Милли Меджлису, Кабинету министров и МО. В этом «обращении военнослужащих-добровольцев азербайджанской армии» говорилось: «Мы, нижеподписавшиеся военнослужащие, которые после объявления набора в азербайджанскую армию и с целью защиты своей Родины, добровольно поступили в ряды армии. Но, с момента нашего поступления в ряды армии, нас так и не ознакомили с законом о национальной армии.  В ответ на наше требование ознакомить нас с этим законом, командование бригады своими словами, что «пока Азербайджанская Армия является частью Советской Армии» нанесла по нам сильный морально-психологический удар. Офицерский состав, разговаривая с нами на русском языке, играет на наших национальных чувствах. Офицерский состав, не имеющий национальной психологии, вызывает у нас чувство недоверия».

Скорее всего, тут мы имеем дело с явным фактом, когда, побоявшись из-за трусости и малодушия ехать на фронт, ряд военнослужащих решил спрятаться за громкими лозунгами.

В начале декабря 1-ю ОДШБР посетил министр обороны генерал-лейтенант В.Баршадлы, который встретился с личным составом и ответил на их вопросы. С целью изучения ситуации в 1-й ОДШБР приказом министра обороны № 12 от 07 декабря была создана специальная комиссия. В своем отчете от 25 декабря комиссия указала, что на самом деле были проблемы в обеспечении военнослужащих форменным обмундированием, которые в настоящее время решены. Также комиссия выявила факты того, что офицеры отдавали команды на русском языке, но объяснила это тем, что они проходили службу в Советской Армии и знают военную терминологию на русском языке. В то же время, началось создание военной терминологии на азербайджанском языке.

В отличии от трусов, кто под разными предлогами пытался уклониться от выполнения своего гражданского и воинского долга, в 1-й ОДШБР большинство военнослужащих были готовы встать на защиту своей Родины. 8 декабря 1991 г. на Аллее шехидов в г.Баку прошла первая церемония принятия Военной присяги военнослужащими соединения. Всего Военную присягу приняли 138 военнослужащих. 9 декабря 25 военнослужащих были направлены в Шушинский район, где резко обострилась обстановка.

На совещании у государственного секретаря Т.Исмаилова 1 ноября 1991 г. обсуждался вопрос положения в НКАО. Было отмечено, что в результате нападений армянских вооруженных формирований почти 15 тыс. азербайджанцев были вынуждены покинуть свои дома в г.Ханкенди и в других районах НКАО и стали беженцами.  В области действует более тысячи переброшенных из Армении, прошедших подготовку и вооруженных до зубов армянских боевиков. Союзные органы самоустранились от выполнения своего конституционного долга и размещенные в НКАО советские воинские части выполняют роль наблюдателей. На совещании было отмечено, что для отражения атак армянских вооруженных формирований надо ускорить работу по организации отрядов самообороны. Важнейшей задачей было сформулировано создание боеготовых вооруженных сил.

Министр обороны Валех Баршадлы согласился с необходимостью принятия срочных мер, но указал, что по объективным причинам создание боеготовых вооруженных сил в ближайшее время очень сложно. Это объяснялось тем, что собрание призывного контингента в воинских частях и их обучение займет значительное время.  В этих условиях министр обороны предложил создать в приграничных с Арменией и НКАО районах территориальные отряды самообороны. Сформированные из добровольцев, эти отряды должны были занимать оборону, пока не будут созданы первые воинские части Вооруженных сил. 

На совещании было принято решение, в котором, в частности, говорилось:

- Министерству обороны, военным комиссариатам и другим заинтересованным органам принять решительны меры по созданию Сил национальной самообороны,

- до конца ноября должны быть готовы военные силы численностью 5 000 человек для защиты приграничных районов,

- от Совета министров требовалось, чтобы оно приняло организационные меры в отношении тех лиц, которые допускают халатность и саботаж при формировании Сил национальной самообороны,

- в связи с тем, что руководство МО СССР оказывается передать военное имущество в распоряжение руководства Азербайджана, необходимо наладить на промышленных предприятиях Азербайджана производство необходимого военного имущества и техники.

19 ноября министр обороны подписал приказ № 03 о создании территориальных сил самообороны. По этому приказу для обеспечения безопасности приграничных районов должны были быть организованы территориальные силы самообороны в Газахском, Агстафинском, Кельбеджарском, Лачинском, Губадлинском, Шушинском, Зангиланском, Джебраильском, Товузском, Физулинском, Агдамском, Геранбойском, Ханларском, Евлахском, Бардинском, Тертерском, Уджарском, Дашкесанском, Гедабекском, Шамкирском районах, и в городах Гянджа и Ходжалы. Численность территориальных сил самообороны была определена в 500 человек.

Предполагалось, что по мере комплектования воинских частей из призывников, служившие в территориальных силах самообороны будут отправлены в запас. Поэтому МО в своем приказе требовало, чтобы призывники из вышеуказанных районов была направлены для несения службы в территориальные силы самообороны. Комплектование офицерами и сержантами также должно было проводиться силами районов. Т.к. офицеров запаса на учете в военкоматах этих районов было мало, комплектование должно было также проходить за счет направления на службу в территориальные силы самообороны преподавателей начальной военной подготовки в школах. Согласно справке-докладу МО, к концу 1991 года было сформировано 22 территориальных батальона самообороны общей численностью 11 000 человек.

Для назначения командиров территориальных батальонов самообороны был определен очень сложный механизм. Приказом МО было определено, что кандидаты на должности командиров батальона и их заместителей отбираются военными комиссариатами, предлагаются главами исполнительных властей районов, которые уже представляют их в МО для назначения на должности. Командиры территориальных батальоном самообороны одновременно являлись заместителями главы исполнительной власти района по военным вопросам. Таким образом у командиров территориальных батальонов самообороны получалось двойное подчинение: и Министерству обороны, и главе исполнительной власти района. Это создавало объективные сложности в управлении этими подразделениями.

Согласно приказу МО, командиры территориальных батальонов должны были организовать заставы на приграничной территории, создать систему связи между приграничными селами и городами, и сообщать об обстановке в МО. Батальоны самообороны должны были организовать оборону важных объектов и населенных пунктов. Командиры батальонов должны были организовать роты и учебно-тренировочный процесс личного состава. Об обстановке надо было докладывать в МО два раза в день: в 9:00 и в 21:00. В докладах об обстановке должно было быть указано:

- обстановка на территории района;

- статус выполнения инженерных и фортификационных работ;

- состояние дисциплины среди личного состава;

- планирование работ по боевой подготовке;

- комплектование батальонов и их техническое оснащение.

При обострении военно-политической обстановки в районе об этом нужно было делать незамедлительные доклады в МО.

Исполнение приказа об организации территориальных сил самообороны было возложено на первого заместителя командующего Силами национальной самообороны.

Основной проблемой было обеспечение формировавшихся территориальных батальонов самообороны вооружением.

Дислоцированные на территории Азербайджана воинские части Советской Армии отказывались передавать имеющееся вооружение и технику в распоряжение МО Азербайджана. Добывавшегося различными путями вооружения катастрофически не хватало. По состоянию на 7 декабря МО смогло передать в территориальные батальоны только следующее количество вооружения:

- мелкокалиберные винтовки – 280 шт.

- автоматическое оружие - 1020 шт.

- ручные пулеметы – 32 шт.

- ручные гранатометы – 12 шт.

- пистолеты - 25 шт.

Для организации территориальных сил самообороны МО было подготовлено наставление. Согласно этому наставлению, территориальные отряды самообороны были предназначены как для мирного, так и для военного времени. В мирное время отряды самообороны должны были быть сокращенного состава. В это время отряды должны были состоять только из командира, его заместителей и командиров рот. Эти отряды должны были финансироваться из бюджета районов, где сформирован этот отряд.  В военное время отряды должны были быть укомплектованы по полному штату, за счет людских и транспортных ресурсов района. 1-2 сельсовета должны были обеспечить комплектование одной роты. Согласно наставлению, материально-техническое обеспечение должно быть организовано исполнительной властью района, вооружение и снаряжение должно быть обеспечено за счет средств отделов ДОСААФ и отделов внутренних дел, а также путем сбора охотничьего оружия у населения. 

Техническое оснащение должно быть обеспечено со стороны колхозов, совхозов, предприятий и управлений района.  При выполнении боевых задач отряды самообороны должны группировать свои силы в двух эшелонах. Первый эшелон должен был находиться на переднем краю обороны. В него должны были входить две роты. Второй эшелон должен был состоять из одной находящейся в резерве роты, ее задачами должно было стать отражение возможных прорывов противника и вступить бой при необходимости.

В конце ноября 1991 г. руководством МО Азербайджана был подготовлен пакет предложений по организации обороны республики. Данный документ рассматривал основополагающие вопросы по организации обороны республики, прогнозировалась возможное развитие событий в войне с Арменией, поэтому остановлюсь на нем подробнее.  

В своих предложениях МО главной целью в процессе организации обороны республики указывало укрепление государственной границы с Арменией. Обеспечение безопасности государственной границы с Арменией было указано стратегической целью. Для этого было необходимо мобилизовать все силы и потенциал республики. Предполагалось, что укрепление границы и ее надежное прикрытие приведет к тому, что действующие в Нагорном Карабахе армянские вооруженные формирования будут лишены материального обеспечения, притока пополнения, что приведет к их ослаблению. В свою очередь, ослабление армянских вооруженных формирований приведет к положительным результатам переговоров с Арменией и даст время на формирование Вооруженных сил.

В целях укрепления государственной границы с Арменией и прилегающих к Нагорному Карабаху районов МО предлагало проведение следующих мероприятий:

а) организация инженерного обеспечения границы, строительной военных объектов в приграничных н/п.

Строительство наблюдательных пунктов и их обеспечение всем необходимым, узлов обороны, окопов, скрытых путей сообщения, подземных коммуникаций, опорных пунктов и  мест дислокации личного состава. Одновременно уделялось особого внимания работам по маскировке, созданию системы обороны н/п с четырех сторон;

б) создание телефонной и радиосвязи между приграничными н/п и районными центрами, все переговоры должны были вестись по закрытой связи и с использованием шифрования.  Для всех отрядов и подразделений должны были быть определены системы опознавания и предупреждения;

с) в приграничных с Арменией районах должны были быть организованы отряды самообороны, которые должны были заниматься боевой подготовкой. В ходе боевой подготовки основное внимание должно было быть уделено тактической подготовке, выдвижению в зону боевых действий, занятие оборонительных позиций, занятие позиций для контратаки, маневры по выходу во фланг и тыл позиций противника, организованному отходу. Систематические тренировки и учения, изучение условий боевой готовности и их соблюдение, считалось важны элементом надежной охраны границы. С целью борьбы с самолетами и вертолетами, которые совершали постоянные перелеты из Армении в Нагорный Карабах, МО особое внимание уделяло противовоздушной обороне, созданию подразделений ПВО, их обучению и оснащению зенитно-артиллерийским и зенитно-ракетным вооружением. На первоначальном этапе предлагалось оснастить подразделения ПВО ПЗРК «Стрела-2»;

д) предлагалось проведение мер по подготовке театра боевых действий на границе с Арменией. С этой целью предлагалось провести ремонт старых и строительство новых дорог и пр. Приведение в рабочее состояние шоссейных и железных дорог должно было обеспечить быструю переброску военных сил из одного участка фронта на другой, проведение маневра силами и средствами, по оперативному снабжению. Также отдельное внимание уделялось строительству и ремонту мостов, туннелей, аэродромов, площадок для приземления вертолетов, мест хранения военной техники, размещения личного состава;

е) предусматривались меры для защиты важных объектов от диверсионно-разведывательных групп противника, подготовка важных объектов к уничтожению в случае необходимости, строительство инженерных укреплений вокруг населенных пунктов, создание минных полей, заграждений, надолбов и валов;

ж) подготовка местного населения в рамках работы по гражданской обороне;

з) в приграничных с Арменией и Нагорным Карабахом районах должно было быть объявлено военное положение и организация органов управления в этих районах в соответствии с требованиями военного времени;

и) создание оперативных командований на следующих направлениях:

Первое направление: Геранбой – Товуз – Газах. Командный пункт в Шамкире, передовой командный пункт в Товузе.

Второе направление: Барда – Агдам – Шуша – Лачин. Командный пункт в Барде, передовой командный пункт в Агдаме.

Третье направление: Физули – Губадлы – Зангилан. Командный пункт в Физули, передовой командный пункт в Губадлы.

Для проведения мер по обороне страны в полном объеме основным условием считалось обеспечение общественно-политической стабильности в стране. Указывалось, что распространение необоснованных слухов, несанкционированных митингов, активизация уголовных элементов должны жестко пресекаться. В условиях военного времени должен быть обеспечен общественный порядок, а на предприятиях, государственных органах, организациях, учебных заведениях должна поддерживаться дисциплина. Потому что только в таком случае весь потенциал республики может быть направлен на организацию обороны страны. Для пресечения публикации в СМИ сведений, составляющих государственную и военную тайну, считалось необходимым введение военной цензуры.

Особое внимание МО уделяло строительству армии. МО в категорической форме требовало, чтобы была прекращена практика отправки в зону боевых действий воинских частей, не прошедших необходимую боевую подготовку. Перед отправкой в зону боевых действий призывники должны были пройти 5-6 месячный курс боевой подготовки, а призванные из запаса - специальный курс боевой подготовки в учебных центрах. Отправка не прошедших необходимый курс подготовки и не оснащенных необходимым вооружением воинских частей в зону боевых действий, не проведение разведки по установлению сил и средств противника перед началом боя, квалифицировалось как безответственные и преступные деяния. Также отмечалось, что отправка под давлением различных политических сил, проводивших митинги у Министерства обороны, в зону боевых действий не сформированных, не вооруженных и не прошедших необходимую боевую подготовку подразделений, является грубой ошибкой и МО категорически не согласно с таким подходом.

Создание напряженной обстановки вокруг МО, обвинение руководства МО в крупных ошибках и просчетах, попытки нанести ущерб авторитету и репутации руководства МО, обвинения в торможении формирования воинских частей, расценивалось как работа в интересах противника.

По мнению руководства МО, в создании такой напряженной обстановки виноват ряд депутатов. Эти не то что не имевшие военного образования, но и ни одного дня не служившие в армии личности, обвиняли МО в медлительности, отсутствии военной концепции и доктрины, некомпетентности, а себя выставляли специалистами в военном деле и по поводу, и без оного вмешивались в работу МО. Такой деятельностью занимались и некоторые интеллигентские круги, которые пытались выставить себя как знатоков военного дела. Но, эти люди забывали, что, как и физика, математика, история и другие науки, военное дело является такой же самостоятельной наукой и дилетантство тут может привести к трагедиям в войне. Произошедшее в зоне боевых действий в 1991 году является практическим результатом таких безответственных выступлений.

Вмешательство ряда депутатов, общественно-политических сил в работу МО, публичное обсуждение ими военных вопросов и слабых мест в организации обороны страны, расценивалось как недопустимое. По мнению МО, все эти действия не являлись случайными и нагнетание общественного-политического кризиса не являлось некомпетентностью ряда лиц, а было результатом целенаправленной и планомерной работы со стороны врагов Азербайджана, главной целью которых являлось создание в республике напряженной морально-психологической обстановки и тем самым заставить республику совершить необдуманные, торопливые решения. Поэтому МО считало, что требования отправить личный состав недавно сформированных и неподготовленных воинских частей в зону боевых действий, льют воду на мельницу врага.

МО считало, что требования сменить руководство военного ведомства являются давлением на органы государственной власти, что смена руководства только недавно начавшегося формироваться МО приведет к потере времени, неразберихе в процессе строительства Вооруженных Сил и только замедлит этот процесс. Создание нездоровой атмосферы вокруг создаваемой в республике армии, дестабилизация обстановки в республике, разделение народа по принципам местничества, вмешательство в процесс формирования воинских частей, создание многочисленных и не подчиняющихся МО отрядов, является в том числе и результатом работы разведки противника.

Для правильного формирования воинских частей считалось необходимым следующее:

До объявления всеобщего призыва необходимо было принять в свое распоряжение военные городки подразделений СА, расположенные в Баку, Гяндже, Лянкяране, Нахчыване. В этих военных городках должны были быть размещены воинские части, комплектуемые призывниками. За два месяца до объявления всеобщего призыва надо было провести отбор среди офицеров СА и офицеров запаса первого разряда: танкистов, артиллеристов, разведчиков, мотострелков и пр. После чего с ними должны были быть проведены месячные учебно-методические сборы. Данные курсы предлагалось провести на базе БВОКУ. Для проверки принимаемых на службу офицеров должны были быть сформированы специальные комиссии, состоящие из работников МО, МНБ и МВД, которые должны были проверять уровень подготовки, морально-психологические качества офицеров.

Привлекаемый к службе сержантский состав тоже должен был проходить отбор по этой процедуре. Сначала они должны были пройти 1-2 месячный учебно-тренировочный сбор, после чего пройти аттестацию в специальных комиссиях.

Офицерский и сержантский состав, после прохождения учебно-методических сборов и принятия военной присяги, в зависимости от своей квалификации должен был быть направлен для прохождения службы или в части, комплектуемые из призывников, или в части, комплектуемые на контрактной основе. По мнению МО, только после отбора и назначения офицерского и сержантского состава, прохождения ими учебно-методических сборов, подготовки военной инфраструктуры, обеспечения военной техникой, вооружением, материально-техническими средствами, организации жилищно-бытовых условий, мог начаться призыв на действительную военную службу.

Для создания боеготовых Вооруженных Сил должны были быть осуществлены следующие комплексные меры:

Подготовка и формирование организационно-штатной структуры Вооруженных Сил;

Обеспечение армии техникой, вооружением и боеприпасами;

Организация прохождения военной службы;

Организация подготовки кадров;

Определение порядка комплектования Вооруженных Сил;

Размещение войск;

Организация всестороннего снабжения армии;

Создание системы размещения авиации, вертолетов и ракетных войск;

Создание ремонтно-технических баз;

Создание мобилизационного резерва.

В качестве причин неудач и напряженной обстановки в зоне боевых действий указывались следующие:

Отсутствие политического единства в республике;

Из-за отсутствия политического единства, проблемы в создании боеготовой и дисциплинированной армии.

Плохое снабжение армии вооружением и боеприпасами, недостаточная подготовка личного состава.

Слабое инженерное оборудование и подготовки оборонительных позиций в районах расположенных в зоне боевых действий.

В конце своих предложений МО также указывало на необходимость подчинения дислоцированных в республике советских войск президенту Азербайджана и принятия президентом полномочий Верховного главнокомандующего Вооруженными силами. Также для разработки военной политики и военной доктрины Азербайджана, работ по организации обороны республики, контроля военных и оборонных вопросов со стороны президента, предлагалось ввести должность государственного советника президента по военным вопросам. Государственный советник должен был иметь в своем подчинении рабочую группу, состоящую из опытных и профессиональных специалистов, упорядочить процесс военного строительства. Такой государственный орган мог более компетентно руководитель процессом военного строительства, а также пресекать всякие вмешательства в военные дела посторонних лиц.

К сожалению, данные предложения руководства МО так и остались на бумаге. Почти все время работы министром обороны В.Баршадлы, атмосфера вокруг Министерства обороны была невыносимой. С самого начала своего создания МО во главе с В.Баршадлы оказалось под огульной критикой оппозиции в лице Народного фронта Азербайджана. Не считаясь с имеющимися реалиями, оппозиция выступала с популистскими требованиями немедленно создать боеготовые Вооружённые силы. Так, 20, 21 и 27 сентября 1991 г. на площади Азадлыг прошли митинги НФА, на которых выдвигались одни и те же требования: роспуск Верховного Совета, немедленное создание национальной армии, которую надо срочно отправить в Нагорный Карабах.

Как можно было за месяц с нуля создать боеготовые Вооруженные Силы? Этот вопрос, видимо, не занимал умы лидеров НФА и их последователей.

Несколько раз молодчики во главе с Фахмином Гаджиевым и Искендером Гамидовым блокировали министра обороны в его служебном кабинете. 23 ноября и 29 ноября 1991 г. перед Минобороны прошли пикеты под руководством Искендера Гамидова и Неймата Панахова с требованием отставки В.Баршадлы. При этом иногда действия оппозиции переходили все законные и этические нормы.

5 декабря оппозиционные силы провели у МО очередной митинг, на котором выдвинули очередные требования и претензии в адрес руководства МО. По требованию участников митинга, министр обороны вышел к ним и сообщил, какие принимаются меры для строительства армии, попытавшись также объяснить, что невозможно с нуля за 2-3 месяца создать боеготовую армию. Но, во время своего выступления министр обороны В.Баршадлы был освистан участниками митинга, ему не дали договорить до конца, после чего по требованию руководителей оппозиции были заблокированы все входы/выходы в здание МО, а самого министра обороны в здание не впустили.

Выступивший на митинге Искендер Гамидов заявил, что он больше не пустит В.Баршадлы в здание Минобороны. Одновременно митингующие выступили с дежурным требованием отставки министра обороны.

В любой нормальной стране за сам факт того, что во время войны кто-то блокирует работу Министерства обороны, власть сразу же приняла бы решительные меры и все эти преступники были бы привлечены к уголовной ответственности, а здание МО было бы разблокировано. Но, тогдашний президент Аяз Муталибов в очередной раз решил занять позицию страуса и спрятать голову в песок.  

Выполнив требования оппозиции, он 11 декабря подписал указ об отставке Валеха Баршадлы с должности министра обороны.

Сам факт того, что в самом начале строительства Национальной армии, такой высокопрофессиональный военный как Валех Баршадлы оказался не у дел, стало большой потерей для Вооруженных сил Азербайджана.

Валех Баршадлы скончался 15 мая 1999 года и был с почестями похоронен в Аллее почетного захоронения.

Мамед Велимамедов, специально для Armiya.az



Тэги: