Военный эксперт: «Русских не останавливает ни зима, ни мороз, а пехоту они пустили пешком по минным полям»

2023/11/nastu-1701170782.jpg
Прочитано: 799     15:20     28 НОЯБРЯ 2023    

В ночь на субботу, 25 ноября, россияне выпустили по Украине рекордное количество ударных БПЛА типа Shahed-131/136 – сразу около 75 дронов-камикадзе летели с двух направлений – Приморско-Ахтарска и Курской области, постоянно меняя траектории направления, пытаясь запутать украинские ПВО


Но не тут то было - украинские силы противовоздушной обороны показали сверх мастерство: 74 из 75 БПЛА было уничтожено. Более 60 российских "Шахедов" держали курс на Киев. Эта атака на столицу Украины стала самой массированной с начала широкомасштабного вторжения.

Какие планы у противника на эту зиму? Насколько готовы украинские ПВО к отражению таких атак? Будет ли Украина адекватно отвечать, и имеются ли у нее для этого возможности? Об этом наш киевский корреспондент беседовала с военным аналитиком Олегом Ждановым.

- Олег, какую цель преследовал противник, запуская одновременно такое количество дронов? Что хотел добиться?

- Постараться максимально нанести ущерб как гражданской инфраструктуре, так и морально-психологическому духу нам с вами. Представьте, если бы более 60 дронов, которые летели на Киев, разорвались на территории столицы – сколько было бы жертв, разрушений и вывода из строя инфраструктуры. Они же не все летели в подстанции или в насосные станции. Они в жилые кварталы летели.

- То есть, они конкретно летели с целью поражения, а не разведки?

- С целью разведки, для выявления ПВО – это когда летит 5-10 дронов, плюс одна ракета. Никто не пускает летательные аппараты только ради разведки – все равно всегда определяется какая-то цель, в нее направляется этот дрон, а параллельно он выполняет задачу вскрытия системы ПВО. Ну и к дронам добавляют еще ракету, чтобы на нее отреагировали и другие типы станций. И тогда вы получаете картину системы ПВО противника. А если вы идете на поражение массированным ударом, то вы программируете траекторию дронов с учетом тех разведывательных данных, которые уже имеются относительно размещения систем ПВО.

- И все равно не понятно, на что рассчитывал противник. Ведь ни для кого не секрет, что Киев самый защищенный город в Украине. Практически все, что летит на столицу – сбивается. Вы говорите о том, что одной из целей такой массированной атаки было пошатнуть морально-психологический дух. Но за практически два года войны у людей уже такое противоядие выработалось! У киевлян даже есть давно устоявшаяся шутка: пусть лучше летит на Киев, где все сбивается, чем на другие незащищенные города. То есть, фактически ни одной цели достигнуто не было…

- Да, но это внешне. Сколько людей перепсиховало, город ночь не спал. А это формирует общественное мнение, которое пытается безуспешно навязать нам противник: мир любой ценой. Якобы, рано или поздно люди устанут от войны и будут требовать от руководства страны заключить мир на любых условиях. Эти атаки имеют долгосрочную перспективу. Вы же смотрите, как болезненно мы воспринимаем и реагируем, когда попадает сбитый дрон и обломки, как в данном случае, в детский сад, выбивает стекла в жилых домах, возникают пожары… Это все направлено на слом украинского народа в плане сопротивления. Но не забывайте самый главный критерий: русское «авось», они все же надеются - может, хоть один дрон долетит.

- Нас предупреждали, что зима будет очень тяжелой. И хотя по календарю она еще не наступила, но холода начались, и тут же за ними последовали массированные атаки, от которых мы за лето-осень практически уже успели и отвыкнуть. Видно, что противник поднакопил средств за этот период. В ночь на субботу и потом еще на воскресенье – это были первые разведки боем, или такие массированные атаки опять станут регулярными?

- Я думаю, что это была разведка боем, но они будут повторяться. Россияне действительно поднакопили. Единственным остается вопрос, как часто они могут себе это позволить. Потому что дроны они не жалеют, да, собственно, они бомбили нас БПЛА все это время. А вот ракеты они экономят, Калибров морского базирования мы вообще давно не видели. Вот сейчас мы с Вами разговариваем, и снова воздушная тревога по всей Украине - МИГ-31 летает, но это же одна ракета, это не массированный удар. Я думаю, что там проблема с техническим оснащением и самих ракет, и самолетов. А в Черном море проблема с выходом – они боятся вывести носители Калибров в открытое море, потому что может приплыть наш уже всем известный морской дрон «Sea baby» - «Малюк», который уже не единожды показывал себя в работе, тараня российские корабли. Как говорится - может приплыть Малюк, и им будет каюк.

- Во время субботней массированной атаки были запушены какие-то новые дроны – не просто черного цвета, но еще и сделаны из совершенно иного материала. Что это за аппараты, и чем они отличаются от тех, которые летали раньше?

- Нас немного запутали – это не новые дроны, это старые «Шахед-136». Единственное, они частично улучшены в плане того, что корпус сделан с поликарбоната, то есть пластика, и имеет меньшую отражательную способность электромагнитных волн для систем ПВО. Да, эти дроны были действительно окрашены в черный матовый цвет, который обычно применяется как поглощающий, с низким уровнем отражения. Но это не те новые дроны «Шахед- 238», которые Иран только презентовал и еще не факт, что их начали выпускать серийно. Также еще не совсем понятно, будут ли их продавать РФ. К тому же, у них дальность в 5 раз меньше, потому что они поставили туда реактивную турбину, а у нее расход раз в 5 больше, чем у двигателя внутреннего сгорания. Возвращаясь к атаке, судя по тому, что результат сбитых дронов составил 74 из 75, то ни краска, ни карбонат РФ не спасли.

- Фантастическую работу показали наши ПВО, которые оказались готовыми и к таким черным, «невидимым» дронам!

- Оператор и не видит, какого цвета дрон. Он видит перед собой экран радиолокационной станции. И какого цвета аппарат, и из чего он сделан – ему все равно. Если РЛС способен его засечь, значит, его видит оператор. Это просто боевой опыт и достаточная плотность средств ПВО

- В этот раз больше работали передвижные мобильные бригады, или другие системы?

- Трудно сказать, кто больше работал. На сегодняшний день мы создаем, и у нас это уже получается, единую систему ПВО. Вся разведывательная информация стекается на один командный пункт и оттуда в автоматическом режиме распределяется между огневыми средствами. Мобильные группы, о которых Вы говорите, включены в эту систему. Когда это все работает в единой цепи, тогда есть шансы на то, что ничто не пролетит, что мы с вами и наблюдаем. Скажу так, что больше работали зенитные средства, включая малые мобильные группы, а ракетные системы уже работали над «добиванием» тех дронов, которые смогли преодолеть первый эшелон.

- Президент анонсировал, что реакция на воздушный террор будет ответной. И буквально на следующий день мы увидели массированную атаку на РФ, в том числе ни на Москву. Официально власти РФ объявили, что было запущено 25 дронов. Но сбито ли? Потом были еще Тула, Белгород. Вчера горел Смоленский авиационный завод, выпускающий ракеты. И ГРУ Украины уже подтвердило, что это их рук дело. Но можно ли утверждать, что и впредь будут «ответки», причем не одиночные, а такие же массированные и регулярные, которые устраивают нам?

- У нас появилась возможность довести до каждого россиянина, что война – это обоюдный процесс. Да, у нас нет ракет, но зато есть дроны. Как результат - Подмосковье определенное время находилось в блекауте, там грохнули подстанцию, пол Донецка сидит без света, потому что мы накрыли одну из двух тепловых станций. Так что ответ должен быть и будет абсолютно зеркальным. Тем более, что РФ другого языка, кроме как языка силы, не понимает. Кстати, по поводу «мигов» скажу так, что всего самолетов, которые могут нести ракету Кинжал, у России было 12. Три из них они уже угробили в ходе военной кампании. То есть, «живых» осталось 9, из них технологически исправных предположительно 7.

- Олег, Вы говорите, что ответ должен быть зеркальным. Насколько наши мощности позволяют адекватно реагировать? Ведь ни для кого не секрет – Россия основательно подготовилась к зиме - построили завод по производству дронов, клепают ракеты 247 – по данным разведки, накопили около 900 ракет, закупают иранские дроны. Поэтому очевидно, что работать этой зимой им будет с чем. А как дела у нас обстоят?

- К сожалению, по огневым средствам наш ответ значительно слабее. Все, чем мы можем ответить – это дроны. Единственное наше преимущество – это их количество. Если наши производители обеспечат нам достаточное количество дронов, то мы сможем проводить массирование атаки, не уступающие российским. Запускать не по 20 штук, а по 100-200, создавая волны, и просто давить российское ПВО массой - в этом случае шансы прорваться намного возрастают. Либо наоборот, уйти в точность с нашими современными технологиями. То есть, запускать дронов мало – 4-5, но чтобы они все или хотя бы 90% достигали цели.

- По крайней мере, чтобы россияне на своей шкуре ощутили, что оно – стелить детям постель на полу в коридоре или подрываться среди ночи и бежать в бомбоубежище…

- В любом случае, когда в центре Москвы взрывается дрон в «Москва-Сити», об этом знает вся Россия, причем не только с федеральных каналов –сарафанное радио быстрее работает, и это очень важно в морально-психологическом плане. Тула сейчас уже понимает, что оно такое, когда взрывается оружейный завод, Челябинск, когда взрывается завод по производству танковых двигателей. Это все формирует общественное мнение в отношении того, а зачем нам эта вона?

- То есть, Вы считаете, что такие атаки могут повлиять на рассудок россиян, и они поменяют свое отношение к войне? Понимая, что они под таким же прицелом, как и ненавистные им «бандеровцы»? Они выйдут на улицы и будут массово протестовать против войны? Что-то мне с трудом в это верится… Там такая промывка мозгов со стороны Вами упомянутых федеральных каналов…

- Да, именно, это воздействие на глубинное государство, которое потом может вылиться вплоть до уличных протестов.

- А тем более накануне президентских выборов в это мало верится. Там мгновенно придушат любое поднятие головы, как это было в той же Махачкале.

- Но в умах начинается брожение. Да, медленно, но начинается.

- А теперь хочу поговорить об информации, которая также вызвала «брожение в головах», но уже украинских. Накануне командующий Объединенными силами ВСУ Сергей Наев сказал, что война РФ против Украины может снова выйти за пределы Востока и Юга нашей страны. Что имеет в виду командующий?

- Скорей всего, он имел в виду, что существует вероятность попытки наступательной операции РФ.

- С какой стороны?

- Со стороны Юго-Востока Украины. Этот угол и есть зона боевых действий. Понимаете, они же Донецкую и Луганскую области в административных границах так и не захватили. А это политическая задача, поставленная перед российской армией. К тому же Путин отдал приказ, помимо полного захвата Донецкой и Луганской областей, создать вокруг 150-ти километровую зону безопасности за счет прилегающих областей - Днепропетровской и Харьковской. А задачу нужно выполнять. Так что наступательная операция вполне возможна, тем более, Краматорск и Славянск у них просто как бельмо в глазу маячит, и они бы очень хотели дотянуться до этих конгломераций.

- Но Наев не озвучил сроки, когда эта попытка может быть предпринята. Как считаете, до весны можно пока быть спокойными, или снег и мороз не станут препятствием для врага?

- Как видим, их и сейчас не останавливает ни зима, ни мороз. Вот снег выпал – мин уже не видно, а они пустили пехоту пешком. Причем, российская пехота наступает даже на собственноручно заминированные поля. Подрываются, но все равно идут в атаку. Потому что сзади стоят загранотряды, развернешься - расстреляют. А еще хуже, просто будут мучить и пытать, пока не помрет. Этого они еще больше боятся, чем попасть под нашу пулю. Но вопрос, когда это произойдет, очень сложный. На данном этапе мы вынуждены перейти к позиционной войне и естественно, сейчас идет война на истощение – кто кого больше перемолотит, кто больше разобьет логистику врага, тот к весне и подойдет с лучшими результатами. А уже во второй половине весны, когда более или менее установится сухая погода – тогда можно будет переходить к наступательным действиям. Хотя мороз тоже не является препятствием – подмерзший грунт ликвидирует распутицу и можно применять технику и личный состав.

- Вы говорите, идет война на истощение. Сейчас РФ в боях за Авдеевку несет самые большие потери с начала большой войны. По оценке разведок НАТО средние потери российской армии в ноябре составляют 931 человек в день. К примеру, во время штурма Бахмута убивали в среднем 776 россиян. Извините за грубость, но они закончатся когда-нибудь, или нет?

- Нет. И в этом Путин видит свое преимущество. Они танки берегут, не пускают в атаку, потому что нельзя заводу приказать начать делать больше танков. А людей - завтра пойдут военкомы и наберут еще. Не смогут военкомы – пойдет Росгвардия. Кстати, они уже практикуют даже в Московской области облавы в общежитиях – просто пакуют всех в автобус и везут в военкомат.

- То есть, фраза «эта война надолго» набирает все больше актуальности…

- К сожалению, да, процент этого растет. И сейчас все зависит от наших стран–партнеров. Если они переосмыслят это понимание, тогда дадут нам столько оружия, чтобы мы могли победить. Ведь у нас проблема не в людях – нам воевать нечем.

Ярина Лазько, специально для Armiya.az из Киева



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: