Эшелонирование и рой – новые способы применения БПЛА

2020/09/1599736294.jpg
Прочитано: 646     15:27     10 СЕНТЯБРЯ 2020    

Беспилотная авиация стремительно изменяется – еще совсем недавно БПЛА были радиоуправляемыми игрушками, но вскоре они стали использоваться военными – сначала для наблюдения и разведки, затем – для перевозки грузов, нанесения ударов по наземным целям либо выполнения нескольких задач (например, разведывательно-ударные БПЛА), а в ближайшем будущем – и для перехвата и уничтожения воздушных целей.


Но пока БПЛА применяются, как и пилотируемые самолеты-аэропланы на заре авиации, либо одиночно, либо в составе небольших тактических групп, как, например, турецкие БПЛА в Сирии и в Ливии.

Однако, уже в ряде стран изучается возможность отказа от такого классического способа применения ударных и многоцелевых БПЛА в пользу их комплексного применения на основе принципа эшелонирования. Суть этого принципа заключается в использовании БПЛА в составе группы, основой которой являются тяжелые ударные БПЛА с высокоточным вооружением. Помимо них в состав группы включаются узкоспециализированные БПЛА (разведчики, которые могут использоваться также для корректировки действий ударных БПЛА и постановки помех; камикадзе, которые отвлекают на себя средства ПВО-ПРО, одновременно выявляя и уточняя места их нахождения, а также наносят по ним удары своим легким вооружением; ударные – со стрелково-пушечным и ракетно-бомбовым вооружением, предназначенные для решения тактических задач и усиления мощи тяжелых БПЛА).

В этой связи очевидно, что для использования БПЛА на основе принципа эшелонирования необходимо расширение номенклатуры БПЛА и вооружений для них, а также изменение тактики применения БПЛА и их взаимодействия с пилотируемыми летательными аппаратами – самолетами и вертолетами, что требует и теоретических разработок, и практических исследований.

С этой целью еще в конце 2018 года европейский консорциум Airbus Helicopters и австрийская компания Schiebel провели совместные испытания пилотируемого вертолета H145 и беспилотного вертолета Camcopter S-100.

Затем, в апреле 2020 года, Европейское оборонное агентство объявило тендер на разработку технологии, которая позволит пилотируемым вертолетам и БПЛА выполнять совместные полеты. При разработке технологии должна быть реализована концепция MUM-T (Manned-UnManned Teaming, взаимодействие «человек-машина»), согласно которой экипажи вертолетов в полете смогут управлять БПЛА, а БПЛА смогут действовать в автоматическом режиме, выполняя задачи в паре с пилотируемым вертолетом. Также концепция предполагает, что экипажи вертолетов смогут взаимодействовать с БПЛА на уровне постановки задачи, способы решения которой БПЛА должны будут искать самостоятельно. На финансирование разработки этой технологии разработку технологии Евросоюз намерен выделить 22 млн евро.

Другим направлением исследований и экспериментов является изучение возможности замены больших БПЛА, типа американского MQ-1C, группой (стаей или роем) мини-БПЛА, достаточно «умных», чтобы действовать в составе роя в основном автономно, а их управление и взаимодействие в составе роя должна обеспечить цифровая система связи, способная практически мгновенно передавать данные.

Весьма интересные суждения о будущем БПЛА представил командующий USAACE (военно-научный и аналитический Армейский авиационный центр в Форт-Рукере, штат Алабама) генерал Дэвид Фрэнсис. В частности, по его мнению, так как с развитием средств ПВО-ПРО российского и китайского производства экипажи самолетов будут подвергаться все возрастающей опасности, поэтому необходимо, чтобы до входа боевого самолета (разведчика, ударного, транспортного) в воздушное пространство противника группа БПЛА провела разведку его ПВО, «ослепила» или повредила РЛС и нанесла удары по объектам ПВО и жизненно важным объектам. Т.е. БПЛА должны оказывать существенную помощь пилотируемой авиации с целью сведения к минимуму ее боевых потерь. И не только пилотируемой, но и беспилотной. Так, например, рой мини-БПЛА позволит большим разведывательно-ударным БПЛА вести разведку и наблюдение без захода в зону действия ПВО противника.

С целью реализации этих идей в США по заказу DARPAведутся работы по программе Gremlins, предусматривающей использование пилотируемых самолетов и вертолетов в качестве «летающих аэродромов» – носителей малоразмерных БПЛА Gremlins X-61A, которые могут нести сенсорную нагрузку или вооружение, что должно расширить возможности пилотируемых аппаратов и минимизировать риски для их экипажей.

Также в США с 2018 года в рамках проекта TOBS (Tactical Offboard Sensing – тактическое наружное наблюдение) проводятся испытания разработанного компанией Area-Iразведывательного мини-БПЛА самолетного типа Altius, который имеет складные крылья и хвостовое оперение, оснащен толкающим воздушным винтом, а также тепловизионной и оптико-электронной камерами. В 2018 году запуск этих БПЛА осуществлялся с самолета огневой поддержки AC-130J «Гострайдер» (модификация военно-транспортного самолета C-130 «Геркулес», предназначен для огневой поддержки разведывательно-диверсионных подразделений и сухопутных войск). В этом году проводятся эксперименты по запуску Altius с ударного БПЛА MQ-1C, который, в зависимости от конфигурации, может нести от 12 до 14 таких БПЛА. В частности, по информации Flightglobal, испытательный запуск Altius-600 с MQ-1C, в ходе которого выполнялась проверка систем связи и ретрансляции сигналов, был осуществлен во второй декаде июня 2020 года на полигоне в Юме (штат Аризона) специалистами Армии США совместно с представителями компаний General Atomics Aeronautical Systems и Area-I. Причем, управление БПЛА осуществлялось с ноутбука, а не со стандартной станции управления.Кстати, первоначально планировался запуск с MQ-1C нескольких Altius-600, которые должны были удаляться от носителя на 60-80 км.

Разработку бюджетных БПЛА, способных поддерживать пилотируемую авиацию в качестве ведомых и действовать в составе роя, осуществляют и компании Lockheed Martin и Kratos Defense and Security Solutions. Последняя уже осуществляет производство воздушной платформы XQ-58A Valkyrie, созданной в рамках двух программ – Loyal Wingman, целью которой является оснащение пилотов самолетов Lockheed Martin F-35 и F-22 «ведомыми» БПЛА, и Skyborg, связанной с разработкой искусственного интеллекта, способного управлять БПЛА и поддерживать пилота самолета.

Несмотря на то, что в ходе третьего испытательного полета в октябре 2019 года один из БПЛА Valkyrie получил повреждения при приземлении, компания продолжила работы и в январе 2020 года состоялся четвертый испытательный полет. Поставка в войска первых 12 БПЛА запланирована уже на первый квартал 2021 года, после чего компания готова поставлять по два БПЛА ежемесячно. Поэтому весьма вероятно, что в течение этого года компания получит заказ на производство как минимум 30 Valkyrie.

А компания General Atomics представила в этот период концепт БПЛА-истребителя Defender, основной задачей которого является защита небоевых самолетов, например, ДРЛО, разведывательных, топливозаправщиков. При необходимости Defender также может выполнять функции топливозаправщика.

Предполагается, что Defender может нести на внешних точках подвески четыре ракеты «воздух-воздух» средней дальности AIM-120 AMRAAM, кроме того, другие виды вооружения могут размещаться во внутреннем отсеке

Проводятся эксперименты по использованию роев БПЛА и в других странах. Например, в Китае начале 2020 г. компания China Electronics Technology Group Corporation подняла в воздух 67 БПЛА в составе роя, способного вести разведку и наблюдение без участия человека.

В Турции разработку мини-БПЛА, которые могут использоваться в составе роя, осуществляет компания STM (Defence Technologies Engineering and Trade Inc.). В частности, уже производится небольшой ударный БПЛА-камикадзе Kargu-2, способный действовать в составе роя из 29 БПЛА. Вес Kargu-2, который напоминает некоторые израильские мини-БПЛА и американский барражирующий боеприпас Switchblade, – 7 кг, максимальная скорость – 145 км/ч, продолжительность полета – 30 мин.Он может нести осколочно-фугасныйбоеприпас (для поражения живой силы и легкой техники), термобарический(для разрушения зданий и сооружений) иликумулятивный(для поражения тяжелой техники).Также БПЛА оснащен LIDAR, обычной и инфракрасной камерой, что позволяет распознавать лица и, при необходимости, охотиться на отдельных противников.Причем, в отличие от одноразового Switchblade, если атака не состоялась или после выполнения разведки Kargu-2способен возвращаться к оператору, который может находится на расстоянии до 10 км. Также БПЛА может выполнять полет в автономном режиме, используя алгоритмы deep learning для обнаружения, сопровождения и идентификации целей.

Кроме Kargu-2, STM производит и БПЛА-камикадзе ALPAGU, который также, способен действовать в составе роя, но лишь из 12 БПЛА.

Об эффективности действий роя турецких БПЛА можно судить по военной операции «Весенний щит», проведенной в Сирии. Согласно отчету министерства обороны Турции,роем БПЛА было уничтожено два самолета, пять средств ПВО, 86 «стволов» артиллерии, 77 единиц бронетехники, девять хранилищ оружия и более 2 000 чел. С турецкой стороны человеческих потерь не было. Также и в видеоролике, распространенном турецкими военными 28 февраля, зафиксировано уничтожение с помощью БПЛА десятков танков и орудий и настоящее избиение сирийских военнослужащих.

Таким образом, очевидная цель ВВС США, Китая и Турции – получать на вооружение автономные, быстрые и малозаметные БПЛА, способные выполнять большинство задач из тех, которые в настоящее время выполняет военная пилотируемая авиация.

А какие цели ВВС постсоветских стран в вопросах применения роев мини-БПЛА, а также использования принципа эшелонирования?

Россия

Еще в мае 2019 года появилась информация о первом запуске группы БПЛА «Орлан-10», «Тахион» и «Элерон-3», который был осуществлен в Центральном военном округе. Однако каких либо сведений о результатах этого запуска нет.

Затем, в июле 2019 года появилась информация о создании системы управления малыми БПЛА«Стая-93», в основе которой – самоорганизующийся рой БПЛА СОМ-93, каждый из которых может нести до 2,5 кг боевой нагрузки. Рой предназначен для нанесения массированного удара по одиночным и групповым наземным и воздушным целям в условиях противодействия средств РЭБ и ПВО.

А 28 июня 2020 года ТАСС объявило, что в России был проведен эксперимент по применению роя истребителей Су-35 под управлением самолета 5-го поколения Су-57. Информацию об этом ТАСС якобы «слили» два источника в оборонно-промышленном комплексе, но дату и место проведения эксперимента не указали. Однако, один из информаторов якобы заявил, что эксперимент проводился «в реальных боевых условиях».

Учитывая, что реальные боевые действия Россией проводятся в Сирии, где находится большое количество истребителей Су-35 и Су-57 летал туда два раза, не исключено, что испытания роя истребителей проводились в Сирии.

Однако информация об испытании роя истребителей «в реальных боевых условиях» вызвала несколько справедливых вопросов у авиационных экспертов и аналитиков.

В частности, насколько верно называть групповой полет истребителей «стаей» или «роем»? Ведь во всем мире эти термины применяется по отношению к беспилотной авиации и при использовании тактики «роя» потеря одного БПЛА не влияет на выполнение боевой задачи, чего нельзя сказать о самолетах.

Поэтому очевидно, что Су-57 может быть только самолетом-платформой, с которой будет осуществляется управление роем БПЛА, но не пилотируемых самолетов.

Может быть смолетом-платформой для управления роем БПЛА и модернизированный самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-50У, который уже может передавать целеуказания любым самолетам фронтовой авиации и наземным системам ПВО.

Ведутся работы по использованию в качестве носителей малых БПЛА и дирижаблей. Так, в марте 2020 г. «Концерн Радиоэлектронные технологии» Госкорпорации Ростех сообщил о создании комплекса бортового оборудования для дирижаблей-аэростатов, которое существенно меняет принципы и область их применения. Кроме того, сочетание способности дирижаблей-аэростатов находится в воздухе длительное время, выполняя роль базы БПЛА и ретранслятора со способностями БПЛА по оперативной доставке в нужную точку средств поражения, средств разведки (видеокамер высокого разрешения, специализированных датчиков), систем радиопередчи открывает новые возможности по их применению в военных целях.

Также планируется переделать в носителя мини-БПЛА российский боевой БПЛА-робот «Маркер», который в настоящее время оснащен пулеметом Калашникова и противотанковыми ракетами. Планируется, что модифицированный «Маркер» сможет осуществлять в автономном режиме запуск разведывательных БПЛА и барражирующих БПЛА-камикадзе, которые смогут работать по целям как индивидуально, так и в группе.

Украина

Еще в 2017 году ПАО «ЧеЗаРа», ЧАО «НПО Практика» и польская компания WB Electronics представили обновленный вариант ударно-разведывательного комплекса «Сокол», состоящего из разведывательного БПЛА FlyEye, который обеспечивает обнаружение и наблюдение за целями, и ударного БПЛА-камикадзе Warmate. FlyEye может выполнять полет в течение 2-3 часов на высоте до 1000 м и дальности до 50 км. Он оснащен ночными и дневными камерами и защищенными каналами передачи информации, а также имеет функцию возврата в точку запуска при потере сигнала GPS. Собранная БПЛА информация передается на пункт управления, где принимается решение на применение ударного БПЛА-камикадзе, максимальная дальность полета которого составляет 30 км. Боевая часть Warmate, которая размещается в носовой части, может изменяться в зависимости от типа цели (фугасного, осколочно-фугасного, кумулятивного или зажигающего действия), в этой связи масса взрывчатого вещества может составлять 530-1350 г. Весь комплекс размещается на базе нескольких бронеавтомобилей «Казак-2М» производства «НПО Практика».

Известно, что ударно-разведывательный комплекс «Сокол» проходил испытания в интересах Вооруженных Сил Украины, но информации о принятии его на вооружения нет.

Тем не менее к тактике комплексного применения БПЛА на основе принципа эшелонирования и тактике применения москитного роя мини-БПЛА в министерстве обороны Украины относятся положительно. В частности, по мнению заместителя министра обороны Александра Миронюка, которое он изложил в своем в интервью «Оборонно-Промышленному Курьеру», возможно формирование так называемых «конвоев» для совместных действий БПЛА, например, разведывательно-ударных и постановщиков радиопомех. Для уничтожения предварительно выявленных целей разведывательно-ударные БПЛА под прикрытием БПЛА-постановщиков выходят в район проведения операции, уточняют координаты целей и уничтожают их.

Для такого комплексного использования БПЛА, а также для формирования москитного роя (роя мини-БПЛА) в настоящее время в воинских частях Вооруженных Сил Украины имеются на вооружении БПЛА 1-го класса тактического поля боя (Spektator-M1, А1-СМ «Фурия», Лелека-100, Sparrow, RQ-11B и др.) и тактические мини-БПЛА (PD-1, ACS-3). Кроме того, еще в 2019 году Украина закупила у Турции разведывательно-ударные БПЛА Bayraktar TB2 и планирующие авиабомбы с лазерным наведением MAM-L, которые могут поражать цели на расстояниях от 500 м до 8 км с точность наведения до 1 м. Для управления данными БПЛА имеются специальные экипажи, подготовка которых осуществлялась непосредственно в Турции.

Таким образом, очевидно, что уже скоро в боевых действиях будет принимать участие большое количество БПЛА, роботов и интегрированных гетерогенных комплексов боевых систем, в результате чего непрофессиональные военные и солдаты срочной службы обречены быстро пополнять статистику боевых потерь, а их боевая эффективность будет стремиться к нулевой.

В этой связи весьма вероятно, что в ближайшем будущем вместо ядерного оружия оружием массового поражения станут рои мини-БПЛА. Такую идею еще в 2017 году высказал профессор Университета Калифорнии Беркли (UC Berkeley) Стюарт Расселл (Stuart Russell), продемонстрировал возможность создания автономных крошечных БПЛА-убийц.

Кстати, использование роев боевых БПЛА предсказал еще в 1955 г. писатель-фантаст Станислав Лем в своем романе «Непобедимый».

Леонид Спаткай, специально для Belarus Security Blog

 



Тэги: