«Вопрос с Карабахом окончательно решен и будет оформлен в виде мирного договора» - Президент Центра «Стратегия ХХІ»

2024/01/khank-1706702362.jpg
Прочитано: 4007     15:52     31 ЯНВАРЯ 2024    

Верхняя палата французского парламента проголосовала за резолюцию, в которой осудила военное решение Азербайджаном проблемы Нагорного Карабаха, потребовала от Баку освобождения арестованных «политических лидеров» сепаратистского региона


Помимо этого, Сенат пошел ещё дальше и призвал Францию и Евросоюз к «полному пересмотру отношений с Азербайджаном» — вплоть до введения санкций.

В ответ в азербайджанском парламенте предложили «приостановить все экономические отношения» с Францией. К чему приведет это противостояние – об этом наш киевский корреспондент поговорила с президентом Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Михаилом Гончаром.

- Михаил Михайлович, на Ваш взгляд, каковы главные причины такого откровенного антиазербайджанского курса французского политикума. Почему в Париже методично и целенаправленно выступают адвокатами Еревана?

- Ничего странного в этом нет, Франция в вопросах Южного Кавказа всегда была армяноориентированной. Среди главных причин, почему они избрали именно такой вектор – это то, что Азербайджан во Франции воспринимается как страна–сателлит Турции, учитывая исламо-тюркское единство этих двух стран. Известно, что отношения Парижа и Анкары, мягко говоря всегда оставляли желать лучшего, ведь Франция четко заняла позицию Греции. Поэтому франко-турецкое противостояние автоматически сказывается и на отношении Парижа к Баку. Если посмотреть на политику Франции на Южном Кавказе в целом, то естественно, что она отдает предпочтение Грузии и Армении. Не нужно списывать со счетов и тот фактор, что Армения имеет достаточно мощную диаспору в Европе, которая в-основном сосредоточена во Франции.

Плюс ко всему в Армении всегда были достаточно сильные проевропейские настроения. Да, они не были доминирующими, но сейчас усиливаются в связи с тем, что с точки зрения Еревана Россия, как союзник, не выполнила свою основную миссию по защите армян в Карабахе. А Грузия вообще ориентирована и на ЕС и НАТО в то время, когда Баку на официальном уровне не демонстрировал какого-либо серьезного намерения к евроинтеграции. Поэтому Европа, в частности, Франция, воспринимают Азербайджан не как часть европейского пространства, как в случае с Арменией и Грузией, а как часть иного исламо-тюркского пространства, воспринимающегося в Европе с определенной долей скепсиса. И тут мы снова возвращаемся к непростым отношениям Анкары и Парижа.

- Кстати, и в самой резолюции они не преминули упомянуть Турцию, цитирую: «о гегемонистских амбициях Азербайджана и Турции», а также «об опасности, которую они представляют» для «территориальной целостности Армении» и «мира на Кавказе». Франция обвиняет Азербайджан в силовом решении конфликта в Карабахе. Ну послушайте, а сколько еще столетий нужно было переливать из пустого в порожнее в абсолютно бестолковом минском процессе? Совершенно очевидно было, что с Арменией на дипломатическом уровне договориться невозможно. Точно так же, как сейчас невозможно Киеву говорить языком дипломатии с Москвой!

- Тут все совершенно понятно. Азербайджан долго выжидал, сделал ставку на разработку большой каспийской нефти, начало которой было положено знаменитым контрактом столетия в 1994 году, и это принесло ожидаемый результат. Полученные средства позволили ему самостоятельно, конечно, не без поддержки партнеров, в первую очередь Турции и Израиля, наконец решить вопрос территориальной целостности. Понятно, что все форматы минского процесса по Нагорному Карабаху показали свою безрезультативность и в конечном счете в Баку поняли, что нужно рассчитывать на собственные силы. И это увенчалось успехом. Теперь, разумеется, Франция заводит старую пластинку о том, что Баку проигнорировал мирные форматы. Я бы сказал, что на это не следует обращать внимание. Главное, что принципиально вопрос с Карабахом решен. Будет ли он в конечном счете формализован в виде мирного договора? Будет. Когда это произойдет? Не знаю. Но результат в любом случае, естественно, не устраивает Ереван. Поэтому он лоббирует разные варианты влияния на поведение Азербайджана и Турции. Насколько это будет успешным? Сложно сказать.

Пока что это все находится в рамках определенной риторики. Надо понимать, что в Париже и в целом в ЕС существуют некие опасения относительно того, куда дрейфует турецкая политика, а азербайджанская политика рассматривается через призму турецкой. И в этом смысле неоосманизм, взятый на вооружение Эрдоганом, у многих порождает вопросы: как далеко это может зайти? Плюс не нужно списывать со счетов российскую пропаганду, которая часто работает не только через открытые каналы, а и не публичным образом, распространяя прогнозы о том, что следствием османизации турецкой политики является откат от курса Ататюрка и, соответственно, Турция собирается воссоздавать Османскую империю. Поэтому нужно еще смотреть, что кулуарно делает российская дипломатия в Европе, пугая французов и европейцев в целом османской экспансией. Зачем это России? В этом плане ничего не изменилось: их цель - или создавать новые конфликты и очаги напряженности, или поддерживать существующие.

- Одним из пунктов французской резолюции является требование освободить арестованных «политических лидеров» региона. То есть, люди, которые отдавали преступные приказы, подпитывали сепаратизм в регионе, в буквальном смысле убивали мирных азербайджанских граждан должны быть на свободе? Не кажется ли Вам, что Франция в данном случае загнула с понятием справедливости и гуманизма? Получается, что с таким самым успехом, после деоккупации Крыма и так называемых ДНР-ЛНР, условно говоря, какой-нибудь Орбан будет призывать нас оставить в покое так называемых лидеров регионов, преступников Аксенова, Пушилина и Пасечника!

- Тут тоже ничего нет удивительно – есть квази миротворцы, защитники прав человека, которые закрывают глаза на совершенные преступления. Пусть призывают – это ничего не изменит. Вы правильно подметили, что это политическая декларация, заявленная позиция, которая правовых последствий иметь не будет.

- Если такая декларация носит чисто декларативный характер, то вооружение Францией Армении происходит на практике. С какой целью они это делают, накручивая при этом мировое сообщество угрозой силового нападения Азербайджана на Армению?

- Это тоже результат подковровой работы российской пропаганды, которая пугает, что мол Азербайджан не остановится. А поскольку позиция Франции проармянская, то это срабатывает - надо вооружить Армению, чтобы в случае чего она имела возможность противостоять. Но это не самое главное. Более значимый фактор – это бизнес. Есть возможность продать оружия, значит, надо этой возможностью воспользоваться. Франция как раз характерна тем, что не сильно задумывается, кому его продавать. Правда, Украина в этом смысле как раз является исключением – Париж так и не отважился предоставить ВСУ противокорабельные ракеты Exocet. Но зато мы получили от них хорошее ракетно-артиллерийское вооружение. В случае с Арменией речь идет о бизнес-подходе. Естественно, что у Азербайджана это не может вызывать каких-то позитивных эмоций. Но французские поставки вполне вписываются во французскую политику сдерживания экспансионизма, неоосманизма в разных регионах. Как я говорил, Франция стоит на стороне Греции, и в случае с Южным Кавказом союзником избрана Армения для того, чтобы с востока противостоять турецко-азербайджанскому альянсу на тот случай, если этот альянс вдруг начнет двигаться куда-то дальше, реализуя какие-то новоосманистские цели. Поставка вооружения Армении не всегда декларируется прямо и открыто, но тем не менее, это происходит.

- Насколько адекватной была реакция Азербайджана на резолюцию, который призвал прекратить экономическое сотрудничество с Францией и выдворить их Азербайджана все французские компании? В случае принятия такого решения, какие могут быть последствия?

- Для Франции серьезных последствий не будет, потому что, например, энергетическая компания TotalEnergies - транснациональная. Определенные убытки возможны, но я думаю, что они за время работы в Азербайджане хорошо заработали, и могут уйти без существенных потерь. Франция не имеет большого веса в торгово-экономических отношениях Азербайджана, поэтому и азербайджанская экономика ничего особенного не потеряет. Будут определенные потери на уровне тех или иных корпоративных субъектов, которые имеют отношения с французскими партнерами. Является ли такая реакция излишней, когда можно было ограничиться дипломатической риторикой и принятием подобных французской резолюций? Я думаю, если в Баку так решили то, наверное, в этом есть своя логика. Другое дело, что это рикошетом может ударить по отношениям Азербайджана с Европейский Союзом, а Франция является мощным игроком в формате ЕС, и в-основном она определяет европейскую политику на Южном Кавказе.

Под этим влиянием в ЕС смотрят на Баку совершенно иначе, чем на Тбилиси или Ереван, и это даже безотносительно ситуации вокруг Карабаха. Потому что из тройки Тбилиси-Ереван-Баку, только Азербайджан не заявляет о своих евроинтеграционных стремлениях. И в данном случае, если Азербайджан идет на разрыв в экономическом плане с одной из ведущих стран ЕС, то естественно, что в Брюсселе это тоже будет воспринято негативно, считая чрезмерной реакцией. Я прекрасно понимаю логику Баку - чтобы не повадно было в дальнейшем как-то пытаться ущемить Азербайджан. Но нужно также учитывать возможность цепной реакции и то, что в Брюсселе могут не оставить разрыв экономических отношений с Францией, если это действительно произойдет, без внимания.


Ярина Лазько, специально для Armiya.az из Киева



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: