Конница в войнах древнего Азербайджана (V–IV вв. до н.э.)

2023/07/suvar-1689931857.jpg
Прочитано: 1519     13:09     21 ИЮЛЯ 2023    

Важнейшим элементом в развитии военного дела в древнем Азербайджане явился процесс приручения лошадей


Еще в V тысячелетии до н.э., согласно выявленным при раскопках на поселении Аликомектепе в Джалилабадском районе костям, прирученных лошадей, вероятно началось приручение лошадей.

Как известно лошадь – одно из немногих животных, которые сыграли в истории человечества столь важную роль. История показывает, что лошадь была просто необходима человеку не только в хозяйстве, но и при ведении военных действий.


          Бронзовое снаряжение коня и колесницы. IV–III тысячелетия до н.э.

Наиболее вероятными очагами первоначального одомашнения лошади были степные просторы Азии и Восточной Европы. Весьма примечательно, что такие древнейшие государства, достигшие высокого уровня культуры, как Ассирия, Вавилон, Египет, лошадей долгое время вообще не знали: ее там не было, примерно до начала второго тысячелетия до нашей эры. Лошадь в этих государствах появилась лишь за 2-1,5 тысяч лет до н. э. в результате контактов с кочевыми народами, которые затем и завоевали эти древние государства с помощью использования боевых возможностей конницы.

Очень рано люди поняли, какое огромное значение может сыграть использование конницы при ведении войн и начали куль¬тивировать ее для боевых целей.


           Бронзовые подвесные фигурки всадников. VII–VI века до н.э. НМИА

Впервые боевое использование лошади, запряженной в колесницу, появилось у кочевых народов, от которых этот способ применения быстро и широко распространился в государствах Малой Азии, а затем, и в Древней Греции, и в Риме. В даль¬нейшем же военное значение лошади все более возрастает и становится чуть ли не решающим фактором при веде¬нии войн.

Уже позднее, в период 1000-500 лет до н. э. появляется кон¬ница с воинами, сидящими верхом на лошади, но еще без седла.


       Бронзовая фигура боевого коня с защитным доспехом. II век до н.э. НМИА

Славились своей конницей кочевники - киммерийцы и скифыкочевые народы, жившие на обширных просторах южнорусских степей, и, образовавшие в этот период на территории северного Азербайджана свое царство. Появление такого отдельного рода войска, как конница, еще более усиливало военное значение лошади.

С появлением первого племенного союза в Восточной Мидии еще в ко¬нце IX в. до н.э., который во многом носил характер «военной демократии» и учитывая существование у мидян тесных родоплеменных связей делало их на первых порах бесстрашными воинами. Мидяне не отбывали воинские повинности, а были народомвойском, что и давало ассирийцам повод называть их «могущественными».

До того времени, когда конница заняла надлежащее место в военном искусстве, на полях сражений ее с успехом заменяли боевые повозки – колесницы – самых разных конструкций и способов запряжки. Такая сложная конструкция как колесница, прообраз современного «танка», могла появиться только в достаточно развитых на этот период в экономическом отношении странах, где металлургия и деревообработка стояли на довольно высоком уровне развития. Для колесничных упряжек нужны были лошади в большом количестве, а также опытные люди, в совершенстве владеющие всеми навыками колесничного боя.

Передняя Азия, имевшая отработанную веками военную машину, оказалась бессильной перед новым оружием, обладавшее большой скоростью и маневренностью. Таким оружием обладали скифы и мидяне. Ассирийцы же, попытавшиеся создать конницу, так и не научились искусству стрельбы с коня на ходу: в то время как один всадник стрелял, другой держал за уздцы его лошадь. К тому же мидийские боевые колесницы оснащались косами и ножами, закрепленными на колесах, что делало их наиболее эффективными при наступательных операциях.

В ходе длительной вооруженной борьбы с ассирийцами на протяжении IX – VII вв. до н.э. постепенно складывалась военная организация мидян. Набор войска у мидян происходил по племенному признаку. Каждый свободный мидянин, спо¬собный носить оружие был воином.

Мидийцы были чрезвычайно искусными воинами-всадниками. И это не было случайным явлением. Еще в XV – XIV вв. до н.э. уже применялись ими боевые колесницы. Изобретение костяного псалия позволило им более эффективно управлять конем.

Возможность за короткое время покрывать большие расстояния, быстро менять направления ударов, маневренность, большая грузоподъемность и выносливость – качества, присущие боевой колеснице, произвели настоящий переворот в военном деле.

Коневодство в мидийских областях играло особо важную роль, о чем свидетельствуют ассирийские источники. Разводимые на Нисейской равнине десятки тысяч коней благородной породы, по свидетельству римского историка IV в. н.э. Аммиана Марцелина, славились во всем древнем мире. Слава о них достигла даже далекого Китая, где они получили название «небесные кони». Предполагается, что потомками «небесных коней» являются нынешние азербайджанские карабахские скакуны. Не случайно, что ассирийцы получали с мидян дань почти исключительно конями. Широкое применение мидийцами конницы, как самостоятельного рода войск, давало им преимущество над ассирийскими боевыми колесницами, которые были более ограничены при маневрировании в ходе сражений.


          Мидийский тяжеловооруженный всадник. Реконструкция по М. Горелику

Всадники же были оснащены круглыми или овальными металлическими щитами, как наиболее оптимальными для тяжеловооруженного конного воина. Защиту мидийского воина завершал металлический или усиленный металлом боевой пояс, который был самым распространенным видом защитного вооружения на Ближнем и Среднем Востоке в доахеменидскую эпоху. Таким образом, комплекс защитных средств мидийского воина в основном обеспечивал его надежную защиту в бою.

Боевые кони мидян также имели средства защиты: металлические налобники и нагрудники, а также доспехи, прикрывающие бока – набедренники, закрывающие также и ноги всад¬ника. Забота о защите коня диктовалась тем обстоятельством, что именно в коннице заключалась основная боевая мощь мидийского войска.

Возможно, именно мидийцы явились создателями тяжеловооруженной конницы на Востоке, когда и всадник, и его конь были практически полностью закованы в броню. 20-ми годами VII в. до н.э. в истории Мидии открывается новая эра – эра великих завоевательных войн. Приход к власти в неблагоприятных условиях частых набегов на Мидию скифов, сына Каштарити Киаксара (625-584 гг. до н.э.) (настоящее его имя, видимо, Уксатар или же Увахшатра). Киаксаром его называли древнегреческие авторы и которого Эсхил называл основателем «владычества над Азией», знаменовал собой начало усиления военного могущества государства. Именно в его царствование Мидия стала великой империей. Понимая, что без хорошо вооруженной, обученной и организованной армии Мидия как самостоятельное государство будет уничтожено, Киаксар провел основательную воен¬ную реформу.

До него в Мидии существовало родоплеменное ополчение, напоминавшее скорее пестро вооруженную толпу, чем армию. Сила мидийских войск заключалась в том, что основ¬ной костяк составляли свободные общинники. В состав вооруженных сил Мидии входили отряды конницы и боевые колесницы, что делало их чрезвычайно мобильными, и позволяло осуществлять успешные молниеносные боевые операции.


         Скифское бронзовое оружие и снаряжение с территории Северного Азербайджана. VII – VI века до н.э. НМИА

Киаксар, по свидетельству древнегреческого историка V века Геродота, был «воинственнее своих предшественников и первым поделил подчиненные народы Азии на особые военные отряды по способу вооружения: конница, боевые колесницы, пехота, подразделяющаяся на лучников, копейщиков, впервые создав, таким образом, регулярную армию. Геродот по этому поводу писал: «Киаксар был еще воинственнее своих предков и первый поделил подчиненные народы Азии на особые военные отряды по способу вооружения: копейщики, стрелки из лука и всадники, прежде все это было смешано без различия». Таким образом, при Киаксаре была создана пер¬вая в истории Мидии регулярная армия. По всей видимости, Киаксар организовал свое войско по десятичной системе, общепринятой на Древнем Востоке.

Позаимствовав у кочевников-скифов и киммерийцев их специфическую военную стратегию и тактику, мидяне переняли также организацию легковооруженной кавалерии и, главное, боевое её качество – искусство стрельбы из лука на полном скаку.

Тактика кочевников-степняков скифов, киммерийцев и мидян отличалась богатым разнообразием приемов и методов ведения боевых действий наступательного и оборонительного ха¬рактера в их тесном сочетании, основанных на мобильности и маневренности конных воинских подразделений, умелым управлением войсками в процессе боя и широким использованием фактора внезапности и военной хитрости. Как и кочевники, мидяне стремились широко использовать мобильность своих конных армий, ведя наступление сразу по нескольким направлениям, перерезая коммуникации противника, расчленяя его оборону, проникая глубоко в тыл вражеской территории.


         Скифское бронзовое оружие и снаряжение с территории Северного Азербайджана. VII – VI века до н.э. НМИА

При ведении боевых действий мидянами широко применялась традиционная тактика рассыпного строя, суть которой заключалась в подвижности конницы и в прицельной стрельбе из лука, стремление охватить по фронту и с флангов, заманивание его под перекрестный обстрел с трех сторон. Вообще, стрельба из лука преобладала среди других средств веде¬ния боя, особенно при атаке, и поэтому Киаксар придавал ей самое серьезное значение. Не случайно, он привлекал скифских воинов к обучению мидийской молодежи искусству стрельбы из лука с коня. Высокая эффективность стрельбы достигалась хорошей выучкой стрелков, большой скоростью полета стрелы и их массированным при-менением. Приблизившись к врагу, мидяне осыпали противника тучами стрел и таким образом еще до близкой схватки наносили ему ощутимый урон. Причем такая стрельба велась не беспорядочно, а залпами для достижения большего эффекта.


       Мидийский всадник. Изображение на эламской печати VII – VI веков до н.э.

В целях психологического воздействия на врага, стрелы оснащались специальными приспособлениями, издававшими пронзительный свист при полете стрелы. Сами стрелы в зависимости от их предназначения имели различные виды древ¬ков и наконечников. Так, стрелы с тростниковым древком, на который влиял малейший порыв ветра, применялись по кучным целям, а деревянные стрелы – при стрельбе по отдельным целям.

Наличие же в стране нефтяных источников позволяло изготовлять легковоспламеняющуюся смесь, которая была известна во всем древнем мире как «мидийское масло». Именно мидийцы подарили миру это военное изобретение. Им смазывали стрелы, которыми обстреливались укрепле¬ния, лагеря и войс¬ка противника, а также использовались тем или иным спо¬собом при осаде и защите крепостей.

Луки также были разнообразными. Для усиления психологического эффекта мидяне при атаке издавали громкие крики, сливавшиеся в сплошной гул, либо же, в зависимости обстановки, атаковали молча, под грохот лошадиных копыт. Если противник держался стойко, то в этом случае применялись несколько вариантов действий в зависимости от конкретной обстановки, рельефа местности и т.д. В одних случаях, отряды атакующих мидян меняли друг друга, и атака получалась непрерывной до полного изнеможения противника. В других случаях, в целях расстройства рядов противника применялась притворное отступление с заманиванием врага в заранее устроенную засаду, либо же при обманном отступлении мидяне резко разворачивались во встречную неожиданную атаку на растерявшегося противника.

Если враг начинал отступать, ему предоставлялась такая возможность, чтобы подготовиться к нанесению решающего удара в удобный для мидян и уязвимый для врага момент. Отступающего врага мидяне преследовали легковооруженными мобильными отрядами с целью его полного уничтожения, при этом стремились навязать ему сражение при выгодных для себя условиях. Широко использовался также и фактор внезапности, особенно при засадах.


                     Скифские всадники. Ассирийский барельеф VII века до н.э.

На высоком уровне находилось управление войсками в ходе ведения боя. Бой управлялся и осуществлялся посредством развитой системы сигнализации – зрительными и звуковыми. Характерной чертой тактики мидян и кочевников являлось глубокое проникновение в тылы противника и широкий маневр. Осуществлялось это обычно небольшими отрядами, составленными из легких всадников, которые совершали ночные рейды в тыл врага с целью посеять панику и страх, дезорганизовать вражеские тылы. Решающей схватке предшествовала тщательная разведка, выяснявшая численность вражеского войска, характер построения войск противника, рельеф местности и возможные пути к отступлению. В случае поражения мидийское войско рассеивалось, чтобы потом снова собраться в заранее обговоренном месте.

Широко применялась атака лавой с применением метательных и ударных копий, дротиков и меча. Быстрая конница мидян, легкая и тяжеловооруженная, обладала чрезвычайной устойчивостью в ближнем бою. Характеризуя силу мидийских войск, библейский пророк Иеримия отмечал, что «стрелы у них, как у искусного воина, не возвращаются даром… Держат в руках лук и копье, они жестоки и немилосердны, голос их шумен, как море, несутся на конях, как один человек». Это свидетельствовало также и о наличии боево¬го строя у мидийской конницы. Впервые в истории войн и военного искусства конница мидян выступала как отдельный род войск.

Мидяне умели осаждать и штурмовать крепости, даже силь¬но укрепленные. Осадная техника, возможно, была заимствована у ассирийцев. Как правило, они стремились захватывать крепости с ходу за счет внезапности и стремительности нападения. В случае неудавшейся фронтальной атаки, выделялся специальный отряд с осадной техникой для взятия крепости, а остальное войско продвигалось дальше вглубь вражеской территории. Отряд осаждающих подразделялся на несколько частей и занимал стратегически важные участки по периметру крепостных стен. Конные дозоры сле¬дили за воротами стен.

Если вражеская крепость была обнесена рвом, то перед штур¬мом сгоняли местное население засыпать рвы. Для поражения живой силы противника и разрушения крепостных стен использовались катапульты, баллисты, тараны, крюки, осадные лестницы и т.д., широко известные в древнем мире. Катапульты и баллисты – т.н. невробаллистические или торсионные метательные орудия, где для метания использовалась упругая сила закрученных пучков воловьих кишок и сухожилий. При этом баллиста являлась орудием с отлогой траекторией стрельбы, а катапульта – с навесной. В качестве снарядов использовались камни (иногда весом до 160 кг.), горячие вещества и даже трупы людей и животных – вот где начинается бактериологическая война! Тараны являлись древнейшим разрушительным орудием и представляли собой одно или несколько скрепленных между собой бревен. Им проламывались ворота и слабо укрепленные стены крепости. Реор-ганизация армии требовала производства в массовом количестве единообразного оружия и обмундирования, для чего были созданы, как в соседней Ассирии, специальные «царские» мастерские, которые продолжали существовать и после за¬воевания Мидии Персией.


             Железный кинжал в бронзовых ножнах. III – II века до н.э. НМИА

В целом, уделяя пристальное внимание индивидуальной боевой подготовке мидийского воина, царь Киаксар особо отмечал, что «каждый воин организатор своего сражения – атак, побед и горьких поражений».

Разбив скифов, и, опираясь на боевую мощь реорганизованной им мидийской армии, с включенными в ее состав скифскими отрядами, Киаксар с успехом продолжал, начатую его предшественниками, борьбу с основным и наиболее могущественным в военном отношении противником – Ассирией.

Воспользовавшись, что в 30-20-х гг. VII в. до н.э. международное положение Ассирийской империи значительно осложнилось, что было вызвано начавшимися междусобицами в стране и усилением Ново-Вавилонского или Халдейского государства, Киаксар в 616-615 гг. до н.э. захватил Манну и присоединил ее к Мидии. Манна с ее развитым сельским хозяйством, ремеслом и городской жизнью стала основным культурно-экономическим центром и ведущим регионом Мидийской империи.

Впервые в ми¬ровой военной истории царем Киаксаром были созданы особого рода войска по способу их вооружения, где конной армии выделялась особенная роль. Все это позволило ему создать одну из величайших империй древности, оставивших неизгладимый след в истории Древнего Востока.

Огромнейшая Ахеменидская империя, простиравшаяся от Египта до северо-западной Индии, в состав которой входили Манна и Мидия, просуществовала более двух веков. Учитывая значительный военный опыт мидян и других племен, которые были чрезвычайно искусными воинами-всадниками и обладали такими боевыми качествами, как искусство стрельбы из лука на пол¬ном скаку ахеменидские цари широко набирали их в свое войско, и особенно в легковооруженную кавалерию.

Таким образом, в этот период коневодство в мидийских областях играло особо важную роль в развитии военного искусства Мидии и явилась важнейшим элементом в развитии военного дела в древнем Азербайджане. Мидяне не только творчески обобщили и практически применили весь военный опыт скифов и ассирийцев, но и на основе собственного боевого опыта и своих достижений в военной области создали с самым мощным вооружением и снаряжением регулярную армию с самой сильной в этот период стратегией и тактикой, c широким использованием отрядов, составленными из легких всадников, которые дезорганизовали вражеские тылы. Широкое применение мидийцами конницы, как самостоятельного рода войск, давало им преимущество над ассирийскими боевыми колесницами в ходе сражений.

Нурулла Алиев, капитан первого ранга в запасе, доктор исторических наук, профессор Военного Научно-Исследовательского Института Национального Университета Обороны, для Armiya.az

E-mail: [email protected]

Литература

1. Алиев Нурулла Ариф оглы. Военная история Азербайджана. I том. Военно-исторические события в Азербайджане в древний период. Баку: АФполигрАФ", 2016, 142c.
2. Quliyev F.E. Azərbaycanın kurqan qəbirlərində at dəfni. Bakı: Elm, 2008, 141s.
3. Алиев И.Г. История Мидии. Баку: Элм, 1960, 420c.
4. Тараторин В.В. Конница на войне. История кавалерии с древнейших времен до эпохи Наполеоновских войн. Минск: Харвест, 1999, 218c.
5. Мамедов С.Г. История войн и военного искусства Азербайджана (очерки) (с древнейших времен до XVII века) -Баку: изд. «Nafta-Press», 1997, 385c.
6. Аммиан Марцелин. Римская история//greekroman.ru/library/marcellin-...
7. Горелик М.В. Защитное вооружение персов и мидян ахеменидского времени// ВИД. М.-Л.: Наука, 1982, № 3, c.90-105
8. Azərbaycanın hərb işi tarixi. 1 cild. Bakı: Hərbi Nəşriyyat, 2006, 520s.
9. Дарабади П.Г. Военно-исторические события на терри¬трии Азербайджана в IX в. до н.э. – II в. н.э. //Hərbi bilik, 1994, № 6, c.99-109
10. Минбашы А.Н., Мамедов А.Ю.,Садыков Н.Г., Джавадов Ф.М. Исто¬ри¬чес¬кое оружие Азербайджана. - Баку: “Воениздат”, 2015, 584c.



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: