Эркин Байдаров: «Если ОТГ сможет реализовать видение 2040 года, то XXI век может стать тюркским веком»

2023/12/turtk-1703586887.jpg
Прочитано: 2736     14:29     26 ДЕКАБРЯ 2023    

«Наша цель – национально единый Туркестан»


Ситуацию в Центральной Азии, также интеграционные процессы между тюркскими странами и создание Среднего коридора через Южный Кавказ прокомментировал в своем интервью Armiya.az казахстанский эксперт, главный научный сотрудник Института востоковедения им. Р.Б. Сулейменова Комитета науки МНВО РК, доктор философии, профессор Эркин Байдаров:

– Центральная Азия де-факто является центром геополитики всего материка. Вокруг региона происходят процессы, которые говорят о беспрецедентном усилении борьбы глобальных сил за расширение своего влияния здесь. Кавказ, Каспийский бассейн и Центральная Азия сегодня являются главной артерией мира. Учитывая усиления борьбы между Востоком и Западом, правящие элиты стран, расположенных вдоль этой геополитической линии, предпринимают ряд мер, чтобы обезопасить себя и сохранить хрупкий баланс сил. Возникла и укрепляется мощная геополитическая ось - Организация Тюркских Государств. По-вашему, какое будущее у этой организации?

– Сама дефиниция «Центральная Азия» уже ставит регион в самый центр геополитики. Представляя собой одну из «географических осей истории» (Хэлфорд Маккиндер) Центральная Азия, как и прежде привлекает к себе внимание мировых и региональных держав, о чем, например, свидетельствует создание таких диалоговых площадок как С5+1. В этом отношении возникновение Организации Тюркских Государств важный политический процесс, которое стало возможным на фоне геополитической турбулентности и усиливающегося противостояния между отдельными акторами. В данной ситуации укрепление политического и других видов межгосударственного сотрудничества тюркских государств говорит о том, что для этого существуют объективные причины, обусловленные энтропией взаимосвязанных систем.

Исходя из того факта, что тюркский мир имеет рынок в 300 млн. человек, экономику в 1,5 трлн. долларов, объем торговли в более чем 500 млрд. долларов и объем инвестиций в 250 млрд. долларов, мы можем говорить о значительном экономическом потенциале ОТГ. Разнообразие сырьевых и производственных ресурсов тюркских государств и потребность каждой страны друг в друге делают это сотрудничество необходимым. Развитие и трудовые ресурсы Турции в области туризма, образования, промышленности, строительства, сферы услуг, машиностроения и оборонных технологий, нефтяные, газовые и сырьевые богатства Азербайджана, Казахстана и Туркменистана, потенциал Узбекистана в области сельского хозяйства, химической, автомобильной, легкой промышленности и туризма, туристический потенциал и водные богатства Кыргызстана дополняют друг друга. Если тюркский мир сможет реализовать видение 2040 года, о котором говорилось на саммитах, то XXI век может стать турецким веком.

В тоже время, и это следует отметить, что формирование Организации Тюркских Государств происходит в условиях современных стохастических процессов, где все происходящее в том числе, необходимо рассматривать с точки зрения теории вероятностей, поскольку «геополитическая ось ОТГ» – «продукт», который в любой момент может дать трещину из-за амбиций и претензий Анкары на роль лидера, что в центральноазиатском регионе может быть расценено как появление нового так называемого «старшего брата».
В этом отношении для центральноазиатского региона на сегодняшний день более актуальна концепция «единого Туркестана» (не суть важно, как он будет называться), организационным выражением которой может быть Туркестанская Федерация, пределы которой ограничиваются территориальными рамками пяти республик Центральной Азии, т.е. четырех тюркских (Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан, Узбекистан) + 1 фарсоязычного (Таджикистан) государств. Основным звеном данной концепции выступает укрепление внутреннего единства Центральной Азии.

В условиях геополитической турбулентности и формирования Организации Тюркских государств, слова выдающегося политического деятеля народов Туркестана Мустафы Шокая (1890-1941), высказанные им сто лет назад о том, что с геополитической точки зрения «… наш турецкий мир находится в условиях довольно таки неблагоприятных для осуществления объединения. Из всего турецкого мира «геополитика» одного только ТУРКЕСТАНА вполне соответствует его турецкости: обширному географическому и экономическому единству соответствует громадная масса турецкого населения», хорошо иллюстрирует важность данного вопроса в контексте сохранения целостности региона и сохранения странами Центральной Азии своей независимости, что также предполагает формирование центральноазиатской идентичности, единства действий в политике и идеологии. В современных условиях центральноазиатского региона это означает, в том числе – единство политического и военного руководства.

Определенную надежду в происходящие кооперационно-интеграционные процессы в регионе вселяет подписанный в 2022 году на полях IV Консультативной встречи Глав государств Центральной Азии» в Чолпон-Ате лидерами Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана – «Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве в целях развития Центральной Азии в XXI веке», к которому в дальнейшем могут присоединиться Таджикистан и Туркменистан.

Мустафа Шокай в марте 1931 года писал: «Наша цель – национально единый Туркестан. Мы представляем себе будущий Туркестан в виде единого национального государства, в котором существующие до сих пор отдельными племенными кличками части единой великой туркестанской семьи будут выделены в автономные кантоны (федерации). И задача будущего национального правительства Туркестана заключается в том, чтобы разумной государственной политикой слить племена в единую неделимую государственную нацию».
М. Шокай считал, что в Туркестане «обитает в расовом, языковом, религиозном отношении единый родственный народ, который к сожалению, не успел еще сложиться в нацию». Здесь следует отметить, что отдельные исследователи фальсифицируют взгляды Шокая по вопросу об «единой туркестанской нации». М. Шокай нигде не говорил, что казахи, кыргызы, узбеки, туркмены, каракалпаки – одна нация, один народ. Однако в процессе развития они могли бы перерасти в «государственную нацию» и в пользу этого утверждения он приводил доводы по примеру исторического развития европейских народов.

М. Шокай считал, что единение Туркестана в идеологической, военной, социально-экономической и политической областях вытекает не из желания отдельных политических деятелей, а из самой жизненной необходимости. В 1917 году отвечая противникам единения тюркских народов края он прямо заявлял, что «Для нас, туркестанских тюрков, наше единство, единство тюркской нации – это все. Это не только политическая программа ближайших лет, но и та основа, на которой мы, туркестанцы, строим все наше будущее, всю национально-государственную жизнь нашего народа. И это будет!».

В своей статье на страницах журнала «Yeni Turkestan» он доказывал, что главным условием «единого Туркестана» являются глубокое осознание туркестанской национальной идентичности и готовность претворить ее в жизнь, умение жертвовать свои личные интересы во имя общенациональных интересов. Приводя примеры из истории, он отмечал, что только единый народ с национальным духом и волей может достичь национальной свободы и способность ее сохранить, ибо внешние силы, какими бы сладостными лозунгами они не прикрывались, не принесут независимости другому народу. В тоже время М. Шокай никогда не думал о том, что единая туркестанская общность сама по себе, автоматически приведет Туркестан к желаемой цели. Главная роль в достижении этой цели принадлежит интеллигенции. Именно она может поднять уровень народа на уровень нации, народа – на уровень объекта, и нацию – на уровень субъекта.
Поэтому так важны сегодня слова Мустафы Шокая, сказанные им в 1936 году в Берлине, обращенные к туркестанской молодежи, обучавшейся в Германии, что исторические корни народов региона едины, едины и культура, традиции и обычаи, поэтому для них должен быть единым социально-политический идеал – единый и неделимый Туркестан с общими материальными и духовными ценностями.

– С самого начала процесса создания единства Тюркских стран некоторые мировые центры пытались представить эту геополитическую инициативу как "угрозу" интересам России, Китая, даже Запада. Но время показало, что Тюркский союз укрепляется и не вызывает опасения не у Москвы, и не у Пекина. Скажите пожалуйста, кому конкретно невыгодно создание новой геополитической оси (ОТГ), которая по сути поможет всем странам региона устранять все угрозы и вызовы, и создавать мощную архитектуру региональной безопасности?

– На мой взгляд «создание новой геополитической оси (ОТГ)» прежде всего невыгодно Москве, поскольку может «означать» для нее усиление пантюркизма и «возможность» усиления данной идеологии на тюркские республики РФ. То, что Кремль заинтересован в сотрудничестве с Анкарой и тюркскими государствами Центральной Азии вовсе не означает, что руководство этой страны не обращает внимания на эти процессы. Эта «дружба» постольку, поскольку… Заявления ряда российских политиков о том, что территории новых независимых государств Центральной Азии лишь всего-навсего «губернии России», которые рано или поздно вновь вернуться в объятия «золотого двуглавого орла», только добавляют уверенности в этом.

Естественно, что в условиях войны в Украине, развязанной президентом России, где многие наши тюркские собратья были брошены на «убой» ради исполнения «долга» и «патриотизма», в странах ОТГ, где четыре из шести стран-участниц/наблюдателей входят в организацию, отношение к Москве сегодня неоднозначное. Есть и определенные страхи, что следующими окажемся и мы… С другой стороны, быть в положении «Моськи» из басни Ивана Крылова, мы также не можем. Ну а вот, если из «моськи» мы вырастем скажем до «алабая» (что возможно, только при политическом союзе), то тогда сможем при помощи Анкары создать систему региональной безопасности и смотреть в будущее смелее…

– Казахстан, как одно из ключевых государств Евразии находится под прицелом тех сил, которые заинтересованы в дестабилизации всего региона. Попытки поссорить Астану с Москвой, в отдельные времена с Пекином, тоже не увенчались успехом. Страны Евразии укрепляют свое сотрудничество в рамках ШОС, СНГ и Союза Тюркских Государств. К инициативе присоединяются все больше внеблоковых стран в лице Пакистана, Индии и др. Как вы думаете, как главный источник конфликтов и нестабильности, какой путь выберут Афганистан с его радикальной властью? Ведь ни для кого не секрет, что различные группировки в этой стране ждут момента или приказа, чтобы проникнуть в Центральную Азию...

– Да, Вы правы! От того, какой путь выберет Афганистан с его радикальной властью, зависит в том числе и стабильность Казахстана и других стран Центральной Азии в целом. Однако с тем тезисом, что «различные группировки в этой стране ждут момента или приказа, чтобы проникнуть в Центральную Азию», я в корне не согласен, поскольку это блеф, не верифицируемый всем прошлым ходом развития истории в данном регионе. Если вспомнить слова талибовского гимна Афганистана – Dā də bātorāno kor» / «Это дом храбрых» / « دا د باتورانو کور »), где есть такие строки: «Мы всегда будем защищать твою свободу, пока будет длиться наша жизнь! Мы будем помнить твою историю, пока будет длиться наша жизнь! Орлы будут населять тебя, это дом орлов! Это дом храбрых, это дом храбрых!», мы можем сделать вывод, что для Афганистана нет дела до стран Центральной Азии, главное независимость своей страны.

Тем более, что Узбекистан и Туркменистан, установили с Исламским Эмиратом Афганистан независимые отношения, а Казахстан и Кыргызстан готовы строить свои отношения с Кабулом по своим экономическим соображениям. В этом отношении только позиция Таджикистана не изменилась. Главным условием отношений он считал и считает создание инклюзивного правительства, и где будет гарантировано соблюдение прав этнических таджиков, третьей по численности этнической группы страны. Эту политика Душанбе и ее лидера Эмомали Рахмона заслуживает уважения и с ней следует считаться.

Незадолго до Вашего интервью я встречался в Алматы со своим молодым таджикским коллегой и другом Шерали Ризоёном, одним из авторов недавно вышедшей книги «Афганистан до и после возвращения талибов». И я согласен с его тезисом, что государственные деятели этой страны считают Афганистан обществом, где «все может измениться в любой момент, поскольку страна и процессы, происходящие в ней непредсказуемы». «Талибан» уже создал проблему для стран Центральной Азии, которая имеет экологические и демографические последствия и в долгосрочной перспективе может иметь серьезное влияние на экономику стран региона. Речь идет о строительстве канала «Куштеппа», которая после его окончательного запуска будет забирать порядка 30% воды из Амударьи. Для трех страна региона непосредственно расположенных на Амударье решение данного вопроса имеет важное значение. Естественно, что только время покажет, как и куда приведут талибы Афганистан.

– Продолжением геополитической линии Восток-Запад является Кавказ. После решения карабахского конфликта появилась возможность восстановить исторический Шелковый путь, которого прервала советская империя в 1920 году незаконно передав в состав искусственной "Армянской ССР" азербайджанскую провинцию Зангезур. Главная цель - лишить Азербайджан логистических возможностей и разорвать сухопутную связь между Турцией и остальными странами Тюркского Мира. В 2020 гожу в акте капитуляции Армения обязалась не препятствовать созданию Зангезурского коридора, но сегодня в Ереване забыли об этом и наотрез отказываются от этой идеи. По-вашему, конкретно какие силы не дают Армении запустить этот коридор? Кто из внешних игроков не хочет восстановления второй ветки Великого Шелкового Пути?

– Пользуясь случаем, хотел бы поздравить азербайджанский народ с возвращением карабахских земель, что стало возможным благодаря воле политического руководства страны и лично президента Ильхама Алиева, а также братской поддержке тюркских государств. Карабахская виктория, безусловно позволит Азербайджану продолжить работу по продвижению своих логистических возможностей по всем четырём направлением (Запад – Восток, Север – Юг), а также восстановить исторический Шелковый путь, который был прерван еще задолго до возникновения советской империи в 1920 году.

Зангезурский коридор между основной частью Азербайджана и Нахичеванью через южную часть Армении, в случае его открытия, могло бы иметь большее экономическое значение для связанных с ней государств. Здесь я поддерживаю точку зрения своих азербайджанских коллег, считающих, что открытие Зангезурского коридора «окажет влияние на экономику тюркоязычных стран и создаст условия для повышения значения транспортных коридоров Восток – Запад и Север – Юг». В случае успеха, коридор, объединит регион, обладающий достаточно большим экономическим потенциалом и природными ресурсами», а также «повысит стратегическое значение Азербайджана, а также укрепит региональное сотрудничество и стабильность в целом.

Однако нежелание Еревана по созданию Зангезурского коридора (о чем было заявлено еще в документах трехстороннего соглашения, подписанных Азербайджаном, Россией и Арменией 10 ноября 2020 года и 11 января 2021 года) через территорию Армении потерял привлекательность и для Баку, так как этот маршрут может быть проложен через Иран, о чем заявил в конце октября текущего года помощник президента Азербайджана Хикмет Гаджиев. Так, Азербайджан и Иран уже 6 октября 2023 года подписали протокол о намерениях по строительству новой железнодорожной линии и железнодорожных мостов между Восточным Зангезурским экономическим районом и Нахичеванской автономной республикой Азербайджана, проходящей через территорию Ирана. Ввод в эксплуатацию данного маршрута послужит взаимовыгодному сотрудничеству между Азербайджаном и Ираном, а также создаст новую соединительную артерию для увеличения грузоперевозок.

Открытие Зангезурского коридора, позволяющая установить бесперебойную наземную связь между тюркским миром и ускорению сотрудничества между тюркскими государствами, беспокоит в первую очередь противников интеграции тюркского мира. Прежде всего США, ЕС и России. Для американцев и европейцев особую озабоченность представляет то, что если Зангезурский коридор будет открыт, то Турция будет соединена по суше с основной территорией Азербайджана, а беспрепятственный сухопутный проход из Нахичевани в собственно Азербайджан откроет Турции ворота к Каспийскому морю и в Центральную Азию. Это, в свою очередь, откроет для Анкары, новые экономические возможности на Южном Кавказе и в Центральной Азии, а также возможность укрепить связи с тюркскими народами, населяющими эти регионы. Для России это те акценты, которые я высказал выше.

На мой взгляд в этом вопросе официальный Пекин более прагматичен, поскольку создание Зангезурского коридора только лишь продвигает инициативу «Одного пояса и пути» в западном направлении и как он будет идти, через Армению или Иран, Поднебесной в принципе не важно, главное, чтобы маршрут функционировал. Тем более, что на недавнем саммите лидеров G20 в Нью-Дели проект экономического коридора Индия - Ближний Восток - Европа, исключает тюркский мир, Турцию и Китай. В данных обстоятельствах сотрудничество тюркского мира и Китая в контексте исторического возрождения Шелкового пути только возрастает.

Открытие Зангезурского коридора позволит проложить свой «закавказский путь» по суше и Среднему коридору (Транскаспийский международный транспортный маршрут), соединяющий Казахстан и Азербайджан через Каспийское море, что значительно сократит расстояние межд ними. Если в настоящее время эта связь осуществляется через Грузию, то открытие коридора обеспечит прямое сухопутное сообщение между Нахчываном и Баку, что предоставит важную возможность для международной торговли и мировой экономики, учитывая недавний рост логистических и транспортных издержек.

Самое важное влияние Зангезурского коридора на связь между тюркскими республиками Центральной Азии, Азербайджаном и Турцией будет экономическим. Если посмотреть на решения, принятые на последних саммитах ОТГ, то становится ясно, что наиболее важные пункты связаны с укреплением экономических связей между странами-участницами. В частности, создание Тюркского инвестиционного фонда приобретает с учетом связи с Зангезуром еще больший смысл. Исходя из решений, принятых странами-участницами на саммитах ОТГ, как например, статьи о расширении экономического сотрудничества и увеличении объемов торговли, о создании Среднего коридора «Восток-Запад» и др., Казахстан недавно превратил древний город Туркестан, в один из важных перекрестков этого коридора и объявил о создании экономической свободной зоны «Туран» («ТУРАНСЕЗ»). Все это вместе взятое, также беспокоит тех из внешних игроков, кто, как Вы отметили «не хочет восстановления Великого Шелкового Пути».

Беседовал: Кавказ Омаров



Следите за актуальными военными новостями в нашем Telegram-канале https://t.me/armiyaaz
Следите за актуальными военными новостями в нашем Facebook

Тэги: