Как ВСУ собираются лишить группировку РФ логистики? - офицер бывшего батальона «Айдар» о контрнаступлении

2023/08/krim-1691487150.jpg
Прочитано: 5273     13:27     08 АВГУСТА 2023    

С начала полномасштабного вторжения в Украину, российские войска понесли огромные потери


Только по официальным сообщениям Генштаба ВСУ, численность «200»-х уже перевалила за 250 тысяч. Но никто точно не может сказать, сколько не учтенных оккупантов гниют в украинском черноземе, ведь часто они даже не забирают с поля боя не то что убитых, но и раненных оставляют умирать мучительной смертью без какой-либо поддержки.

А в это время, в ходе контрнаступления ВСУ продолжает методично уничтожать логистику врага. Только в воскресенье были выведены из строя два автомобильных моста, соединяющих Крымский полуостров с материком. Речь идет речь о Чонгарском и Геническом мостах, связывающих Крым с левобережной частью Херсонщины. В связи с чем у оккупантов возникли огромные проблемы. Оба моста – важные транспортные артерии для российских оккупантов. По ним от самого начала полномасштабного вторжения враг завозил на материковую часть Украины свою технику и вооружение. Ведь мало доставить груз в Крым из России по Керченскому мосту, теперь эти грузы нужно доставлять уже на оккупированную территорию Украины.

Об этом киевский корреспондент Armiya.az поговорила с экс-командиром взвода батальона «Айдар» Евгением Диким.

- Как удары по логистическим мостам обозначатся на активности россиян и с чем наши враги имеют сейчас самые большие трудности?

- В первую очередь, у них возникают проблемы с подвозом снарядов. Потому, что Крым в данном случае используется сейчас как огромный склад для той группировки, которая пытается удержать так называемую «линию Суровикина» и мощную оборонную линию на Запорожье. Всю южную группировку – Запорожскую и Херсонскую - они обеспечивали снарядами, патронами, техникой через Крымский полуостров. Полуостров и сам используется как военный склад. По Керченскому мосту завозится вооружение с территории России, а дальше через Крым переправляется на оккупированные территории Украины. И слабым местом для россиян яляется то, что с России до Крыма ведет аж один мост, а из полуострова на материк таких мостовых переходов было три. И два из них уже фактически не рабочие.

Более, того, возобновлять их для россиян нет смысла, потому что он потратят на это много времени и средств, а после этого еще одна наша ракета – и все нужно начинать с нуля. Фактически для россиян остался один путь из полуострова на материк – через Перекопский перешеек. Это единственная точка, где не мостовой переход, а обычная трасса, поэтому тратить на нее ракеты Storm Shadov нет никакого смысла. С трассой нужно бороться другим путем – нашим войскам нужно немного ближе подвинуться туда, чтоб взять ее под артиллеристский контроль. И когда мы это сделаем – фактически полностью будет перебито сообщение между полуостровом и материковой частью. Но даже на этом этапе мы уже усложнили логистику оккупантов ровно в три раза – снаряды по объездной дороге идут дольше, и приезжает их меньше. А это отображается на нашем наступлении.

- Способна ли сегодня паромная переправа и вертолеты компенсировать частичную потерю железнодорожных перевозок?

- Раненых на вертолетах еще можно как-то переправлять, а снаряды вертолетом не натаскаешься – это требует такого количества летательных средств, которых у России просто нет. Не говоря уже о том, сколько у них экипажей осталось – их не хватает даже, чтобы выполнять свои прямые обязанности, а если еще и логистику на них завязать, то это вообще не реально. Касательно же паромной переправы, это актуально только для Керчи. То есть, паромами можно заменить Крымский мост, но, мягко говоря, только частично. У них возможности объемов перевозок гораздо меньше, и во-вторых, там еще прямая зависимость от погоды, в шторм никакая переправа невозможна. Но нужно говорить правду – если мы говорим о Керчи, то там пока что железнодорожная часть моста, к сожалению, еще функционирует. Да, там перебито автомобильное сообщение, но для тяжелого груза важнее все же железнодорожное. И мы с Вами сейчас не откроем секрет, что следующей целю ВСУ будет именно железнодорожная часть моста.

- Кроме паромов, там были еще десантные корабли, которые, теоретически, также могли подключиться к перевозке грузов. Но наши войска и это предусмотрели - 4 дня назад в результате атаки дронов в Новороссийской бухте был поврежден большой десантный корабль «Оленегорский горняк», что также существенно подкосило ЧФ РФ. Есть ли у нас возможность не допустить возобновление логистических возможностей россиян и какова вероятность перекрыть им все обходные дороги?

- Нам лучше не мешать им их возобновлять, а дать подождать, пока они вложат в ремонт кучу денег и усилий, а потом одна наша ракета – и все возвращается на круги своя. Все возможности у нас для этого есть. Если говорить об объездных путях, то мы подбираемся туда постепенно, чтобы накрывать этот путь артой. А следующий обходной путь – это Ростов – Таганрог – Мариуполь и дальше к группировке на Запорожье. Этот путь мы пока что перекрыть не можем – он очень долгий, кроме того, там и так интенсивное движение в первую очередь военной техники и грузов, то есть он будет все время забиваться. А перекрыть его мы сможем позже, когда пройдем южней линии Суровикина и уже тогда по цели сможет достать наша артиллерия.

- По словам сотрудников Института изучения войны, атака по мостам – это подготовка для усиления контрнаступления. Разделяете ли Вы такое мнение, и что нужно, чтобы подготовка была максимально успешной и продуктивной?

- Нужно отметить, что контрнаступление и так проходит со всей силой и удары по мостам, точно так же, как и удары по складам боеприпасов в Крыму – это и есть той самой частью нашего наступления. Оно проходит по очень жесткому для обеих сторон сценарию – нет такого красивого контрнаступления, как в кино. Есть «выгрызание» каждого метра российской линии обороны, есть сотни километров заминированных полей, которые нужно преодолевать, есть сотни метров окопов и доков – такого не было даже во время Второй мировой войны – это уже полностью стиль Первой мировой. Фактически идет война на истощение двух сторон – у кого первого сломаются и закончатся солдаты, у кого первого закончится техника и у кого первого закончатся боеприпасы. Это и будет определять результат этой летней наступательной кампании.

- Очень хорошую аналогию с Первой мировой Вы провели. Ведь знаем, что впоследствии той войны Россия развалилась. Кто знает, может и в этот раз ее ждет такая же участь?

- Мы будем над этим работать.

- Как правило, на любые наши действия, следует ответ со стороны врага. К чему нам нужно готовится, хотя, конечно же, готовыми нужно быть ко всему?

- Я бы не рассматривал их действия, как какой-то ответ. В-принципе, обе стороны сейчас делают все, что могут сделать. Россияне не привязаны к нашим действиям – перед ними стоит общая задача – они уже смирились с тем, что прямо сейчас они точно не оккупируют всю Украину. Сейчас им нужно выполнить программу максимум – удержать территории, которые они оккупировали в начале войны, и которые мы сейчас пытаемся освободить. И вторая часть их программы - все то, что оккупации сейчас не подлежит, должно быть максимально уничтожено. Фактически их методичные удары по наших портах и заводах – этому пример. Возьмем завод Мотор-Сич - крупнейшее оборонное предприятие в Запорожье. Сначала большой войны они его не трогали, туда ни одна ракета не прилетела, так как они надеялись, что он останется цел и будет работать на их оборонный комплекс. И так еще целый ряд стратегически важных объектов, которые они обходили стороной по той же причине. Сейчас они эти ограничение сняты и оккупанты уже следуют установке тотального уничтожения Украины. То есть, удержать четыре оккупированные области, а все остальное сравнять с землей. И это никоим образом не связано с каким-то нашими действиями.

- Не выходит ли с этого, что можно судить об амбициях Путина как раз по карте этих обстрелов?

Его амбиции неизменны – это полное возобновление территории Советского Союза. Он хочет всю нашу территорию, по возможности, без населения, потому что мы оказались плохими для него. Теперь Путин просто хочет свои цели разделить во времени. Не забываем, что у него есть опыт Чеченской войны, когда они сначала подписали мир, даже вывели свои войска, но только с одной целью: выиграть время, подсобирать силы и вернуться с победой. Именно то же он надеется получить и сейчас.

 

Ярина Лазько, специально для Armiya.az из Киева



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: