Миротворческая миссия Турции или нападет ли Россия на Украину - Интервью

2022/02/erdop-1644993593.jpg
Прочитано: 5973     14:00     16 ФЕВРАЛЯ 2022    

"Запад, прежде всего, заботится о собственной безопасности, и только потом думает об Украине"


На вопросы информационно-аналитического портала Armiya.az отвечает украинский аналитик Юлия Осмоловская:

- Напряжение на границе РФ с Украиной, военная активность Москвы увеличили риски нового вооруженного конфликта в Европе. Судя по публикациям в СМИ, европейская общественность тоже озадачена этим фактом, и есть опасения, что русские нападут с востока. Как в целом в Европе политические круги и общественность относятся к процессам, происходящим вокруг Украины?

- Действительно, стоит признать, что период, в котором мы пребываем сейчас, является беспрецедентным для новейшей истории Европы. Напряжение, которое возникло, многие сравнивают с Карибским кризисом 60-х годов прошлого века. Естественно, что такая напряженность не может не вызывать обеспокоенность в европейских странах, поскольку многие только сейчас осознали риски потенциальной войны в таком европейском государстве как Украина. Войны, которая имеет высокую вероятность перестать быть локальной, а перекинуться и дальше на восточно-европейские государства. Многие понимают, что остаться нейтральным в такой ситуации будет сложно, и не только Европа, но и все трансатлантическое сообщество, так или иначе, окажется втянутым в этот конфликт между Россией и Украиной. Отсюда и нервозность, и отчаянные попытки активной челночной дипломатии лидеров США и ряда европейских стран находиться в постоянной коммуникации с политическим руководством Украины и России.

Пожалуй, квинтэссенцией такого напряжения можно считать решение ряда стран об отзыве части своего персонала из посольств и миссий в Украине, и даже перемещение работы посольств и консульств из Киева во Львов (западная часть Украины). Если верить сообщениям отдельных СМИ, посольство США в Украине даже получило приказ уничтожить часть документов и информации с электронных носителей. Честно говоря, такие действия наших партнеров способны провоцировать панику среди украинцев скорее, чем информация о наращивании военной техники и перемещении военных подразделений РФ вдоль границы с Украиной. Но эти действия наших партнеров могут иметь и другой психологический эффект: украинцы это могут расценить как малодушие и готовность сбежать при первых признаках опасности. Иными словами, «каждый за себя». Хотя, справедливости ради, я могу объяснить почему у наших западных партнеров, и, прежде всего, США, такой подход. Паническая эвакуация из Кабула (которая оказалась настоящей трагедией) уже после того, как события в Афганистане начали разворачиваться по неконтролируемому сценарию, еще долго будет оставаться темным пятном президентства Дж.Байдена, поэтому сейчас в Украине США действуют по принципу «перестраховка не будет лишней».

Думаю, не последним фактором такого поведения есть и ментальные различия культур. Западный менталитет тяжело воспринимает состояние неопределенности, тогда как культуры пост-советского пространства имеют к неопределенности высокий порог толерантности. Советское наследие дало нам также свойство «высокой мобилизации»: то есть, умение собраться и выдать результат за очень короткий промежуток времени. Это контрастирует с размеренностью и плановостью западного менталитета, которому нужен достаточный запас времени для принятия решения.

Справедливым будет сказать, однако, что в странах трансатлантического сообщества нет единства в оценке степени угрозы реального вторжения России в Украину. Франция и Германия, например, говорят о том, что нет явных признаков того, что вторжение неизбежно, хотя и отмечают неоправданное скопление российских войск у границ Украины и призывают российское политическое руководство к немедленной де-эскалации. С ними, кстати, схожи оценки и политического руководства Турции. При этом, США и Британия постоянно «выдают на гора» все новые и новые даты российского вторжения. Интересным на этом фоне этого есть позиция самой Украины. Как нашего политического руководства, так и населения. Президент, глава Совбеза Украины, руководители силового крыла правительства заверяют, что нет повода для паники, перемещение российских войск отслеживается и анализируется, ситуация под контролем. Сами украинцы, если смотреть на результаты голосований в телевизионных стримах основных телеканалов, паниковать не собираются (77%), планов своих на ближайшие дни не меняют (81%), и, вообще, живут размеренной жизнью (я не вижу паники в продуктовых магазинах или на заправках, массовых выездов из Киева и другого подобного).

В целом, если говорить о том, как воспринимается в западных странах ситуация вокруг Украины, я бы сказала, что, к сожалению, Запад пока не имеет эффективной стратегии того, как надо разрешать российско-украинский конфликт. Есть проторенный путь Нормандского формата (Россия, Украина, Франция, Германия), есть многочисленные двусторонние переговоры в духе «челночной дипломатии» между Украиной и Россией, возник новый трэк между РФ и США/НАТО по гарантиям российской безопасности и контурам новой конфигурации безопасности в Европе, который, к слову, инициировала Россия. С моей точки зрения, сейчас может выстраиваться хорошая переговорная конструкция из всех этих движений и сложиться в одном переговорном процессе об украинских, российских и европейских гарантиях безопасности. И здесь не только РФ будет что-то требовать, но и от самой России будут требовать. Главное, чтобы амбиции участников не свели переговоры к борьбе ультиматумов и эскалации нерациональных обязательств.

- Западные информационные и МОЗГОВЫЕ центры называют точные даты вторжения РФ в Украину. По-вашему, насколько искренне сочувствие ЕС и США Украине, и насколько твердо намерен Запад защищать Украину в случае нападения на нее со стороны РФ?

- Давайте сначала определимся в дефинициях. Здесь идёт речь не столько о сочувствии, сколько о понимании рисков дестабилизации безопасности в самой Европе. Украина выступает в роли катализатора этой дестабилизации, если не будет найдено действенных переговорных решений. Запад, прежде всего, заботится о собственной безопасности, и только потом думает об Украине и ее проблемах. Это нормально. Мы не ожидаем, что кто-то из альтруистических соображений начнет помогать нашей стране. Просто наши проблемы взаимосвязаны. Война в Украине – это война в Европе, и это очень хорошо понимают наши партнеры, которые помогают нам укреплять наш военно-оборонительный потенциал и вовлечены в активный переговорный процесс с Россией.

На философско-экзистенциальном уровне, ситуация с Украиной – это «момент истины» того, как дальше будет строится международный порядок правовой защиты суверенитета и права на самоопределение, в том числе, что касается права государств определять свои геополитические ориентиры. Если аннексия чужих территорий (что Россия сделала с Крымом) или подрыв чужой государственности гибридными методами (стратегия РФ в восточных регионах Украины) останутся безнаказанными, — это может открыть «ящик Пандорры», и другие государства начнут решать вопросы своих территориальных амбиций в одностороннем силовом порядке. Таким образом, стратегическое равновесие начнет рушиться. Кроме этого, если Запад сейчас уступит требованиям России отозвать свое решение Бухарестского саммита НАТО от 2008 года о том, что Украина и Грузия «будут членами НАТО» и официально закрепит обязательство о том, что НАТО не будет расширяться, - это подорвет основы самого НАТО как альянса, поскольку таким образом будет исключен принцип добровольного вхождения в состав Альянса любой страны, которая изъявила желание стать частью трансатлантической коллективной защиты. Россия противоречит сама себе, когда говорит о принципе «неделимой безопасности» и при этом своими действиями существенно подрывает безопасность другого государства – Украины.

По поводу конкретных намерений западных стран помогать Украине в случае нападения на нас России. Мы не питаем иллюзий и четко работаем в существующих реалиях: страны НАТО НЕ будут отправлять свои контингенты на помощь Украине. Физическое столкновение с противником Украина будет вести сама. Мы это четко понимаем и готовы к этому. Украинское политическое руководство не один раз четко заявляло об этом. Наш месседж западным партнерам и западной общественности такой: «Не бойтесь! Мы не будем призывать вас к участию в военных действиях на территории Украины. Мы рассчитываем на свои боевые силы».

При этом, важно сказать о том, что военно-техническая помощь и оружие, которое поставляют сейчас Украине некоторые наши партнеры, является существенным подспорьем и важным политическим сигналом России, что Украину не оставили «один на один» в конфликте с РФ. За эти несколько месяцев Украина получила беспрецедентное количество военной помощи от США, Великобритании, Канады, ряда европейских стран. Добавим к этому усиленное сотрудничество по линии военных ведомств, в т.ч. что касается обмена разведывательной информацией, работу военных инструкторов стран-членов НАТО, консультации по логистике. Отдельной большой составляющей является повышенная политико-дипломатическая активность наших партнеров как между собой, так и в контактах с Украиной и РФ. Мы благодарны за эту помощь западным партнерам. Они делают то, что в их силах, хотя открыты к рассмотрению дополнительных возможностей расширения своей помощи. Над этим сейчас и работает украинская сторона.

- Недавно Эрдоган посетил Киев и встретился с Зеленским. Зеленский принял предложение Эрдогана встретиться с Путиным в Анкаре. Как вы думаете, какой вклад может внести инициатива президента Турции в урегулирование конфликта между РФ и Украиной?

- Да, мы много говорили о том, как нам помогают наши западные партнеры, но ни слова не сказали об усилиях и инициативах других стран. А это не справедливо. Действительно, Турция может быть одним из примеров такого дружеского участия и желания оказать свою помощь в разрешении переговорного тупика, в котором оказались все участники российско-украинского конфликта. Однако, это благородное предложение президента Турции имеет ряд объективных препятствий.

Во-первых, для России и президента В.Путина еще не наступил «момент созревания переговоров» с украинским президентом «один-на-один». Россия по-прежнему считает, что с Украиной не имеет смысла договариваться, поскольку она «все равно ничего не решает». Эта позиция РФ спорна, поскольку Украина не примет такие договоренности между РФ и США, которые будут разрушать ее государственность. В конце концов, у президента Зеленского есть свой украинский избиратель, которому надо будет объяснять принятые решения. Если они будут идти вразрез с интересами нашей страны, политическая судьба В.Зеленского может оказаться под угрозой, и он это хорошо понимает. Отсюда и те заявления и действия нашего президента, которые иногда противоречат позиции США.

Во-вторых, для посредника важно оставаться равноудаленным и беспристрастным, чтобы ему доверяли все стороны конфликта. Российская сторона уже неоднократно высказывала свое неудовольствие той военной помощью, которую Турция оказывает Украине. В частности, она очень чувствительно реагирует на сотрудничество в производстве беспилотников Bayraktar, а также по ряду других проектов, которые Украина и Турция развивают в военно-морской сфере. Россия давит на то, что Турция не может, в таком случае, считаться нейтральной стороной. Правда, я вижу больше возможностей для перенесения площадки переговоров Трехсторонней контактной группы (ТКГ) из Минска в Анкару (или другой турецкий город), учитывая активную роль турецких представителей в команде ОБСЕ, которая принимает участие в переговорах ТКГ в качестве посредника.

Однако, это вопрос неопределенного будущего. В настоящее время все переговоры в рамках ТКГ осуществляются в режиме он-лайн, о возврате к личным встречам пока речь не идет. Хотя все участники понимают, что виртуальный формат малоэффективен, и признают, что надо поскорее восстановить возможность личных встреч. Но работа ТКГ – это элемент более сложной переговорной конструкции, и ее динамика будет определяться динамикой переговоров в рамках Нормандского формата, который, в свою очередь, теперь становится подвязанным к динамике переговоров о контурах европейской безопасности в Европе. В любом случае, хорошо, когда есть активность на этом политико-дипломатическом трэке. Пока говорят дипломаты, пушки молчат. Поэтому, я рассчитываю, что сегодня - 16 февраля, не станет днем апокалипсиса для Европы, и все стороны будут сохранять мудрость в понимании, что это «игра с нулевым исходом», которую в интересах всех не допустить.


Беседовал: Кавказ Омаров



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: