Вернув контроль над Ходжалинским аэропортом, мы сняли армянскую тряпку и водрузили флаг Азербайджана

2019/10/73048-1571899619.jpg
Прочитано: 1641     11:00     24 ОКТЯБРЯ 2019    

Интервью Armiya.az с уполномоченным представителем Общественного объединения ветеранов Отечественной войны Азербайджана, полковником запаса Эльмаром Гусейновым.


- В первую очередь, расскажите, пожалуйста, немного о себе.

- Я родился 30 апреля 1958 года в Дашкесане. Там же окончил среднюю школу. Затем был призван в ряды Советской армии, служил в Волгограде. После демобилизации, в 1979 году, я начал службу в дислоцированной в Баку воинской части N 6500 Внутренних войск МВД СССР (ныне это Полк охраны). Спустя некоторое время меня направили на учебу в Высшую военную школу в Ленинграде, которую я успешно закончил и получил звание лейтенанта. Вернулся в свою воинскую часть, где прошел долгую службу от командира взвода до начальника штаба батальона.

- Как вы оказались в рядах ОМОНа?

- Как вы помните, в конце 80-х годов в СССР стали создаваться специальные милицейские подразделения - ОМОН, привлекаемые для обеспечения охраны общественного порядка. Подразделения ОМОН были лучше вооружены и подготовлены по сравнению с обычной милицией. В Азербайджане ОМОН был создан приказом министра внутренних дел республики Магомеда Асадова. Кстати, хотя Азербайджан был не первой республикой, где создавался ОМОН, тем не менее, бакинский отряд «гремел» на весь Союз наравне с московским и рижским ОМОНом.

Командовать ОМОНом Магомед Асадов назначил моего командира – подполковника Абиля Рзаева. Он и пригласил меня на должность командира первой роты ОМОНа. Меня принял сам Магомед Асадов, а также его заместитель Рамиз Мамедов. Так, в ноябре 1990 года я стал командиром первой роты ОМОНа. Который, следует заметить, тогда состоял всего из двух рот. Второй ротой командовал Ильхам Рустамов.

- Это не было понижением для вас – с должности начальника штаба перейти на ротный уровень?

- Конечно, логически это понижение. Но я не пожалел о своем выборе. Хочу сказать, что под моим началом служил и Юра Ковалев (позывной «Черный») – Национальный герой Азербайджана.

- Какие задачи ставились перед вами?

- Хотя ОМОН создавался для охраны общественного порядка, тем не менее, нас сразу же привлекли к борьбе с незаконными армянскими вооруженными формированиями в тогдашней НКАО. Армии ведь тогда у Азербайджана еще не было, а армянские боевики уже вовсю совершали вооруженные нападения на мирные села, убивали беззащитных людей, угоняли скот. По решению Магомеда Асадова ОМОН был направлен в те районы и села, где совершали свои вылазки армянские боевики. В частности, в село Гушчу Айрым в Газахском районе.

Помню, 14 ноября 1990 года нас направили в командировку в Шушу. Оттуда мы выдвинулись в села Геруз и Гайгы Лачинского района, расположенные на границе с Арменией и часто подвергавшиеся вооруженным нападениям со стороны армян. За пару дней нам удалось обеспечить там безопасность мирного населения.

Затем поступил приказ принять под охрану Ходжалинский аэропорт. Возглавляемый мной отряд в составе 24 бойцов выдвинулся к аэропорту. Дело в том, что Ходжалинский аэропорт по периметру тогда охраняли военнослужащие Внутренних войск МВД СССР и Советской армии, а внутри аэровокзала хозяйничали степанакертские милиционеры – армяне. К тому моменту аэропорт уже не принимал самолеты и вертолеты из Баку, зато оттуда совершались регулярные рейсы в Ереван и обратно. Естественно, в область таким образом практически бесконтрольно завозились боевики, оружие и агитационный материал.

Мне довольно быстро удалось договориться с подполковником, командовавшим военными в аэропорту. Без единого выстрела Ходжалинский аэропорт вернулся под юрисдикцию Баку.

- Каким образом?

- Нам удалось найти общий язык, когда он узнал, что я заканчивал Высшую военную школу в Ленинграде, у нас даже нашлись общие знакомые. Кроме того, я пояснил ему, что мы все равно выполним поставленный перед нами приказ взять аэропорт под контроль. Поэтому, будет лучше, если в процессе этого никто – ни его бойцы, ни мои – не пострадает. Таким образом, советские военнослужащие продолжили нести службу по периметру, а КПП и сам аэропорт был взят нами под охрану. Комендантом аэропорта стал Алиф Гаджиев. Его еще до нас Баку назначил комендантом аэропорта, но армяне не пускали его туда. Днем аэропорт охраняли мы, а ночью – советские военнослужащие.

- А куда делись милиционеры-армяне?

- Они потихонечку улизнули, узнав о том, что Ходжалинский аэропорт будут охранять бакинские омоновцы.

Знаете, что мы сделали первым делом? Мы сняли армянский флаг с диспетчерской вышки и вновь водрузили туда флаг Азербайджана.

Затем мы стали осуществлять проверку прибывающих из Еревана и улетавших туда самолетов (речь идет о Як-40). Из Еревана, естественно, шло вооружение и сепаратистская литература, а в Ереван – мясо, мука, продукты питания. Причем, в огромном количестве. Область ведь была богатая, там всего было вдоволь, а Армения жила по талонам. То есть, кроме охраны, стали также выполнять функции таможни и пограничников.

- Совершались ли на вас покушения?

- Конечно. И не раз. Армянские боевики как огня нас боялись, поэтому не рисковали встречаться с нами в открытом бою. А вот заложить мину по пути нашего следования, устроить подлую засаду – это пожалуйста. Например, когда мы ехали из Шуши в Ходжалы армянские боевики заминировали дорогу. В результате сразу трех взрывов некоторые мои бойцы получили ранения от осколков стекла, но, тем не менее, сразу сориентировались и смогли отразить нападение боевиков.

Затем были Чайкендская операция, защита села Шафаг в Геранбойском районе. Как-то даже задержали чернокожего боевика из какой-то африканской страны, который приехал за деньги воевать на стороне армян.

- Где вы работали после ОМОНа?

- В 1992 году некоторое время проработал в транспортной милиции. Но понял, что это не мое, и спустя полгода перешел в Национальную гвардию на должность заместителя командира полка. Затем стал командиром полка, дослужился до заместителя командующего Нацгвардией. Мало кто знает, но и подразделения Национальной гвардии принимали участие в защите территориальной целостности страны. Так, например, мы принимали участие в боях за Губадлы, в ходе которых погиб наш командир полка Афган Гусейнов (Национальный герой Азербайджана). А при защите Агдама погибло 25 наших бойцов.

Затем я был командиром полка Министерства юстиции и в 2005 году вышел на пенсию.

- Как вы оцениваете боевой потенциал Азербайджанской Армии?

- Будучи руководителем Насиминского отделения Общественного объединения ветеранов Отечественной войны Азербайджана, я часто посещаю линию фронта, встречаюсь с военнослужащими. Не хочу сейчас подробно останавливаться на имеющемся у нашей Армии вооружении – оно у нас самое современное и мощное. Не буду говорить и о питании военнослужащих – в Азербайджанской Армии кормят лучше, чем дома. Скажу о высоком боевом духе наших военнослужащих. Общаясь с ними, я вижу, что все они горят желанием броситься в бой и освободить от врага оккупированные территории нашей страны. Я еще не видел ни одного азербайджанского солдата, который говорил бы о мире, мол, я не хочу воевать, только бы не было войны. Нет, наши офицеры и солдаты полны решимости уничтожить врага. С такой армией нашей стране ни один враг не страшен. 

Беседовал Бахрам Батыев



Тэги: