«Мозговой штурм» в гибнущей армянской армии - кто виноват и что делать

2020/02/19688-1582022931.jpg
Прочитано: 1439     15:00     18 ФЕВРАЛЯ 2020    

Так уж заведено, что когда в группе людей случается что-то приятное, то все пытаются найти хотя бы малую долю участия этом приятном. Когда же случается провал, то ответственность каждый пытается спихнуть на других.


В армянской армии за последние два месяца погибло от 14 до 18 человек. И погибли они не от пули противника, а вследствие неуставных отношений - убийства или самоубийства на почве конфликта. Естественно, никто в гражданском или военном руководстве не хочет признавать своих ошибок и уходить в отставку.

Зато представители оккупационной армии в Карабахе провели в субботу «сходку», чтобы разобраться в причинах происходящего. Главный «пахан» этой сходки, Карен Абрамян (под которым, кстати, судя по сегодняшним публикациям в армянских СМИ, зашаталось кресло), затронув тему «морально-психологического состояния» военнослужащих, заявил, что «инциденты последнего времени показывают, что мы что-то делаем не так».

Если бы оккупанты включили немного свою логику, то пришли бы к выводу, что «не так» они делают уже более 30 лет. Ведь почему почти все инциденты последних месяцев происходят на оккупированных территориях? Потому что именно там «морально-психологическое состояние» военнослужащих, осознающих бесполезность пребывания на чужой территории, а также собственное ощущение себя как «пешки» в чьей-то бессмысленной шахматной партии, достигает своей низшей точки.

Одну умную вещь, сам того не зная, написал в одной из социальных сетей вице-спикер парламента Армении от правящего блока «Мой шаг» Ален Симонян: «Мы не будем отправлять солдат на смерть, каждая капля крови наших парней бесценна».

Кто бы спорил, господин Симонян, естественно, бесценна! У Геворков и Акопов, находящихся на линии оккупации, тоже есть матери, друзья, девушки, они тоже хотят жить. Но в вашей элите, к сожалению, не понимают, что «посылать солдат в Карабах» равносильно «посылать солдат на смерть». Если не хотите посылать солдат на смерть, так заберите их из Карабаха - ведь, как отметил в Мюнхене Президент Азербайджана Ильхам Алиев, до 80% военнослужащих, находящихся в Карабахе, являются выходцами из Армении! Доказательством этого является тот факт, что их, будучи убитыми, хоронят на кладбищах в Армении, а не Карабахе, а, будучи ранеными, везут лечить - в госпитали Армении, а не Карабаха.

Критическая ситуация в армии заставляет присоединяться к «мозговому штурму» и других лиц, имеющих к ВС РА хоть какое-то отношение. Оригинален был ветеран армянских спецслужб Владимир Погосян. Он предложил бороться с дедовщиной и прочим «неуставняком» знакомыми ему методами: внедрить в армию агента! «В Вооруженных Силах нужно усилить роль военной контрразведки, которая формально входит в Службу национальной безопасности», - если быть точным, он сказал именно так.

То есть эксперт хочет виновных в дедовщине выявлять с помощью спецслужб и наказывать как элемент, вредящий госбезопасности. В целом он прав, после подобных случаев матери не очень-то охотно будут отправлять своих сыновей в армию, неуставные отношения действительно разрушают репутацию вооруженных сил.

Только вот как он будет внедрять агентов в личный состав «срочников»? Молодых сотрудников СНБ будут командировать по липовым военным билетам? Почему молодых? Ну не придёт же служить 45-летний дядечка с пивным пузиком? Вот «гэбэшной» молодежи Армении я не завидую! Один раз своей родине долг отдали, так теперь надо с оперативным заданием снова внедряться! Конечно же, 18-20-летние пацаны будут интересоваться, как это он, 24-26-летний «дуб», оказался среди них. Ну тут всё очень просто - можно сказать, что «хопанничал» в России, а потом выяснилось, что закон об избегании военного призыва за деньги отменили, и пришлось вернуться на многострадальную родину.

А вот дальше будет сложнее. Как его воспримут сослуживцы, особенно, «деды»? С одной стороны, он вроде бы «салага», которого надо всячески «нагинать», а с другой - он старше «дедов» на 4-5 лет. Полагаю, что в СНБ Армении всё же не берут совсем уж слюнтяев макароновичей, и постоять за себя оперативник всё же сможет. Но приемами рукопашного боя он может себя выдать. Так что ему придётся прикинуться маломощным, и, схлопотав тумаков от сослуживцев, начать выполнять их требования - стирать одежду, заправлять постель, чистить обувь, выносить нечистоты. «На кой черт я поступил на работу в этот Азгаин Анвтангутян Цараютюн (СНБ по-армянски), чтобы по второму разу проходить этот кошмар?» - не раз подумает внедренный агент.

Однако задание есть задание, и ему придется записывать (в закодированной форме, естественно) или запоминать всё, что происходит в армии - как не докладывают обеды, как командир дает увольнительные за деньги солдатам, как «деды» издеваются над новобранцами, кто какие труселя носит, как из части воруют обмундирование, стройматериалы и топливо. Всё это агент должен будет изложить своему начальству. Каким образом? Он должен получить отпуск. Там, на гражданке, он, конечно же, изложит своему СНБ-шному командованию все то, что осуществляет другое его командование, временное, армейское. Отдохнет с недельку, погуляет по Каскаду и Северному проспекту, откормится, а то с «медитековских» пайков сыт не будешь. Но все хорошее когда-то кончается, и «цараютютцу» подходит время возвращаться в казармочку. СНБ-шное начальство по-отечески обнимет агента, скажет, ну, ты уж потерпи еще полгодика, тогда мы тебе и денежки выпишем за успешно проведенное задание.

Но когда агент приедет в часть, то с него начнут требовать деньги! «В отпуске был? Был! А почему деньги не привёз?». У них обычаем так заведено - на Трндез прыгают через костёр, на Вардавар обливаются водой, а после отпуска «дедам» и отцам-командирам привозят деньги!

Наш агент про это, конечно же, знает, но только в СНБ ему денег не выделили, а к своим родителям он же не будет обращаться из-за своего спецзадания... И начнутся у «цараютюнца» чёрные дни. Один раз «деды» его предупредят, второй - потребуют денег со штрафом, а на третий раз... В общем, в один день глава пресс-службы минобороны РА заявит, что где-то в N-ской воинской части нашли труп военнослужащего, погибшего при странных обстоятельствах. В СНБ воспримут новость двояко - с одной стороны, он не выдал своей тайны, а с другой - он не выполнил своей основной задачи - он не выяснил, кто находится в самом верху пирамиды получателей взяток.

Хотя, знаете, некоторые из тех, кто был на самом верху этой коррупционной пирамиды, тоже подключаются к «мозговому штурму». Но если предыдущий респондент пытался дать ответ на вопрос «что делать», то экс-министр обороны Сейран Оганян решил порассуждать на тему «кто виноват». Итак, по логике Оганяна, виноваты все, только не он.

«В 2011 году мы серьезно взялись за межличностные отношения в армии», - заявила «бедная овечка», попеняв на новые кадры в руководстве армии, которые были назначены после «бархатной революции», и еще не успели внедриться в систему.

Я, конечно же, далек от идеи обелять нынешнее армейское руководство, тем более, что 18 смертей за полтора месяца - это шок. Но всё же неправильно взваливать вину только на него, а самому оставаться в тени. Разве Оганян не вывозил деньги за рубеж, где они присматривали со своей относительно молодой супругой... старинный замок! Разве не при Оганяне погибли в небоевых условиях сотни армянских парней, а военное руководство, следователи старательно покрывали все безобразия? Если Оганян такой смелый, то пусть он скажет о своей невиновности солдатским матерям, которые устраивают пикеты по четвергам в центре Еревана - ведь за смерти их сыновей никто не ответил.

Даже трагические события в Армении пытаются использовать, чтобы набрать политические дивиденды - такие уж у них традиции.

Что ж, наблюдать за «мозговым штурмом» в Армении становится всё интереснее. Очевидно, что ничего другого поштурмовать у них больше не получится - времена не те.

Октай Яхьяев



Тэги: