Военное дело в Азербайджане в каменный век - Военная история

2024/06/habra-1719218585.jpg
Прочитано: 2219     12:45     24 ИЮНЯ 2024    

Азербайджан, будучи одним из очагов зарождения человеческой цивилизации, является страной с богатой и древней историей


Территория Азербайджана входила в зону прародины человечества и здесь происходило становление человека как биосоциального и социального существа. Наглядным тому подтверждением являются археологические находки, прежде всего, останки азыхантропа, обнаруженные в конце 60-х годов прошлого века в Азыхской пещере (вблизи города Физули) и относящиеся к 400–350 тыс. до н.э..


Древнейшее оружие – отщепы из обсидиана и речного камня.

VI–IV тысячелетия до н.э. Национальный Музей истории Азербайджана

История зарождения военного дела и военного искусства в Азербайджане берёт своё начало ещё в Древний период. Щедро наделенная природными богатствами, благодаря своему выгодному географическому расположению и благоприятным климатическим условиям Азербайджан обладал всеми предпосылками для успешного зарождения и усовершенствования военного дела.

В период первобытнообщинного строя специальной военной организации ещё не было. Роды и племена сами собой представляли вооружённую организацию. Охотясь на диких животных, воюя с соседними племенами, человек создал и постепенно усовершенствовал различные тактические приёмы ведения боя: засады и преследования, окружение и внезапные нападения. Постепенно усовершенствовалось и его оружие, прошедшее долгий и сложный путь эволюции.

Разнообразные виды оружия каменного века, начиная ещё с мустьерской эпохи (100–35 тыс. до н.э.) и до начала эпохи железа (начало I тыс. до н.э.), обнаружены во многих районах Азербайджана – Мингечауре, Гобустане, Нахчивани, Мугани, Карабахе, в районе озера Урмия и других. Именно в этот период завершается формирование современного человека – человека разумного (лат. Homo sapiens) и человеческое стадо постепенно заменяется племенной общиной.

Самыми первыми видами оружия человека был поднятый с земли камень и дубина, которые спустя много сотен лет превратились в палицу и другие ударные виды оружия. Защищаясь от диких зверей или добывая себе пищу, человек использовал камни, стараясь при этом подбирать небольшие по размеру, круглые и гладкие камни, чтобы их было легче и удобнее бросать. Но такой камень не всегда можно было найти. Чтобы его не потерять, человек стал привязывать камень к длинному тонкому ремню и после того, как такой снаряд достигал цели, притягивал его к себе. Так появилось первое метательное оружие – болас. Однако камень, брошенный рукой человека, не обладал достаточной силой и дальностью.


Праща и камни для пращи. Современная реконструкция

Стремление увеличить дальность полёта камня и силу удара привело человека к изобретению пращи. Праща представляла собой верёвку или ремень с открытым специальным «гамачком» в середине для вкладывания камня, Один конец пращи с петлёй надевали на кисть руки, другой же, гладкий конец держали этой же рукой. В уширение вкладывался камень и при сильном размахе гладкий конец пращи выпускался и камень вылетал из пращи с большой скоростью. Помимо верёвочной или ременной пращи, применялись еще так называемые праща-бич и праща – расщеплённая палка. Праща была повсеместным, наиболее простым и дешёвым видом метательного оружия. Для того, чтобы попасть в цель камнем, брошенным из пращи, требовались большое умение и сноровка.

В каменном веке оружие изготовлялось из дерева, камня, костей и рогов животных и т.д. Топоры, ножи, кинжалы и другие виды оружия ближнего боя люди изготавливали из различных каменных пород, обладавших достаточной прочностью и твёрдостью – гранита, обсидиана, кремня, базальта, полевого шпата, сланца и даже нефрита.

Символом оружия каменного века является тщательно отполированный боевой топор. Учитывая тот фактор, что рукопашный бой был основным видом ведения боевых действий, большую популярность с древнейших времён приобретают боевые топоры, что было связано с их огромной эффективностью в ближнем бою. Тяжёлая и массивная боевая часть, сочетающаяся с малой, концентрирующую силу удара поверхностью поражения и большим рычагом – рукояткой, а также простота изготовления, универсальность, возможность за счёт дополнительных элементов увеличивать боевые возможности – всё это делало боевой топор излюбленным оружием воинов Азербайджана с древнейших времён.


Праща на древке. Реконструкция

Следующими видами оружия, изобретёнными человеком каменного века, была пика в виде длинной заострённой палки, затем копьё, дротик и, наконец, лук со стрелами, появившиеся ещё в эпохи среднего и нового каменного веков – мезолита и неолита (XIII–VI тыс. до н.э.).


Каменные наконечники копий и костяные наконечники стрел. IV–III тысячелетия до н.э. Национальный Музей истории Азербайджана

Изобретение лука и стрел является одной из выдающихся достижений человека в военном деле. Оно способствовало дальнейшему развитию тактики ведения боевых действий. Лук со стрелами стал неизменным атрибутом вооружения воина многих народов и эпох на протяжении нескольких тысячелетий.


Простой лук. Современная реконструкция

Первый простой лук представлял собой симметрично обточенную палку длиной около двух метров из дерева какой-либо твёрдой породы. Концы этой палки затачивались более тонко, чтобы при её сгибании и натягивания тетивы средняя часть, испытывающая наибольшее напряжение, имела большую толщину и соответственно большую крепость. Тетива лука изготавливалась в основном из жил животных, а наконечники стрел – из камня или кости и имели, как правило, треугольную форму. Само же древко стрелы делалось из дерева и тростника. Обнаруженные в Мингечауре в ходе археологических раскопок каменные наконечники, были изготовлены из обсидиана и кремня и имели миндалевидную форму длиной до 5-7 см. и шириной до 3-4 см. с выемкой в середине их основания.

Со временем, было введено ещё одно дополнение к стреле – для устойчивости в полёте к концу древка стали крепить перья птиц. Само древко делали из лёгкого материала, на оперенном конце древка вырезали углубление для упора в тетиву при натягивании лука.

Копьё – древковое оружие, состоящее из прочного, толстого древка и наконечника, а дротик – специальное метательное копьё с облегчённым древком и наконечником. Наконечники копий и дротиков также изготавливались из камня или кости. Поразить врага дротиком можно было на расстоянии до 25 метров.


Оперение древних стрел. Современная реконструкция

Наконечники стрел крепились к древку стрелы, копья или дротика простым привязыванием или же вставлением в расщеп древка наконечника с последующим привязыванием. Например, обнаружённые в Мингечауре наконечники стрел вкладывались в расщеплённые тростинки камыша, в прутики ветвей дерева или кустарника редких пород и закреплялись плотной обмоткой сыромятного ремня или тонких прутьев.


Изображения воинов с луками и кинжалами. Гобустан, наскальный рисунок

Археологические находки в различных районах Азербайджана показали, что наши далёкие предки постоянно совершенствовали искусство обработки используемого оружия. Так, например, наконечники стрел со временем приобретают более обтекаемую форму, на нём появляются зубья для застревания в ране. Чтобы боевая часть топора не болталась, отверстие, куда насаживалось древко, высверливают не круглой, а продолговатой формы.

Со временем оружие, изготовленное из камня, постепенно уступает место оружию из металла. Открыв металл, человек совершил гигантский скачок в создании многочисленных видов боевого металлического оружия. Это повлекло и дальнейшее развитие всего военного дела в целом.

В период разложения родового строя в IV–III тысячелетиях до н.э. в Азербайджане выделяются особые группы людей, занимающиеся непосредственно военным делом. Появляется острая потребность в изготовлении и усовершенствовании различных видов вооружения как оборонительного, так и наступательного характера.

Важное значение при изготовлении вооружений имели материалы и технология – от обработанных в зависимости от прочности камней, кости, дерева периода мезолита и раннего неолита, до металла – меди, бронзы и железа.

Первым металлом, открытым человеком, была медь. Разрабатывались залежи медных руд, находящиеся ныне на территории Кедабека, Дашкесана и Карабаха. Этот металл, имеющийся в природе в достаточном количестве, легко плавился, ковался и обрабатывался. Считается, что именно здесь, на низменной части Южного Кавказа человечество впервые изобрело металлургию. На территории древнего Азербайджана уже в VI тысячелетии до н.э., т.е. в эпоху энеолита (медно-каменного века), продолжавшегося до середины IV тыс. до н.э., начинают изготавливаться оружие из меди – боевые ножи, топоры и т.д.. Однако мечи, кинжалы, наконечники копья, стрел из мягкой и ломкой меди не обладали требуемыми рубящими, проникающими и режущими свойствами, – они гнулись и быстро теряли остроту заточки.

Между тем, опыт скоро подсказал, что для большей прочности к меди необходимо добавлять олово (10 %). Так была открыта бронза – сплав меди и олова. Бронза, будучи легкоплавким металлом и одновременно более твёрдым, и крепким по сравнению с медью, сразу же занимает ведущее место при изготовлении оружия. В эпоху поздней бронзы происходит дальнейшее усовершенствование бронзового оружия и технологии его изготовления. Это наглядно прослеживается в виде многочисленных археологических находок различных видов бронзового оружия в Ходжалы, Кедабеке, Шамкире, Габале, Барде, Мингечауре, Гобустане, Нахчыване, Ленкоране и во многих других районов страны.

Вооружение древнего воина – каменное, медное и бронзовое можно подразделить на оружие дальнего, среднего и ближнего боя.

Основным видом оружия дальнего боя были лук и стрелы. Возможно, именно в эту эпоху появляется так называемый сложный лук.

Материалом для изготовления этого вида лука служили рог, варёные сухожилия крупных животных и дерево особых пород. Сложный лук, благодаря наличию в нём роговых пластин, обладал большей упругостью и соответственно большей силой. Эти роговые пластины вырезались из целого рога и склеивались с другими частями таким образом, что их естественная погнутость направлялась кверху, и поэтому лук всегда был изогнут в обратную сторону. Для приведения его в боевоё положение, он должен был изогнут в обратную сторону. Тогда на него надевалась тетива. Такое устройство лука гарантировало долгое сохранение в нём достаточной для стрельбы упругости. Поэтому, стреляя на расстояние свыше 200 метров, сложный лук был намного эффективнее, чем копьеё или дротик, а по поражающим свойствам мощнее, чем праща.

Что же касается наконечников стрел, то они изготавливались вначале из камня, а затем из меди и бронзы. Однако каменные наконечники не исчезли полностью, они остались и, наряду с металлическими, продолжали использоваться вплоть до XIII в. до н.э.

На территории Азербайджана, в особенности в ходе археологических раскопок в Мингечауре, обнаружены многочисленные образцы различных видов наконечников стрел. Например, бронзовые наконечники стрел из Мингечаурского собрания имеют общую форму так называемого «закавказского» типа – они двукрылые, черешковые, имеют треугольную форму, с усиками на крыльях. Всего же имеется семь разновидностей этих наконечников стрел. Самой ранней формой являются наконечники, имеющие короткий лист с короткими усиками длиной 3 см. и шириной до 2 см. и прямоугольный в сечении черешок, длиной около 8-10 см. Наконечники этой разновидности вырубались целиком из пластинчатого металла и обрабатывались путём дополнительной ковки и заточки. У другой самой поздней разновидности наконечников стрел имеются у основания крылья с обеих сторон полукруглые выемки.

Позже, уже в VII в. до н.э. в Азербайджане появляются так называемые «скифские» наконечники стрел, обладающие большой ударно-пробивной силой из-за своей трёхгранной, трёхлопастной и втульчатой конструкции. Имеющееся на поверхности наконечника отверстие издавало своеобразный свист стрелы при полёте, что оказывало психологическое воздействие на противника. Помимо этого, стрела с таким наконечников была «трассирующей», указывающей в каком направлении необходимо стрелять.

Существуют многочисленные разновидности «скифского» типа наконечников стрел, определяемых их назначением. Большинство же из них составляют двух и трёхлопастные черешковые наконечники.

В целом, не только формы, но и размеры наконечников стрел всецело зависели от их прямого назначения – дальности полёта стрелы, ее убойной силы и точности поражения цели.

Праща, дротики и боласы в эпоху бронзы также не теряют своего значения как оружие дальнего радиуса действия. Длинные и короткие копья и дротики, но уже с бронзовыми наконечниками разных типов, относятся к оружию среднего боя. Древние воины их использовали как в дистанционном бою, так и в близкой схватке. Обнаруженные в Мингечауре наиболее простые наконечники копий изготавливались из листовой бронзы, свернутой в виде конусообразной втулки с продольным разрезом, длиной от 30 до 50 см, диаметр у основания составлял 3 см, крылья или так называемый лист копья был выражен слабо (ширина 2-2,5 см.). По форме эти наконечники напоминали наконечники пик.

Другая разновидность этих наконечников копий отличалась более развитой формой. Они были литые, имели широкий и относительно более короткий лист, и конусообразную втулку, снабжённую у нижнего среза обычно одним или двумя отверстиями для крепления на древке. Общая их длина составляла 15-20 см, длина листа 6-15 см, ширина около 5 см, диметр втулки до 2 см..

В конце II – начале I тысячелетия до н.э. в копьях появляются узкоперые железные наконечники с бронзовыми обкладками во втулке, что свидетельствовала о появлении металлических доспехов. В это же время оружие ближнего боя уже классифицируется на колюще-режущее и ударное.


Бронзовые мечи. XIII–VIII века до н.э. Национальный Музей истории Азербайджана

В первую группу входят бронзовые мечи, топоры, кинжалы, боевые ножи и вилы. Бронзовые мечи, обнаруженные на территории Азербайджана, в большинстве своем двухлезвийные, приспособленные для рубки. Исключение составляют так называемые «мечи-рапиры», обнаруженные в могильниках Талыша и Узун-тепе на Мугани, относящиеся к IX–VII вв. до н.э. Кроме того, один из трёх бронзовых мечей, обнаруженных в Мингечауре, также предназначен и для колющего удара, поскольку имеет срезанное углом острие.

Большинство мечей имеет длину 70-90 см., что одинаково удобно как пешего, так и для конного воина. Боевые ножи являются однолезвийным клинковым оружием, не имеющем перекрестия и с рукояткой более узкой, чем клинок.

Увеличение длины ножей привело к появлению нового вида оружия, промежуточного между ножом и мечом – кинжалу, очень популярному в Азербайджане с древних времён. Кинжал, обычной длиной 20-40 см, был предназначен для колющего удара в рукопашной схватке. Ранее появление в Азербайджане защитных поясов и доспехов со стоячим воротником наглядно свидетельствует о широкой распространённости в боевых схватках кинжальных ударов в горло и в живот.
Начиная с VIII в. до н.э., появляются железные кинжалы с бронзовыми рукоятками, а в последующем они целиком изготавливаются из железа.

Во вторую группу входят палицы, булавы и шестопёры с каменными, а иногда, и с мраморными навершиями. Причём каждый из этих видов оружия имел многочисленные формы.


Бронзовые кинжалы и топоры. XIII–VIII века до н.э. Национальный Музей истории Азербайджана

Наиболее распространенной формой боевого топора был одно или двухлезвийный топор-секира с полукруглой формой лезвия и рукояткой полуметровой длины. Такая форма бронзового боевого топора полностью сформировалась в XIV–XIII вв. до н.э. и использовалась вплоть до X – начала VIII вв. до н.э., после чего была вытеснена железными.

Очень интересным видом наступательного оружия в Азербайджане в этот период являлся короткий искривлённый меч с широким клинком и серповидная сабля, получившая название секач – далёкий предшественник средневекового ятагана. Серповидная сабля представляла собой изогнутый широкий клинок, укреплённый на металлической или деревянной ручке.

История военного дела в Азербайджане, как и всего Древнего мира, показывает тесную взаимосвязь наступательного и защитного вооружений. Появление нового вида оружия неминуемо влекло за собой создание нового способа защиты от него.


Воин в пластинчатом доспехе. Изображение на бронзовом поясе. Ходжалы,
I тысячелетие до н.э. (зарисовка М.В. Горелика)

Первые элементы защиты – древнейшие панцири воины имели уже в эпоху мезолита. Они изготавливались из органических материалов – кожи убитых животных, войлока и т.п. Позже появляются панцири из более твёрдых материалов – дерева, рогов и металла. Эти твёрдые материалы нарезались в виде круглых, продолговатых или прямоугольных кусков и нашивались на мягкую основу.

Опыт скоро подсказал, что наиболее оптимальной формой этих бляшек является круглая, поскольку такая бляшка сохраняет гибкость доспеха, крепится одной заклёпкой и позволяет покрыть одежду самой сложной формы, причём в самых неудобных местах. Археологические раскопки показали, что со второй половины II тысячелетия до н.э. и до первых веков I тысячелетия до н.э. подобные панцири получили широкое распространение. Богатая орнаментация, найденных на территории Азербайджана такого рода чешуйчатых панцирей свидетельствует о том, что вначале их использовали вожди и военачальники древне азербайджанских племён. Именно появление и дальнейшее широкое распространение этих доспехов положило конец использованию каменных наконечников стрел и «мечей-рапир»
.
Кроме того, в качестве защитного снаряжения использовались щиты с деревянной основой, а также пластинчатые бронзовые пояса, укреплявшиеся на кожаной подкладке. Подобные пояса обнаружены в Мингечауре, Кедабекском, Шушинском и Ханларском районах Азербайджана. На поясах имелись различные кольца, ролики, перстни, с помощью которых затягивались и крепились пояса и портупейные ремни. Лицевые стороны некоторых поясов были украшены красивыми узорами. Часть из пластинчатых бронзовых поясов была вывезена в Германию и в настоящее время находится Берлинском Государственном музее.

Начиная с Х века до н.э., в Азербайджане начали использоваться новые виды шлемов, получившие название «скифо-сарматские» или «синд-меот-сакские» шиты. Эти виды шлемов получили широкое распространение на обширной территории – со степей Восточной Европы до западных границ Китая. Обнаруженные при раскопках в Южном Азербайджане, в районе озера Урмия, эти шлемы, относящиеся к VI–V вв. до н.э., имели простую сферическую форму и прорези для глаз и были снабжены специальными ремнями для закрепления на голове.

Со второй половины II тысячелетия до.н.э. появились пекторали – бронзовые пластины для защиты горла и верхней части груди. Голову воина прикрывал шлем из кожи, меди, а затем и из бронзы.

В начале I тысячелетия до н.э. с открытием железа появилась возможность вооружать большие массы людей. Являвшимися наиболее крупными на Востоке, богатые месторождения железные рудники Дашкесана были освоены местным населением и в более ранние времена. Образцы различного вида вооружений раннего железного века, найденные археологами в древних поселениях Карабаха, Аррана, Ширвана и Нахчывана, свидетельствуют о об интенсивном развитии в Азербайджане переработки железной руды и высокоорганизованного кузнечного дела.

Это было связано также с тем немаловажным обстоятельством, что производство железа обходилось гораздо дешевле, чем производство бронзы. Самым же большим преимуществом железа над бронзой было то что железо, обладая высокой прочностью и вязкостью, более подходил для массового изготовления оружия и снаряжения. Железное оружие постепенно начинает вытеснять бронзовое и этот процесс в основном завершился к VII–VI вв. до н. э.

Важнейшим элементом в развитии военного дела в древнем Азербайджане явился процесс приручения лошадей. Ещё в V тыс. до н. э., согласно выявленным при раскопках на поселении Аликомектепе в Джалилабадском районе костям прирученных лошадей, вероятно, приручение лошадей началось.


Бронзовое снаряжение коня и колесницы. IV–III тысячелетия до н.э.

Как известно, лошадь – одно из немногих животных, которые сыграли в истории человечества столь важную роль. Оно была просто необходима человеку не только в хозяйстве, но и при ведении военных действий.

Наиболее вероятными очагами первоначального одомашнения лошади были степные просторы Азии и Восточной Европы. Весьма примечательно, что такие древнейшие государства, достигшие высокого уровня культуры, как Ассирия, Вавилон, Египет, лошади долгое время вообще не знали: её там не было примерно до начала второго тысячелетия до нашей эры. Лошадь в этих государствах появилась лишь за 2-1,5 тыс. лет до н.э. в результате соприкосновений с кочевыми народами, которые затем и завоевали эти древние государства с помощью лошади .

Очень рано люди поняли, какое огромное значение может иметь лошадь в военном деле, и начали культивировать её для этих целей. Впервые лошадь в качестве боевого коня, запряжённого в колесницу, появилась у кочевых народах, от которых этот способ применения лошади быстро и широко распространился в государствах Малой Азии, а затем и в Древней Греции и Риме. В дальнейшем военное значение лошади всё более возрастает.

Уже позднее, в период 1000-500 лет до н.э. появляется конница с воинами, сидящими верхом на лошади, но ещё без седла. Славились своей конницей кочевники – киммерийцы и скифы – кочевые народы, жившие на обширных просторах южнорусских степей и образовавшие в этот период на территории северного Азербайджана своё царство. Появление конницы ещё более усиливало военное значение лошади.

Важнейшей составной частью военного дела в Азербайджане начиная с древнейших времён было строительство фортификационных сооружений. Уже первые жилища и поселения человека имели элементы укреплений. Эти элементы, имевшие вначале вид рва, частокола и др. ограждений, начиная с III тыс. до н.э. постепенно трансформировались в оборонительные стены, а со II тыс. до н.э. усиливаются контрфорсами и башнями. Развитие производительных сил и накопление материальных богатств в эпоху бронзы и раннего железа, и участившиеся в этой связи набеги отдельных племенных объединений, вынуждали местное население искать пути обеспечения своей безопасности. Наиболее надежным был путь создания сильно укреплённых поселений –городищ и крепостей. Чаще они строились с максимальным использованием рельефа местности – в неприступных горах, на крутых склонах, окаймлённых ущельями и обрывами, омываемых буйными горными реками. Это позволяло при сравнительно незначительных затратах и небольшом количестве строительных материалов создавать укреплённые сооружения с высокими для своего времени оборонительными возможностями.

Самой ранней и примитивной формой оборонительного строительства в Азербайджане были так называемые циклопические сооружения. Они возводились без фундамента методом сухой кладки из крупных и мелких валунов, и грубо обтёсанных обломков скал. Позднее, когда началось возведение крепостей, для их строительства использовались глина, камень, камыш, дерево, сырцовый и обожженный кирпич. Камень использовался обычно для основания стен городищ и крепостей, а дерево для устройства перекрытий.

После того, как появились металлические орудия труда, техника возведения фортификационных сооружений стала меняться. В строительстве одновременно с валунами и обломками скал стал использоваться грубо отколотый камень и обработанные относительно правильной формы блоки. Кладка из них получалась ровной, более плотной, способной лучше противостоять различного рода разрушениям. Во II–I тыс. до н.э. при строительстве оборонительных сооружений на территории Азербайджана стал использоваться и сырцовый кирпич.

В этот период на равнинах и низинах также возводились укреплённые поселения и крепости. Они, как правило, в отличие от горных оборонительных сооружений, были круглой и эллипсовидной формы. Причём особой разницы, с точки зрения тактики их обороны, между этими двумя типами укреплений не было, поскольку их оборона была приспособлена для ведения только фронтальной защиты, т.е. направленной от крепостных стен вперёд. Это было большим недостатком крепостей того времени, поскольку контролировать сами стены было сложно. Поэтому уже со II тыс. до н.э. появляются укрепления с выступами (ризалитами) и углублениями, позволяющими вести фланкирующий обстрел и таким образом держать под контролем стены.


Крепость Халат-гала. Реконструкция В. Керимова. Стена укреплена башнями и ризалитами

Для прикрытия стоящих наверху стены воинов, наружная её часть увеличивалась тонкой стенкой высотой около двух метров (бруствером). В этой брустверной стенке строились бойницы – приспособления для ведения стрельбы по противнику, находящегося впереди, в виде отверстий наклонными подошвами. Так появились зубчатые стены. Однако и это не решило всех проблем достаточной обороны крепостных стен, поскольку у самой стены образовывалась так называемая «мёртвая зона», где противника нельзя было достать. Поэтому вскоре появились навесные бойницы – мазгалы (азерб.) или машикули (от франц. «mache-col», т.е. «бить в голову»), позволяющие простреливать пристенные участки, заимствованные европейцами на Востоке во времена крестовых походов. Сама же стена книзу для большей устойчивости утолщалась.


Зубцы и бойницы крепостной стены

В середине II тыс. до н.э. появляются башни, как оптимальный вариант решения вопроса обороны стен и создания дополнительных узлов обороны. Они представляли собой многоэтажные оборонительные постройки большой прочности с открытой платформой наверху, которая также увенчивалась зубчатым бруствером. Этажи сообщались между собой приставными лестницами. Со стеной башня сообщалась через нижний этаж, а с других этажей сообщение происходило посредством подъёмного моста через ров в стене, который в минуты опасности поднимался, отрезая, таким образом, распространение противника по всей крепостной стене.

Башни крепостей давали возможность лучше держать под контролем и оборонять не только стены, но и ближайшую территорию. Они разделяли оборону на отдельные секторы, позволяли вести оборону шаг за шагом и не давали атакующему противнику возможности распространяться по всей стене. Это уже были самостоятельные опорные пункты для ведения активной в общей цепи оборонительной системы крепости.

Сначала башни были прямоугольной формы, а в последующем многоугольные и, наконец, – круглые и полукруглые. При этом башни круглой формы были менее подвержены различным разрушительным действиям осадных машин противника, нежели прямоугольные. Вот почему они в дальнейшем, уже в раннем средневековье получают наибольшее распространение.

Азербайджан – уникальная страна крепостей. Многочисленные оборонительные сооружения свидетельствуют о том, что люди, населяющие эту землю, вынуждены были постоянно воевать, ибо эта страна в силу своего географического положения притягивал взоры многих иноземных завоевателей. Редкое десятилетие обходилось без войны и военных конфликтов. Это вынуждало древне азербайджанские государства строить многочисленные крепости, в которых можно было бы дать достойный отпор врагу и уберечь накопленные материальные богатства.

Крепости Азербайджана имеют много общего, но каждая из них имеет также и свои специфические особенности, связанные с местными природными и экономическими условиями. В этом отношении привлекают внимание крепости, сооружённые в Нахчыване, относящиеся к эпохе средней бронзы, т.е. к концу III – начало II тыс. до н.э. Так например, все оборонительные сооружения Нахчывана, как правило расположены у мысов рек, на высоких террасовидных отрогах Зангезурского хребта. Все они построены в труднодоступных местах, имеют общую центрическую конфигурацию и многорядную систему обороны. По мнению академика В.Х.Алиева «крепости и величественные оборонительные укрепления Нахчывана дают основание сказать, что между крупными племенными союзами, сформированными в этих краях в III–I тыс. до. н.э. было развито военное искусство». Двухколёсные военные повозки, обнаруженные им подтверждают это мнение. В целом, гямигаинская коллекция рисунков лошадей и огромное количество их костей, обнаруженные среди археологичнских раскопок II Кюльтепе доказывают, какую роль играло коневодства в Нахчыване в регулировании политических и военных отношений местных племён бронзового века.

Наиболее древним из оборонительных сооружений Нахчывани является город-крепость Нарын-гала, расположенная в 12 км. к северу от г. Нахчыван. Эта единственная на территории Южного Кавказа крепость с четырехугольными башнями, относящаяся к эпохе средней бронзы. Она была возведена у слияния рек Нахчыван-чай и Джагри-чай. Округ крепости был раскинут крупный город – старый Нахчыван. Крепость была построена из глино-сырцовых кирпичей на каменном фундаменте. Крепостные стены, увенчанные кунгурами (азерб.) или мерлонами (франц), т.е. одинаковыми выступами с равными просветами (бойницами), завершающими крепостную стену, в верхней её части. Зубцы служили для прикрытия от обстрела личного состава защитников крепости.
Почти на каждом повороте имелись мощные прямоугольные башни. Внутреннее пространство было разделено стенами на несколько отсеков для дальнейшего ведения обороны в случае захвата противником какой-либо части крепости.

Другим замечательным образцом военного зодчества является сильно укрепленный город-крепость Оглангала, построенная во II тыс. до н.э. на горе Гара-тепе на левом берегу Арпачая. Город был защищен прочными крепостными стенами, построенными из слегка обтесанных крупных камней – квадр, отдельные экземпляры которых достигали веса почти трех тонн. Множественные выступы и втопления в стенах создавали дополнительные преимущества при обороне крепости. Крепость имела две цитадели. Первая и более крупная цитадель была возведена на самом возвышенном месте и укреплена с запада и с востока четырьмя стенами. Юго-западнее первой цитадели на соседнем холме была возведена вторая цитадель, также защищенная несколькими рядами заградительных стен, образовавших ряд террас вокруг цитадели.

Наглядным примером максимального использования рельефа местности при возведении фортификационных сооружений являются крепости Чалхан-гала и Вайхыр-Гявур-гала.

Крепость Чалхан-гала (III–II тыс. до н.э.) была возведена на вершине горы и пересекала всю доступную часть склона – от обрыва до противоположного обрыва. Её стены были возведены из крупных каменных глыб и представляли собой вогнутую дугу протяжённостью около 430 м. При этом стена то выступает, то втапливается, создавая двухметровые выступы, с которых было удобно вести боковую оборону.

Расположенная на скалистой вершине, на левом берегу Нахчыван-чая крепость Вайхыр-Гявур-гала (II – начало I тыс. до н.э.), как бы продолжает силуэт горы, гармонично сливаясь с ней. Крепость представляла собой неправильный шестиугольник, а её высокие стены были укреплены надвратной башней и тремя прямоугольными выступами, со слегка обтёсанными расположенными по всему периметру стены мерлонами. Северо-восточная часть стены была ограждена естественными скалами, которые лишь слегка были настроены человеком.

Всегда большой проблемой в крепостях было обеспечение их водоснабжением. Далеко не всегда на территории укреплённых сооружений были родники и ручейки. Для снабжения крепости водой применялись несколько способов. Самым распространенными и достаточно надёжным из них была система водопровода, по которым водой снабжались даже высокогорные крепости, а также снабжение речной водой через туннель. В безвыходных же ситуациях собирали дождевую воду, для чего на склонах гор и холмов вырубались неглубокие канавки, по которым вода стекалась в бассейны, выдолбленные в скалах. Часто в одной крепости комбинировались несколько различных систем водосбора и водохранения.

Оборонительные фортификационные сооружения в этот период были распространены на территории не только Нахчывани, но всего Азербайджана, многие из которых упоминаются в ассирийских и урартских источниках.

Так, например, по ассирийским надписям можно судить о многочисленных крепостях, как на территории Азербайджана, так и в целом в этом регионе. Очень ценными являются рекомендации к выбору места для строительства, характеристики строительных материалов и приёмы их обработки, способы планировки укрепленных городов и крепостей. Очень обстоятельно описаны правила ритуального священнодействия при закладке оборонительных сооружений. Однако, в ассирийских и урартских текстах повествуется, в основном, только о реставрации старых и разрушенных укреплённых городов, и крепостей и очень мало – о строительстве новых. Определённую информацию об архитектурном облике крепостей и укреплённых городов дают рельефные изображения мидийских и ассирийских крепостей, где можно видеть детали крепостных стен, городские ворота, царские дворцы и башни.

Для своего времени это были сильнейшие опорные пункты обороны, созданные с большим мастерством и умением, с глубоким и всесторонним учётом природных условий, стратегического положения и тактики обороны. Даже сейчас, в развалинах, эти крепости поражают своей мощью и величием. Они являются подлинными шедеврами военного зодчества Азербайджана.

Крепости являлись политическим и военным оплотом государства и народа и были призваны обеспечивать решение самых разнообразных, как тактических, так и стратегических задач в ходе войны.

В первую очередь, крепости являлись тактическими опорными пунктами для отражения вражеского нападения, задача которых было обеспечение благоприятных условий для ведения обороны от, как правило, превосходящих сил противника, его изматывания и нанесения по возможности больших потерь в живой силе в ходе обороны, а также задержка, а то и полной его остановки на пути дальнейшего его продвижения вглубь страны. При этом отражение нападения носила как активный, так и пассивный характер.

Кроме гарнизона крепости, занимающегося непосредственной обороной на крепостных стенах, существовали и отряды, которые хотя и дислоцировались в крепости. Они, и совершая вылазки, проводили самостоятельные активные боевые операции за её пределами и могли в случае необходимости не возвращаться в крепость и, маневрируя вокруг неё, ослаблять осаду, изматывая силы осаждающего противника.

Противник же не мог позволить себе оставлять в тылу, в крепостях несколько тысяч вооружённых воинов, способных нанести сильные и ощутимые удары с тыла. Поэтому он вынужден был осаждать крепость, тратя на это драгоценное время, силы и средства.

Одновременно, крепости, особенно приграничные, должны были свести на нет важнейший фактор внезапности и дать возможность организации отпора врагу.

Крепости служили также и для обеспечения безопасности богатых городов – экономических центров того времени. В ходе ведения боевых действий крепости были убежищами для раненых, отставших воинов, для разбитых отрядов, пунктами формирования новых отрядов и обеспечения их вооружением. К тому же крепости служили для складирования запасов продовольствия, фуража и вооружения. Оценивая значение крепостей во всемирной истории военного искусства, выдающийся военный историк начала ХIХ века Карл Клаузевиц отмечал, что в «крепости имеются оружие, овёс и хлеб, они дают кров больным, безопасность здоровым и возвращают самообладание устрашенным».

Другим важным назначением крепостей было обеспечение безопасности коммуникаций, особенно торговых. Именно поэтому крепости в Азербайджане и в соседних странах, строились также и возле важнейших караванных путей. Помимо этого, крепости являлись и сторожевым пунктом, обеспечивая контроль над прилегающей местностью не только путём визуального наблюдения, но и активной разведкой, а во время войны также разведкой боем.

Важнейшими стратегическими задачами крепостей были общее усиление обороны важных в военно-экономическом отношениях пунктом страны, контроль над местностями, где было наиболее вероятно продвижение противника. В этом отношении особую стратегическую значимость имели крепости, расположенные непосредственно на границах древне азербайджанских государств. Эти крепости не просто должны были принять на себя первый удар, но и дать такой выигрыш во времени, который позволил бы стране организовать действенный отпор врагу. В крепостях сосредотачивались материальные богатства страны, казна, сюда же сгонялся скот и здесь укрывалось местное население. Здесь же размещались резиденции царей и вождей, ядро сопротивления врагу – их штабы и войска.

Сами по себе крепости являлись инструментом политического укрепления на конкретной территории древне азербайджанских племён и государств. Именно в это время война, наряду со скотоводством и земледелием, становится одним из главных занятий этих племён, что и наглядно подтверждают сохранившиеся до наших времён поражающие впечатление военно-фортификационные сооружения на территории Азербайджана.

В целом военное зодчество Азербайджана нельзя рассматривать в отрыве зодчества стран всего Ближнего и Среднего Востока. Весьма чётка прослеживается тесная взаимосвязь и взаимовлияние в развитии оборонительного зодчества этого региона. Несмотря на начальные особенности древних фортификационных сооружений на территории Азербайджана, определённые характером строительного материала, сами по себе принципы оборонительного строительства были в основном схожими.

История развития военно-морского дела Азербайджана также уходит своими корнями вглубь веков. Еще с незапамятных времен, начиная с каменного века, обитавшие на побережье Каспия люди занимались морским промыслом, используя для этих целей примитивные плавательные средства.


Изображение длинного тростникового корабля. Наскальный рисунок в Гобустане

Первые же сведения о судоходстве на Каспии восходят к эпохе неолита, что подтверждается накальными изображениями различных видов лодок в Гобустане. Всего здесь имеются изображения трёх видов лодок. Первый изготавливался из дерева и имел прямую форму и достаточно глубокую посадку. Второй же изготавливался из бамбука и камыша. Третий – изготавливался в форме сплетённых косыми линиями сегментов.

Что же касается изображений большого числа рисунков с гребцами, вооружёнными луками людей, а на носовой части – изображения солнца с лучами, то два из них, самые прорисованные, датируются III тыс. до н.э., когда уровень Каспия достигал подножия скальных нагромождений Гобустана. Доказательством того, что лодки причаливали у скал Гобустана, являются обнаруженные археологами каменные якоря.


Изображение корабля с глубокой осадкой. Наскальный рисунок в Гобустане

По мнению известного азербайджанского археолога И.М.Джафарзаде, некоторые лодки датируются более ранним периодом – VI–IV тыс. до н.э. и тащит за собой на буксире вторую лодку, которая в свою очередь, взяла на буксир третью небольшую лодку. Причём в двух последних находятся невооружённые люди, возможно пленники.

Гобустанские наскальные рисунки судов изображённые на нижней террасе горы Беюкдаш неоспоримо свидетельствуют о древнейшем, начиная с VI тыс. до н.э., мореплавании на западном побережье Каспия, а солнце на носу лодок, вероятно, показывают направление морского пути – на восток, к восходу солнца. По мнению знаменитого норвежского путешественника и археолога Тура Хейердала, суда, изображённые в Гобустане по своим конструкциям – глубокодонные из вязанных камышей – являются самыми оригинальными и уникальными по сравнению с судами из виденных им ранее наскальных изображений в Азии, Африке, Южной Америке и на островах Тихого океана.

Весьма интересным фактом является и то, что на ранее встречавшихся в Месопотамии и Египте наскальных изображений лодок солнце изображается в форме круга (диска) в середине лодки, а в гобустанском наскальном изображении одной из лодок на его носовой части изображено солнце с лучами. Это доказывает, что эти лодки плавали лишь в акватории Каспийского моря и их рисунки нанесены на скалы местными жителями.

Что же касается датировки рисунков лодок, то изображение лодки на стоянке Фируз датируется концом VIII тыс. до н.э., а на Беюк-Даше – серединой тыс. до н.э. Тур Хейердал отмечал, что рисунки подобного рода появились в странах Востока гораздо позднее – в середине IV тыс. до н.э.

Все это доказывает, что судоходство на Каспии возникло на западном его побережье еще в эпоху неолита и продолжало развиваться в последующие эпохи.

Таким образом, уже в древнейшие времена, в особенности в III–II тыс. до н.э., на территории Азербайджана военное дело находилось на достаточно высоком для своего времени уровне развития. Появление и совершенствование различных видов оборонительных и наступательных вооружений, строительство разно функциональных фортификационных сооружений в Азербайджане в Древний период нельзя рассматривать в отрыве от эволюции военного дела всего Ближнего и Среднего Востока. На протяжении ысячелетий наблюдается их тесная взаимосвязь и взаимозависимость, во многом способствовавших появлению в начале I тысячелетия первых государственных образований на территории древнего Азербайджана.

Нурулла АЛИЕВ, профессор отдела Гуманитарных наук Военного Научно-Исследовательского Института Национального Университета Обороны Министерства Обороны Азербайджанской Республики, капитан 1-го ранга запаса, доктор исторических наук, профессор

[email protected]

Литература

1. Azərbaycan tarixi. Ən qədimdən bizim eranın III əsri. Yeddi cilddə. I cild. – Bakı: “Elm”, – 2007
2. Мамедов, С.Г. История войн и военного искусства Азербайджана (очерки) (с древнейших времен до XVII века). – Баку: изд. «Nafta-Press», – 1997
3. Azərbaycanın hərb işi tarixi. 1 cild (Ən qədim zamanlardan XX əsrin əvvəllərinədək). – Bakı: “Hərbi Nəşriyyat”, – 2006
4. Лук (оружие)// ru.wikipedia.org/wiki/Лук_(оружие)…
5. Г.М., Асланов, Р.М., Ваидов, Г.И., Ионе. Древний Мингечаур. – Баку: Издательство АН, – 1959
6. Azərbaycan Milli Ensiklopediyası. – Bakı: Azərbaycan nəşriyyatı, – 2007
7. А.Н., Минбашы, А.Ю., Мамедов, Н.Г., Садыков, Ф.М., Джавадов Историческое оружие Азербайджана. – Баку: “Воениздат”, – 2015
8. Конные стрелки из лука - Скифы// e-reading.club/chapter.php/..
9. Доисторический Азербайджан / Академик//dic.academic.ru› Википедия…
10.Какую роль играли лошади в древности //lohadi.ru/istoriya-pro-loshadej/..; Следы лошадей в истории древнего мира//kobylitza.narod.ru/horse_history...
11. Одомашнивание лошади и основные этапы ее истории, процесс...// zooschool.ru/horses/2.shtml…
12. Крепостная башня //ru.wikipedia.org/wiki/Крепостная...
13. Д.А., Ахундов. Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана. –Баку: Элм, – 1986
14. В.И., Керимов. Архитектурно-археологические памятники эпохи бронзы на территории Нахичеванской А ССР. – Баку: Элм, – 1985
15. Vəli, Əliyev. Gəmiqaya. – Bakı: Elm, – 2005
16. Rzayev, Nasir. Əcdadların izi ilə. – Bakı: «Azərnəşr”, – 1992
17. К.О., Клаузевиц. О войне. – М.: Мосиздат, – 1934
18. Н.А., Алиев. Военно-Морская история Азербайджана. – Баку: «Елм», – 2002
19. И.М., Джафарзаде. Гобустан. Наскальные изображения. – Баку: Элм, – 1973
20. С.Б., Ашурбейли. История города Баку. Период Средневековья. -Баку: «Азернешр», – 1992
21. Н., Алиев, С., Ахмедов, Н., Амирбекова. Военная история Азербайджана (С древнего периода до начало XX века). – Баку: AzpoliqrAF, – 2024



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: