Военный эксперт: «Нужно готовится к длительной войне»

2023/09/war-1695192046.jpg
Прочитано: 798     10:40     20 СЕНТЯБРЯ 2023    

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что полномасштабная война, которую президент РФ Владимир Путин развернул против Украины, может длиться гораздо дольше, чем на это могли рассчитывать в ее начале


«Мы все стремимся быстрого мира», - говорит глава Североатлантического альянса,- «впрочем, мы должны понимать, что если украинцы перестанут воевать, их страна прекратит существование. Если Путин и Россия сложат оружие, у нас будет мир». Столтенберг также считает, что после окончания этой войны Украина должна получить такие гарантии безопасности, которые будут обещать, что российская агрессия против нее не сможет повториться. «Мирное соглашение не должно быть паузой со стороны РФ», – подчеркнул генсек НАТО. «Мы не можем разрешить России больше ставить под угрозу безопасность в Европе и не имеем сомнений, что Украина в конце концов будет в Североатлантическом союзе».

Факт «долгой войны» все больше воспринимается западными политиками как неотвратимое развитие событий. Но вот готова ли Европа и страны Альянса к такому сценарию? Выдержат ли сами украинцы то невероятное давление, которое сегодня оказывается на них со стороны врага?

Об этом наш киевский корреспондент поговорила с военно-политическим экспертом Александром Мусиенко.

- Фраза Столтенберга о том, что нужно готовится к длительной войне в Украине целиком созвучна со словами президента Зеленского, что нам нужно психологически быть готовыми к долгой войне. Сам президент сказал, что он готов к этому. Но готово ли общество к такому развитию процесса?

- Смотря что мы закладываем в это понятие – «долгая война», какие ее измерения могут быть, какую форму она может иметь. Долгая война не означает, что она будет проходить исключительно в том виде, как мы видим сейчас, то есть постоянные интенсивные бои, обстрелы, сумасшедшее количество оружия. Это зависит от того, в каких объемах и как быстро украинские Вооруженные Силы сумеют освободить оккупированные территории. Второе - от ресурсных возможностей и стабильности поставок оружия и ресурсов нашими партнерами. Третий фактор маловероятный, но его все равно не нужно сбрасывать со счетов – это изменение определенного курса или каких-то политических веяний в России, которые вынудят их в тот или иной способ отказаться от агрессии. И, наконец, четвертый фактор – это насколько быстро враг истощится. С одной стороны, война может иметь такие измерения, какими они есть сейчас, потом мы дойдем до определенной точки, когда нужно будет нарастить и пополнить ресурсы, потому что запад также запускает оборонную промышленность, а на это нужно время, что непосредственно будет влиять на интенсивность боевых действий. Поэтому я не исключаю, что может наступить определенная пауза, бои будут не настолько изнуряющими. Но война может продолжаться в информационных, экономических, политических измерениях и длиться очень долго. Рано или поздно она, конечно же, придет к логическому завершению, но не просто в контексте освобождения территорий – ситуация в принципе должна привести к изменениям в архитектуре европейской безопасности. В первую очередь я имею в виду вступление Украины в НАТО. Нам должны быть предложены формулы, при каких Россия не сможет возобновить агрессию.

- А это процесс не быстрый, соответственно, как ни крути, все равно нам нужно готовится к игре в долгую.

- Для меня личным индикатором является где-то год. К следующей осени уже станет ясно, как и в какой форме это может продолжаться дальше. Все зависит от того, какие будут силы, насколько истощится враг. То, что Путин встретился с Ким Чен Ыном - это тоже признак того, что их силы исчерпываются, им нужна какая-то подпитка извне. А наш тыл должен быть сильней.

- Но ведь мы тоже истощаемся.

- Да, поэтому я и говорю, что одним из факторов является наше обеспечение – в первую очередь, человеческое – это самое важное, а потом вооружение и другая поддержка наших партнеров. Сейчас у нас обсуждается вопрос возможности поставок ATACMS. Обратите внимание – этот вопрос возник в аккурат под визит украинского президента в США на Генасамблею ООН, где он встретится с американским президентом Джо Байденом. Но когда вообще началась тема об ATACMS? Именно после того, как стало известно, что Ким Чен Ын собирается встретиться с Путиным, и что с Северной Кореи могут пойти поставки вооружения для РФ. Правда еще, не понятно, в каких масштабах, но то, что это будет - факт. А если Северная Корея выступает такой себе «прокладкой» между РФ и Китаем? Мы же тоже этого не знаем. Соответственно, США делают ответный ход: если вы договариваетесь о поставках вооружения с РФ, значит, ничто не мешает нам предоставлять Украине ATACMS. Это именно то, о чем я постоянно говорю – чтобы выиграть войну, запад с Украиной должны идти на шаг впереди, потому что часто в вопросах предоставления оружия мы идем строевым шагом: Россия привезла «Шахеды» с Ирана - мы получили очередную партию оружия. Но строевой шаг – это истощение. И своеобразное соревнование: кто первый устанет.

- А Северная Корея достаточно закрытая страна, и мало кто понимает, сколько и какого вооружения у них есть на складах. Потенциально – что они могут дать такого, чего Россия сегодня не имеет?

- Того, чего не имеет Россия, они не дадут. Они дадут, то, что у нее есть, но в чем она нуждается все больше и больше, и сама не успевает выпускать в достаточном количестве – в первую очередь это 152 мм, 122 мм снаряды и мины. Я не думаю, что они дадут какие-то артиллерийские системы, потому что им самим Сеул нужно держать в напряжении. Но повторюсь, в этом всем самое важное не то, что может предложить России Северная Корея. Самое важное, а не стоит ли за кулисами этой игры Китай? Потому что если это так, то объемы оружия могут быть значительно больше. И это уже должно серьезно насторожить. А помощь только Северной Кореи не сможет изменить качественную ситуацию на поле боя. Сейчас, в зависимости от того, как будет развиваться ситуация на фронте, Россия начинает готовить наступательные действия на востоке на зиму, так как это было в прошлом году под Бахмутом. Под это им нужно какое-то ресурсное обеспечение. Мобилизация у них не прекращается, людей так-сяк набирают, а боеприпасы, снаряды нужно где-то брать – сами они уже не справляются. И если Китай не включится в эту игру - я особенных рисков от взаимодействия с Северной Кореей не вижу.

- В случае получения нами ATACMS – американских дальнобойных ракет – это может изменить ситуацию на поле боя?

- Это даст дополнительное огневое преимущество. Например, «хлопков» в Крыму, которые мы сейчас наблюдаем практически каждый день, станет больше. Почему ATACMS так важны сейчас с прицелом на осенне-зимнюю кампанию? В случае, если мы не сможем применять тяжелую технику, а мы объективно не сможем ее применять, когда пойдут дожди, можно будет изменить ход и условия ведения боевых действий, применяя средства поражения, которые дают возможность доставать. Поэтому с этой точки зрения они важны, но не нужно ожидать, что как только мы получим эти ракеты, сразу обязательно фронт врага развалится, и они убегут в Россию.


Ярина Лазько, специально для Armiya.az из Киева



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: