Афганистан, Карабах, Шушинская Декларация и Тюкский Союз - Большое интервью с казахским аналитиком

2021/10/erkin-1634278771.jpg
Прочитано: 1226     10:14     15 ОКТЯБРЯ 2021    

"Интеграцию тюркских стран необходимо продолжать"


На вопросы Инфоромационно-аналитического портала Armiya.az отвечает ведущий научный сотрудник Института востоковедения им. Р.Б. Сулейменова Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан, известный эксперт, профессор Эркин Байдаров.

- Эркин бей, как можно охарактеризовать ситуацию в Центральной Азии после вывода войск США из Афганистана и прихода к власти движения Талибан в этой стране?

- Перед тем как ответить на этот вопрос, хотел бы поблагодарить Вас за предложение дать интервью Вашему изданию. Говоря же о ситуации в Центральной Азии после вывода американских войск из Афганистана и прихода к власти движения «Талибан» в этой стране, могу сказать, что ситуация остается довольно стабильной. Если в конце лета текущего года, после взятия талибами Кабула, тема Афганистана была на устах у многих граждан стран Центральной Азии, то сегодня, по крайней мере в четырех из пяти стран региона этот вопрос не так актуален. В Узбекистане к примеру все внимания приковано к предстоящим президентским выборам. Только в Таджикистане ситуация в Афганистане по-прежнему остается в центре внимания, поскольку судьба значительного числа этнических таджиков в проживающих по ту сторону Пянджа, никого не может оставить равнодушным. А ситуация на таджикско-афганской границе в свою очередь не может не беспокоить страны Центральной Азии. Естественно, что ситуация в Афганистане в определенной степени напрягает все столицы региона. Необходима выработка единой стратегии перед лицом потенциальных угроз. Однако если четыре страны региона готовы к сотрудничеству с новой властью в Афганистане, то Таджикистан только после создания инклюзивного правительства, где будут учтены интересы как таджикского, так и других этносов Афганистана.

В этой связи большой интерес (особенно после виртуальной встречи лидеров стран G20) представляет инициатива официального Ташкента и лично президента Узбекистана Шавката Мирзиеева о проведении в Ташкенте встречи высокого уровня ШОС-Афганистан. Эта конференция могла бы ответить на многие интересующие нас вопросы, а также рассмотреть конкретные предложения по сотрудничеству с Афганистаном, как стран Центральной Азии, так и других стран-участниц-ШОС (России, Китая, Пакистана, Индии, Ирана).

- Как видим, пока все тихо и нет серьезных оснований для беспокойства с точки зрения безопасности стран региона. Но это немного напоминает и затишье перед сильной бурей. Пока вопрос Панджшера остается открытым и интересы Таджикистана в этом регионе создают очаг напряженности, что может дать основание талибам «проучить» Рахмона. А недавно на одной из северных провинций Афганистана произошел самый кровавый террор с участием камикадзе с момента прихода талибов к власти в стране. Дерзость теракта указывает на то, что радикалы отправляют серьезный месседж всем, кто выступает против них. Как вы думаете, в случае столкновения Таджикистана с талибами, ОДКБ вступит в этот конфликт на стороне Душанбе?

- К кровавому теракту в шиитской мечети в Кундузе, как и к серии терактов в Кабуле в конце августа, «Талибан», как известно, не имеет отношения. Однако то, что они произошли под самым «носом» у талибов, вызывает определенную настороженность и ряд вопросов к лидерам движения: смогут ли они противодействовать радикалам из числа того же ИГ или других сил, кого не устраивает ситуация в Афганистане и т.д. «Талибан» уже объявил войну тем силам, которые используют Афганистан и его народ в качестве «пушечного мяса» ради достижения своих идей и поддержания у этой страны имиджа рассадника терроризма.

Естественно, что теракты дают повод усомниться в способности талибов, навести порядок и установить долгожданный мир в стране. Очень хочется надеяться, что они с этим справятся.

Что касается вопроса о Панджшере, то да, он остается открытым. И интересы, и позиция Таджикистана в этом вопросе действительно создают определенный очаг напряженности. Поддержка Душанбе антиталибского движения на севере страны, естественно не может не раздражать «Талибан». И этот вопрос как-то следует решать. Те возможности, которые появились перед Афганистаном с уходом американских воинских контингентов и их союзников, возможности перехода на мирные рельсы развития, открывают хорошие перспективы. Поэтому, необходимы дальнейшие переговоры как между талибами и Душанбе, с одной стороны, так и между «Талибан» и представителями т.н. «Северного альянса», с другой, а также теми, кто мог бы содействовать переговорному процессу. Я думаю у лидеров «Талибана», нет намерений, как Вы выразились, «проучить» Рахмона, даже несмотря на заявления исполняющего обязанности заместителя главы правительства Афганистана Абдулы Гани Барадара, что «Таджикистан вмешивается в наши дела».

Любое столкновение на границе может вызвать такой пожар в регионе, что потушить его будет возможно только ценой жизни многих людей. Поэтому это не в интересах как талибов, так и таджикских властей. В случае же столкновения Таджикистана с талибами, если оно произойдёт, не дай Аллах, я думаю, что ОДКБ в лице стран-участниц, прежде всего представляющих наш регион, окажет помощь Таджикистану. Тем более, что военные стран ОДКБ проведут 18-23 октября в Таджикистане вблизи от афганской границы учения «Эшелон-2021» по тыловому обеспечению операции по ликвидации условных боевиков. Но, думаю, что до конфликта дело не дойдет. Есть много других способов урегулировать конфликт мирным путем. Война никому в регионе не нужна. Также, никому не нужен и разделенный на «куски» Афганистан.

- В случае начала войны между Таджикистаном и Афганистаном помимо ОДКБ вступят в конфликт и другие державы региона, такие как Пакистан, Индия и Китай, что запросто может взорвать всю Центральную Азию. По-вашему, насколько готовы правительства стран Центральной Азии к такому худшему развитию ситуации?

- Выше я уже подчеркнул, что война между Таджикистаном и Афганистаном маловероятна. Не будут участвовать в конфликте и те страны, которые Вы назвали. И Исламабад, и Дели, и Пекин, не заинтересованы в эскалации такого рода конфликта, способного подорвать стабильное развитие Центральной и Южной Азии, особенно на фоне открывающихся экономических возможностей. Особенно это касается Китая, пытающегося проложить себе путь на нефтегазовые рынки стран Персидского залива. В тоже время, страны Центральной Азии уже более тридцати лет живут, имея у себя «под боком» раздираемый внутренними противоречиями Афганистан. И все эти тридцать лет слышат утверждения различных экспертов об угрозах, исходящих по ту сторону Амударьи и Пянджа. Однако за это время правительства стран региона научились строить свои отношения с этой страной, политически и экономически сотрудничая с ней. Поэтому даже если гипотетически предположить ухудшение развития ситуации в Афганистане, страны Центральной Азии имеют как говориться, планы, чтоб минимизировать последствия подобного сценария развития. Существование в условиях «прифронтовых» государств многому их научила.

- Помимо опасности, исходящей из Афганистана, между самими странами ЦА не все гладко, как говорится. Члены ОДКБ - Таджикистан и Киргизия совсем недавно стреляли друг в друга. Водная проблема остро стоит между всеми государствами региона. Маловероятно, что они плечо к плечу будут долго воевать против общего врага. Тем более талибы на этот раз очень хитро играют во внешней политике. Как вы думаете, осложнение на границе с Афганистаном может привести к серьезному расколу среди ОДКБ?

- Несмотря на имеющиеся определенные разногласия между Таджикистаном и Кыргызстаном, а также недавний приграничный конфликт между ними, отношения стран Центральной Азии между собой в целом дружественные. К тому же страны региона прекрасно осознают, что в современной геополитической конфигурации им следует держаться друг за друга. Консультативные встречи глав государств Центральной Азии яркое тому свидетельство. Именно на них и в ходе рабочих встреч, лидеры стран региона обсуждают наиболее актуальные вопросы будущего развития Центральной Азии, в том числе и водному. Ваш скепсис по поводу маловероятности плечом к плечу воевать против общего врага, я не разделяю, как и не вижу в талибах общей угрозы для региона. Если кто-то из внешних игроков и посягнет на независимость и суверенитет одной из стран региона и развяжет войну, то чувство солидарности и этнокультурной близости возьмут вверх, и многие граждане стран Центральной Азии встанут «плечом к плечу», в этом я не сомневаюсь. Не думаю, что осложнение на границе с Афганистаном может привести к серьезному расколу среди ОДКБ. Сама организация существует постольку, поскольку, выполняя больше символическую, а не совместно-оборонительную функцию. Дальнейшая ситуация покажет, как говориться, «стоит ли овчинка выделки» …

- Прошел год с Карабахской войны, но армянские политики, СМИ, экспертное сообществе продолжают обливать грязью ОДКБ и её членов, обвиняя их в «проазербайджанской» политике. Давайте ещё раз проясним ситуацию для особо «одаренных» армян, должны были страны ОДКБ – Россия, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан вступить в войну на стороне оккупанта-Армении год назад?

- Несколько лет назад начальник Объединенного штаба ОДКБ Анатолий Сидоров заявил, что двадцатитысячная группировка сил быстрого реагирования ОДКБ будет готова оказать военное содействие Армении, если такое решение будет принято высшим органом организации – Советом, намекнув на то, что если Азербайджан попытается военным путем восстановить свою территориальную целостность, то подразделения спецназначения ОДКБ встанут на защиту Армении и будут воевать с Азербайджаном. Тогда, давая комментарий одному азербайджанскому информационному агентству (См.: https://vzglyad.az/news/95149/На-заметку-генералу-Сидорову-«Члены-ОДКБ-не-поддержат-Армению-против-Азербайджана».html, 09.10.2017), я отметил, что если Россия готова вступить в «войну на стороне Армении», то это ее проблемы. Однако, ни одна страна-участница ОДКБ не будет воевать против Азербайджана. Тем более, Казахстан. В Казахстане сегодня проживает более 100 тысяч азербайджанцев, которые вносят свой вклад в социально-экономическое и культурное развитие Казахстана. Между нашими странами нет никаких противоречий, по многим вопросам глобальной политики мы выступаем с единых позиций, поддерживая друг друга. Также поступят и Кыргызстан, и Таджикистан, и Беларусь. Если со странами Центральной Азии, которых связывает с братским азербайджанским народом общность языка и религии, все ясно, то и Беларусь в лице Александра Лукашенко не раз выражала свою позицию по этому вопросу. Поэтому обвинения армянских политиков, СМИ и т.д. в «проазербайджанской» политике стран ОДКБ не состоятельны. Да и многие понимают, что Азербайджан возвращает, пусть и военным путем, свои земли, потерянные в начале 1990-х годов в ходе Нагорно-Карабахской войны.

- Что можете сказать о важности Шушинской декларации, подписанной между Азербайджаном и Турцией? Она может играть роль мощного фундамента для создания единой, полноценной политической платформы для сближения тюркских стран в будущем?

- Шушинская декларация важна прежде всего странам, подписавшим ее, то есть – Азербайджану и Турции. И это самое главное. Слова Гейдара Алиева о азербайджано-турецких отношениях «Один народ, два государства» прекрасно иллюстрируют значение двух стран друг для друга. Ведь еще основатель Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк заявлял, что «Радость Азербайджана - это наша радость, печаль - наша печаль». Ценность декларации заключается в том, что в подписанном документе нашли отражение такие важные вопросы, как политические, экономические, торговые отношения, культура, образование, спорт, энергетическая безопасность, сотрудничество в сфере оборонной промышленности, военное сотрудничество и взаимная военная помощь, сотрудничество в рамках шестисторонней платформы (куда помимо Азербайджана и Турции, приглашены Армения, Россия, Иран и Грузия), открытие турецкого консульства в Шуше. Несмотря на то, что многие акцентируют внимание на военно-политическое сотрудничество Баку и Анкары, декларация отвечает их национальным интересам, и не направлено против третьих стран.

Шушинская декларация также содержит пункт о Зангезурском коридоре, согласно которой через территорию Армении будет проложена автомобильная и железная дорога, что позволит связать Азербайджан и Турцию. Такой «транзит» может быть полезен и Армении. Еревану не следует считать ее как посягательство на территориальную целостность и государственность Армении. И Баку, и Анкаре не нужны «лишние» головные боли. Подписание «Шушинской декларации» между президентами Азербайджан и Турции можно назвать своего рода гарантией безопасности, что в свою очередь имеет стратегическое значение для Южного Кавказа в целом.

Стратегический курс официального Баку, направленный на сотрудничество, укрепление мира и создание устойчивой региональной и глобальной системы безопасности на Южном Кавказе, можно только приветствовать. Это не только забота о безопасности и процветании Азербайджана, но и всего региона. Однако говорить, что Шушинская декларация может стать фундаментом для создания единой, полноценной политической платформой для сближения тюркских стран думаю не правомерно, поскольку есть другие, уже существующие «платформы» для такого взаимодействия.

- Несколько слов о тюркской интеграции... ТюркПА, ТЮРКСОЙ, и Тюркский Совет продолжают успешно функционировать и ощущаются положительные результаты деятельности данных организаций. Что вы думаете по этому поводу? Какие конкретные возможности открывает перед тюркскими странами данная интеграция?

- Интеграцию тюркских стран необходимо продолжать. Если подписание «Шушинской декларации» между президентами Азербайджана и Турции служит национальным интересам двух стран, то интеграция тюркских стран служит интересам всех тюркских государств. Интеграция подразумевает не только политические и экономические связи (Тюркский Совет, ТюркПА), но и создание социокультурных маркеров тюркского культурно-цивилизационного пространства, как информационная среда, стандартизация национальной письменности на основе латинского алфавита, изучение истории и культуры тюркских народов и ее популяризация и т.д. (ТЮРКСОЙ). Например, Совет сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет) был создан для обсуждения актуальных вопросов двустороннего сотрудничества и укрепления торгово-экономических отношений между родственными странами, а также для обсуждения ключевых тем международной и региональной повестки дня. Сегодня членами организации являются пять из шести тюркоязычных государств. На предстоящем 12 ноября 2021 года в Стамбуле VIII Саммите ССТГ ожидается, что и Туркменистан станет полноправным членом. К тому же на Саммите ожидается преобразование Тюркского совета в Организацию тюркоязычных государств. Данная организация, на мой взгляд, имеет хорошие перспективы для дальнейшего развития. В будущем возможно членство Венгрии, которая сейчас является страной-наблюдателем. О желании стать наблюдателем в 2020 году заявила и Украина. Как мы видим, желание стать членами Тюркского совета или Организации тюркоязычных государств имеют и те страны, которые осознают наличие в своей истории и культуре тюркские корни. А это в свою очередь открывает новые горизонты для интеграции тюркских стран и превращения организации в авторитетное евразийско-тюркское сообщество, связанных единым культурно-цивилизационным кодом.


Беседовал: Кавказ Омаров



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: