Баку обладает ресурсом для масштабных закупок самого современного оружия – ЭКСКЛЮЗИВ

2018/09/01-15-1537767391.jpg
Прочитано: 15578     10:00     24 СЕНТЯБРЯ 2018    

Интервью Armiya.az с руководителем Южнокавказского филиала украинского Центра исследований армии, конверсии и разоружения (г.Тбилиси) Владимиром Копчаком.


- Как вы оцениваете текущий уровень военно-технического сотрудничества между Украиной и Азербайджаном?

- Азербайджан был и остается ключевым партнером Киева в сегменте экспорта вооружений и военной техники, продукции и услуг военного и двойного назначения. Многолетнее сотрудничество между нашими государствами пестрит историями успеха в сфере ВТС, когда Украина в разные периоды новейшей истории выступала одним из базовых поставщиков оборонной продукции для Азербайджана. Киев и Баку зарекомендовали себя надежными партнерами в оборонно-промышленной сфере. Само перечисление номенклатуры поставляемой в Азербайджан украинской военной техники может занять несколько полос интервью.

Отдельно стоит подчеркнуть, что спрос со стороны Азербайджана становился толчком к высокотехнологичным многонациональным проектам, где отдельно стоит выделить совместную программу Украины и ЮАР по модернизации вертолетов Ми-24G и украинско-белорусскую разработку зенитно-ракетного комплекса «Стилет». Для дальнейшего развития двусторонних украинско-азербайджанских отношений наработан колоссальный базис.

Нынешний же период сотрудничества между Украиной и Азербайджаном в сфере ВТС я бы охарактеризовал как переходный – с обоюдным пониманием неизбежности смещения акцентов от прямых продаж/закупок готовых образцов к совместному производству высокотехнологической обороной продукции. Сегодня Баку обладает экономическим ресурсом для масштабных закупок самой современной иностранной техники. При этом ставка постепенно делается на создание собственной оборонно-промышленной индустрии через так называемое «одомашнивание» зарубежных образцов: от крупно-узловой сборки – до создания современных высокотехнологичных производств с освоением у себя высоких технологий. Посмотрим, как это сработает. Судя по всему, учтен опыт партнеров, которые в свое время прошли подобный этап становления собственной оборонной промышленности. Речь, прежде всего, о Турции.

Играть по новым «высокотехнологичным» правилам азербайджанского оружейного рынка, занять на нем свои ниши в конкуренции с той же Турцией или Израилем, - это отдельный вызов для Украины. Причем в условиях, когда ее «оборонка» последние четыре с половиной года из-за войны тотально переориентирована на нужды украинской армии. Это не могло не сказаться ни на объемах, ни на номенклатуре украинского оружейного экспорта.    

В этих условиях Азербайджан стоит рассматривать не только как реципиента оборонной продукции, но и ее поставщика или же партнера в совместных проектах. 

- Украинский ВПК не стоит на месте. Как вы считаете, какие новинки украинской «оборонки» могли бы сегодня заинтересовать Азербайджан?

- Необходимость обеспечения нужд собственной воюющей армии является весомым толчком к созданию новых современных образцов вооружений.

На стартующей завтра в Баку выставке ADEX-2018 Украина будет представлена – это стало уже традицией – национальным стендом. Акцент в экспозиции будет сделан на современных разработках в сегментах бронетехники, управляемых боевых модулей, высокоточных средств поражения и беспилотных авиационных систем.

Касаемо новинок для Азербайджана, то шансы для дальнейшего развития имеет проект современного боевого модуля «Тайпан». Также я бы выделил бортовую информационную систему управления боем HERMES-C2, линейку средств динамической и активной защиты бронетехники, в сегменте беспилотных систем – беспилотный авиационный комплекс ACS-3 (Raybird-3).

Отдельным своего рода тестом в нынешних реалиях для Киева и Баку в сфере ВТС станет реализация проекта постройки транспортных самолетов Ан-178 в интересах Азербайджана. Отдельно подчеркну, что Украина в рамках реализации контракта решает базовую для авиапрома задачу импортозамещения российских комплектующих после разрыва ВТС с Москвой, а для Азербайджана успешная реализация программы может заложить базис для развития национальной авиационной промышленности.            

- Как вы оцениваете военный потенциал Азербайджана?

- Не считаю, что обладаю достаточными знаниями, чтобы в формате интервью раскрыть такую «диссертабельную» тему. Могу выделить ряд очевидных факторов, которые объективно определяют системный рост военного потенциала Азербайджана.

Во-первых, это доктринальное закрепление Азербайджаном главной цели в сфере национальной безопасности - восстановление территориальной целостности государства, в том числе, с применением военной силы. Отсюда и подготовка к войне, причем войне наступательной, с системной отработкой соответствующего комплекса учений и боевой подготовки войск.

Во-вторых, экономический потенциал Азербайджана позволяет делать ставку на плановое количественное и качественное превосходство своих вооруженных сил в плане оснащения новейшими системами вооружений и военной техники. Как суммы, которые тратит Баку на закупку вооружений, так и диверсификация иностранных поставщиков оборонной продукции говорят сами за себя.

Другой вопрос, что, на мой взгляд, не совсем корректно лобовое сопоставление военных потенциалов Азербайджана с Арменией. Россия как главный и на сегодня единственный арбитр в конфликте вокруг Нагорного Карабаха имеет достаточно рычагов влияния – как военных, так и других – для того чтобы удерживать некий баланс либо же в кратчайший срок обеспечить «паритет», вернув ситуацию в прежнее замороженное состояние…

- А насколько, на ваш взгляд, велика вероятность возобновления военных действий в Карабахе?

- Не буду оценивать вероятность этого, как и давать каких-либо прогнозов по эскалации ситуации на фронте. Хотя тревожные симптомы на лицо.

Тревожные в том плане, что «дипломатического» выхода из тупика не просматривается. Противоборствующими сторонами в Баку и Ереване проведены четкие «красные линии», пересечения которых в обозримом будущем ожидать не приходится.

Хотел бы ошибаться, но «Минский формат» переговоров продолжает жить в фоновом режиме, декларация канцлера ФРГ о готовности содействовать мирному урегулированию – также «протокольный» фон, не более. Реально, а не виртуально, из международных игроков в процессе присутствует только Москва как главный регулятор, арбитр, посредник и так далее. Это надо воспринимать как факт. Плюс Россия сделает всё возможное, чтобы и дальше всячески беречь и сохранять эту роль регулятора, будучи не заинтересованной в переведении диалога по урегулированию в прямой двусторонний формат между Ереваном и Баку. Такой стратегии способствует и то, что, на мой взгляд, на сегодня конфликт вокруг Нагорного Карабаха де-факто снят с международной повестки дня стран Запада на фоне более  существенных противоречий. Такое «вынесение за скобки» этого регионального очага противостояния считаю подходом, как минимум, недальновидным…    

- На чьей стороне будут симпатии Украины в случае начала войны в Карабахе?

- Здесь «симпатии/антипатии» - не совсем уместные категории, как по мне.

Принципиально важно, что Киев и Баку во всевозможных международных форматах последовательно поддерживают и выступают за территориальную целостность и суверенитет друг друга. Этого необходимо придерживаться и в дальнейшем, и это необходимо ценить.

Если же Вы о сценарии полномасштабной «войны на уничтожение» между Азербайджаном и Арменией, то такой вариант я исключаю, вернее, я его просто не рассматриваю. Он станет катастрофой и трагедией для народов двух стран. Не говоря уж о том, что растянутая во времени неконтролируемая эскалация на фронте в нынешних геополитических реалиях может привести к перерастанию локального конфликта в полномасштабную региональную войну.

Беседовал Бахрам Батыев



Тэги:


Лента новостей

Баку обладает ресурсом для масштабных закупок самого современного оружия – ЭКСКЛЮЗИВ

2018/09/01-15-1537767391.jpg
Прочитано: 15579     10:00     24 СЕНТЯБРЯ 2018    

Интервью Armiya.az с руководителем Южнокавказского филиала украинского Центра исследований армии, конверсии и разоружения (г.Тбилиси) Владимиром Копчаком.


- Как вы оцениваете текущий уровень военно-технического сотрудничества между Украиной и Азербайджаном?

- Азербайджан был и остается ключевым партнером Киева в сегменте экспорта вооружений и военной техники, продукции и услуг военного и двойного назначения. Многолетнее сотрудничество между нашими государствами пестрит историями успеха в сфере ВТС, когда Украина в разные периоды новейшей истории выступала одним из базовых поставщиков оборонной продукции для Азербайджана. Киев и Баку зарекомендовали себя надежными партнерами в оборонно-промышленной сфере. Само перечисление номенклатуры поставляемой в Азербайджан украинской военной техники может занять несколько полос интервью.

Отдельно стоит подчеркнуть, что спрос со стороны Азербайджана становился толчком к высокотехнологичным многонациональным проектам, где отдельно стоит выделить совместную программу Украины и ЮАР по модернизации вертолетов Ми-24G и украинско-белорусскую разработку зенитно-ракетного комплекса «Стилет». Для дальнейшего развития двусторонних украинско-азербайджанских отношений наработан колоссальный базис.

Нынешний же период сотрудничества между Украиной и Азербайджаном в сфере ВТС я бы охарактеризовал как переходный – с обоюдным пониманием неизбежности смещения акцентов от прямых продаж/закупок готовых образцов к совместному производству высокотехнологической обороной продукции. Сегодня Баку обладает экономическим ресурсом для масштабных закупок самой современной иностранной техники. При этом ставка постепенно делается на создание собственной оборонно-промышленной индустрии через так называемое «одомашнивание» зарубежных образцов: от крупно-узловой сборки – до создания современных высокотехнологичных производств с освоением у себя высоких технологий. Посмотрим, как это сработает. Судя по всему, учтен опыт партнеров, которые в свое время прошли подобный этап становления собственной оборонной промышленности. Речь, прежде всего, о Турции.

Играть по новым «высокотехнологичным» правилам азербайджанского оружейного рынка, занять на нем свои ниши в конкуренции с той же Турцией или Израилем, - это отдельный вызов для Украины. Причем в условиях, когда ее «оборонка» последние четыре с половиной года из-за войны тотально переориентирована на нужды украинской армии. Это не могло не сказаться ни на объемах, ни на номенклатуре украинского оружейного экспорта.    

В этих условиях Азербайджан стоит рассматривать не только как реципиента оборонной продукции, но и ее поставщика или же партнера в совместных проектах. 

- Украинский ВПК не стоит на месте. Как вы считаете, какие новинки украинской «оборонки» могли бы сегодня заинтересовать Азербайджан?

- Необходимость обеспечения нужд собственной воюющей армии является весомым толчком к созданию новых современных образцов вооружений.

На стартующей завтра в Баку выставке ADEX-2018 Украина будет представлена – это стало уже традицией – национальным стендом. Акцент в экспозиции будет сделан на современных разработках в сегментах бронетехники, управляемых боевых модулей, высокоточных средств поражения и беспилотных авиационных систем.

Касаемо новинок для Азербайджана, то шансы для дальнейшего развития имеет проект современного боевого модуля «Тайпан». Также я бы выделил бортовую информационную систему управления боем HERMES-C2, линейку средств динамической и активной защиты бронетехники, в сегменте беспилотных систем – беспилотный авиационный комплекс ACS-3 (Raybird-3).

Отдельным своего рода тестом в нынешних реалиях для Киева и Баку в сфере ВТС станет реализация проекта постройки транспортных самолетов Ан-178 в интересах Азербайджана. Отдельно подчеркну, что Украина в рамках реализации контракта решает базовую для авиапрома задачу импортозамещения российских комплектующих после разрыва ВТС с Москвой, а для Азербайджана успешная реализация программы может заложить базис для развития национальной авиационной промышленности.            

- Как вы оцениваете военный потенциал Азербайджана?

- Не считаю, что обладаю достаточными знаниями, чтобы в формате интервью раскрыть такую «диссертабельную» тему. Могу выделить ряд очевидных факторов, которые объективно определяют системный рост военного потенциала Азербайджана.

Во-первых, это доктринальное закрепление Азербайджаном главной цели в сфере национальной безопасности - восстановление территориальной целостности государства, в том числе, с применением военной силы. Отсюда и подготовка к войне, причем войне наступательной, с системной отработкой соответствующего комплекса учений и боевой подготовки войск.

Во-вторых, экономический потенциал Азербайджана позволяет делать ставку на плановое количественное и качественное превосходство своих вооруженных сил в плане оснащения новейшими системами вооружений и военной техники. Как суммы, которые тратит Баку на закупку вооружений, так и диверсификация иностранных поставщиков оборонной продукции говорят сами за себя.

Другой вопрос, что, на мой взгляд, не совсем корректно лобовое сопоставление военных потенциалов Азербайджана с Арменией. Россия как главный и на сегодня единственный арбитр в конфликте вокруг Нагорного Карабаха имеет достаточно рычагов влияния – как военных, так и других – для того чтобы удерживать некий баланс либо же в кратчайший срок обеспечить «паритет», вернув ситуацию в прежнее замороженное состояние…

- А насколько, на ваш взгляд, велика вероятность возобновления военных действий в Карабахе?

- Не буду оценивать вероятность этого, как и давать каких-либо прогнозов по эскалации ситуации на фронте. Хотя тревожные симптомы на лицо.

Тревожные в том плане, что «дипломатического» выхода из тупика не просматривается. Противоборствующими сторонами в Баку и Ереване проведены четкие «красные линии», пересечения которых в обозримом будущем ожидать не приходится.

Хотел бы ошибаться, но «Минский формат» переговоров продолжает жить в фоновом режиме, декларация канцлера ФРГ о готовности содействовать мирному урегулированию – также «протокольный» фон, не более. Реально, а не виртуально, из международных игроков в процессе присутствует только Москва как главный регулятор, арбитр, посредник и так далее. Это надо воспринимать как факт. Плюс Россия сделает всё возможное, чтобы и дальше всячески беречь и сохранять эту роль регулятора, будучи не заинтересованной в переведении диалога по урегулированию в прямой двусторонний формат между Ереваном и Баку. Такой стратегии способствует и то, что, на мой взгляд, на сегодня конфликт вокруг Нагорного Карабаха де-факто снят с международной повестки дня стран Запада на фоне более  существенных противоречий. Такое «вынесение за скобки» этого регионального очага противостояния считаю подходом, как минимум, недальновидным…    

- На чьей стороне будут симпатии Украины в случае начала войны в Карабахе?

- Здесь «симпатии/антипатии» - не совсем уместные категории, как по мне.

Принципиально важно, что Киев и Баку во всевозможных международных форматах последовательно поддерживают и выступают за территориальную целостность и суверенитет друг друга. Этого необходимо придерживаться и в дальнейшем, и это необходимо ценить.

Если же Вы о сценарии полномасштабной «войны на уничтожение» между Азербайджаном и Арменией, то такой вариант я исключаю, вернее, я его просто не рассматриваю. Он станет катастрофой и трагедией для народов двух стран. Не говоря уж о том, что растянутая во времени неконтролируемая эскалация на фронте в нынешних геополитических реалиях может привести к перерастанию локального конфликта в полномасштабную региональную войну.

Беседовал Бахрам Батыев



Тэги: